// // Из 700 миллиардов рублей, потраченных на медоборудование, 600 миллиардов ушли впустую?

Из 700 миллиардов рублей, потраченных на медоборудование, 600 миллиардов ушли впустую?

643

Деньги на ветер

2
В разделе

Кто бы мог подумать, что самой социально активной частью российского общества станут врачи – в этом году медики провели несколько десятков крупных протестных акций в столице и регионах! Протестная активность людей в белых халатах вызвана не столько небольшими зарплатами и непростыми условиями труда, сколько проводимой Минздравом реформой здравоохранения в целом. «Наша Версия» продолжает разбираться с этой реформой. Чем на самом деле недовольны медработники и как уменьшить накал страстей, поведал корреспонденту «Нашей Версии» Георгию Филину бывший глава Фонда обязательного медицинского страхования Владимир Гришин.

–Какие проблемы, на ваш взгляд, существуют в российской медицине сегодня? Как эти проблемы решить? Как правильно расставить приоритеты – что важнее, к примеру, повысить зарплаты врачам или увеличить объёмы финансирования медучреждений?

– Давайте по пунктам: на сегодняшний день основная проблема – неэффективность использования закупленного медицинского оборудования. Вторая проблема – сервис. Допустим, вы купили самый дорогой автомобиль. Но покупка машины – это только начало затрат, ещё немалую сумму придётся потратить на техобслуживание. Точно так же и в медицине. Купили на 700 млрд оборудования – отдайте в год порядка 50 млрд на сервис. А сколько тратят на него наши медучреждения? Да почти ничего не тратят. И не только медучреждения, все экономят. Подарили МГУ линейный ускоритель с программным обеспечением стоимостью более 130 млн рублей – им нужно было потратить на установку этого оборудования 50 млн, чтобы оно эффективно обучало. Денег не нашлось.

Третья проблема – проблема кадров. Нужно подготовить персонал для работы на закупленном оборудовании. Но то ли нет денег, то ли желания. Есть оборудование, а знающих людей, как и прежде, не хватает, и по этой причине новые методики сегодня, по оценкам разных экспертов, на новом оборудовании реализуются лишь на 10–20%. Вот и выходит: 700 млрд потратили на оборудование, но примерно 600 из них – как бы впустую.

И ещё одна проблема, которая, на мой взгляд, имеет решающее значение, – это объединение медицинского и социального страхования. Эту идею наконец-то озвучило Министерство финансов. Я её продвигал много лет. Такой подход позволит объединить два фонда, сократить административные издержки и построить классическую систему медико-социального страхования, так, как она сделана за рубежом. Это предлагалось сделать в середине 90-х годов, но только сейчас наш Минфин опомнился. Но уже поздно, «лишних» денег-то нет.

– Так, может быть, нужен какой-то особый контроль проводящихся закупок – всё-таки 600 млрд рублей – это очень большие деньги.

– Добиться прозрачности поставок оборудования в клиники нашей страны чрезвычайно легко – нужно начать сравнивать ценники за рубежом и в России. Можно и дальше пойти, например добиваться локализации производства, что позволит снизить стоимость этих аппаратов и насытить рынок. И обеспечить финансово-организационный контроль. Никаких лишних затрат не будет, если сперва оценивать эффективность оборудования и возможность его применения, а уже потом платить деньги. Пока же у нас по-другому: закупается оборудование и… всё! Кое-где оно вообще не устанавливается. В общем, нужен жёсткий мониторинг. А далее – модернизация того оборудования, что уже имеется. Оборудование, которое мы закупали последние семь-восемь лет, морально и физически устаревает. А его усовершенствование и обновление стоит в два-три раза дешевле, чем закупка нового.

– Недавно агентство Bloomberg составило рейтинг эффективности систем здравоохранения в более-менее развитых государствах мира. Россия заняла в нём последнее место – 51-е – вслед за Азербайджаном. Как вы считаете, этот рейтинг предвзятый или у нас действительно всё так плохо?

По теме

– На мой взгляд, предвзятый. На самом деле мы находимся на более высоком месте на данный момент. Наши объёмы финансирования сегодня достаточны, наблюдается стабильное снижение показателей по многим заболеваниям. В российской медицине дела не так уж плохи. Другое дело, что недостаточна эффективность работы. Не хватает новых методик, было бы неплохо повысить квалификацию медиков.

– В наступающем году лечебные учреждения должны будут полностью перейти на финансирование по системе обязательного медицинского страхования – из федерального бюджета, следует понимать, деньги на медицину поступать больше не будут. Ожидается, что число лечебных учреждений сократится в лучшем случае наполовину. Как вы считаете, оправдан ли столь пессимистичный прогноз? Действительно ли российская медицина полностью лишится поддержки из федерального бюджета?

– Поводов для пессимизма не вижу: медицина, что бы там ни говорили, не лишится средств из государственного бюджета, пока выполняются федеральные программы. Таких несколько: это и программа модернизации, и программа борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и программа онкологической помощи – никто и не думает их сворачивать.

Число лечебных учреждений, я уверен, существенно не сократится. Количество медучреждений уже минимизировано, и сейчас оно оптимально. Оно соответствует уровням и этапам оказания медпомощи. Дальнейшая же «оптимизация», если её всё-таки допустят, неминуемо приведёт к скандалу, – это было понятно по недавнему сокращению участковых больниц. В столице непростая ситуация возникла потому, что слишком долго откладывали сокращение. А вот, например, в Самарской области в течение 15–20 лет пересматривали структуру коечного фонда, эффективность его загрузки, эффективность работы персонала. И теперь там, где этого не делали, реорганизация проходит болезненно. А вот взять, к примеру, медицинскую сеть Российских железных дорог. За последние 15 лет количество коек сократилось в 3 раза – с 50 тыс. до менее чем 20 тысяч. Безо всякого скандала специалисты подошли к оптимизации коечного фонда, к реструктуризации учреждений и к загрузке персонала. И – полный порядок! В условиях применения новейших технологий сокращение коек – естественный процесс, так что не стоит драматизировать.

– «Майские указы» президента России устанавливают, что к 2018 году зарплата врачей составит 200% от среднего заработка по региону. Как вы считаете, сможет ли страховая медицина обеспечить такие высокие зарплаты? И не получится ли так, что зарплаты врачей вырастут, а финансирование клиник – наоборот?

– «Майские указы» президента выполнить можно. Я работал аудитором контрольно-счётной палаты в одной из областей и контролировал весь процесс формирования и исполнения бюджета. Бюджет в областях в первом квартале выполняется плохо, во втором квартале – на 40%, в третьем – на 50–55%. Остатки средств есть, нужно грамотно их перераспределить и посмотреть, кто за что получает: медики, педагоги и т.д. В каждом отдельном регионе нужно всё это посмотреть абсолютно индивидуально – нагрузку, количество вакансий. В «майских указах» идёт речь о величине размера первичного оклада, об исполнении бюджета на местах и о наличии средств в местных бюджетах – только и всего.

– Как вы оцениваете проводящуюся сейчас медицинскую реформу? Не приведёт ли она к окончательному развалу отечественной медицины?

– Верю, что до окончательного развала нам всё-таки далеко. А происходящее я не расцениваю как реформу. Собственно, реальная реформа началась давно, в 90-х годах, когда мы перешли на систему обязательного медицинского страхования. А сейчас идёт не реформа, идёт оптимизация сети поликлиник и больниц, а также кадрового состава. Это болезненно, но не смертельно.

Опубликовано:
Отредактировано: 17.12.2014 09:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх