// // Индустриальщики из Einsturzende Nuebauten выступили в столичном клубе Yotaspace

Индустриальщики из Einsturzende Nuebauten выступили в столичном клубе Yotaspace

1433

Визуальный шум

3
В разделе

Двухчасовой индустриально-нойзовый «ноктюрн», сыгранный на «флейтах водосточных труб», (как писал Владимир Маяковский), вновь произвел неизгладимое впечатление на собравшихся в этот аномально теплый осенний вечер в клуб. Что, впрочем, было вполне предсказуемо, так как со времени последнего концерта «Саморазрушающихся Новостроек» утекло достаточно времени, чтобы народ соскучился по их амбициозным перфомансам.

Иначе действо 2015 года, посвященное трагическим событиям Первой Мировой Войны, с пластинкой под говорящим названием «Lament» («Плач»), и не назовешь.

Далее вы поймете, почему, но тут уместно сделать небольшое отступление и оригинально заметить, что немецкая рок-сцена уникальна!

На ней не так много известных широкой публике имен, как в Штатах или Англии, но они есть. Перечислять их не буду. Einsturzende Nuebauten расположились в этой колоритной тусе особнячком, выделяясь всего одной вещью, которой люди могут полностью управлять, - своим собственным отношением к жизни. В этом отношении к жизни у лидера коллектива Бликсы Баргельда и его музыкантов с момента образования группы в 1980 году были разные периоды. За 35 лет музицирования здесь нашлось место много чему.

Бликса Баргельд
Бликса Баргельд

Например, протесту (с 1980 – по 1985 гг.), с таким яростными дисками, как «Strategien Gegen Architekturen» (1984) и «Helber Mensen» (1985) или уклону в более традиционные музыкальные форматы (1985-1993 гг.) с элементами специфического мелодизма, (тут хороши диски «Haus der Luge» 1989 и «Tabula Rasa» 1992 годов).

Как правило, музыканты использовали весьма необычные ударные в виде стальных бочек, кусков рельсов, канистр, размещенных в резервуарах решеток для гриля, сваренных вместе металлоконструкций и прочую «жесть». На сцене находилось место компрессорам, дрелям, перфораторам, шиферу, на который сыпали гравий, колоколам, молоткам, скрежещущим пластинкам и так далее. Саунд группы, получавшийся в итоге, иначе как уникальным, не назовешь! Помимо основной работы в Einsturzende Nuebauten Бликса умудрялся выкраивать время для коллаборации с другими музыкантами. К примеру, с не менее уникальным по одаренности австралийцем Ником Кейвом, последовательно засветившись в его группах Birthday Party и Bad Seeds в середине 1980-х и 1990-х. Состав «Новостроек» со временем также постоянно менялся.

Характеризуя музыку Einsturzende Nuebauten, отмечу, что их индастриал, (его иногда называют «перкуссионным»), имеет нечто общее с работами признанных корифеев электронной музыки, вроде Kraftwerk, Front 242, Сurrent 93, Nine Inch Nails или Ministry, лишь отчасти. Они берут всего понемногу, что вкупе с жуткими фирменными «верещаниями» и нашептыванием текстов некоторых песен как мантр Баргельдом, дает ошеломляющий по воздействию на слушателя эффект.

Бликса Баргельд
Бликса Баргельд

Если еще покопаться в истоках музыки Einsturzende Nuebauten, то тут обнаружится психоделия краут-рока Can и Faust, (во вполне привлекательных сюитах времен альбома «Malediction») или лоу-файная тишь да гладь «Silence is sexy», а то и вполне театральные экзерсисы более свежих по времени выхода «Perpetuum Mobile» (2003) или «Grundstuck» (2005).

По теме

Московский сентябрьский концерт подтвердил эти наблюдения. Бликса и его музыканты снова продемонстрировали феноменальную сыгранность, умение вплавлять в индустриальное фирменное «броуновское» движение «Саморазрушающихся Новостроек» различные стили и направления, делая кажущийся шум осмысленным и визуальным. Недаром Баргельд, одетый в фирменную тройку, (в жилете, только без бабочки и босиком), смотрелся очень импозантно. Он начал шоу с демонстрации табличек, на которых были написаны различные фразы, имеющие отношение к трагическим событиям начала первого десятилетия двадцатого века. Показ проходил под имитацию звука работающих военных заводов накануне войны в композиции «Kriegsmaschinerie». Уже тогда в поведении и манере исполнения песен Бликсой появилось нечто театральное. Потом настал черед Александра Хаке (бас) и Йохена Арбайта, ответственных за гитары и бэк-вокал, а также скрипачей и шумовых перкуссионистов Руди Мозера и Н.У.Унру, которые показали, что способны на многое в последующих тревожных «Hymnen» и «Willy – Nicky Telegrams». Где были освещены вопросы странного сходства некоторых империй накануне Первой Мировой бойни и переданы постмодернистские приветы дадаистам в лице In De Loopgraf и Hinterland. И, как говорится, пошло-поехало…

Вынули и разложили на блюдечке почти весь альбом «Lament», поэтапно сыграв трилогию плача по жертвам войны, знаменитую песню Питера Сигера (про бойцов Гарлема) по мотивам казачьей песни из фильма «Тихий Дон» и реквием по потерянным поколениям «How did I die?».

Ближе к концу шоу индастриал уступил место настоящему дадаистскому театру с абсурдной вещицей под названием «Let’s do it a Da Da» с альбома 2008 года «Alles wieder offen». Резюмируя, скажу, что музыканты выступили почти на пределе сил, «без дураков». Спутав карты тем зрителям, которые пришли на рок-концерт, а попали на зловещий и печальный антимилитаристский перфоманс, жестко подсвечиваемый яркими красными, синими и желтыми цветами. С концептуальными гимнами дадаизму, как одной из авангардных форм показа несогласия с творившимся в начале ХХ века милитаристским угаром. Вновь подтвердив обретенный в непростой борьбе за искусство свой воистину культовый статус!

Опубликовано:
Отредактировано: 27.11.2015 13:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх