// // Главный акционер «Юлмарта»Дмитрий Костыгин взял курс на разорение?

Главный акционер «Юлмарта»Дмитрий Костыгин взял курс на разорение?

18809

Распилмарт: госденьги по карманам

2
В разделе

Недавно руководство крупнейшего российского онлайн-ретейлера «Юлмарт» заявило о том, что с 1 сентября этого года планирует принимать к оплате биткоины. По словам председателя правления компании Дмитрия Костыгина, он тщательно мониторит регулятивную среду вокруг использования криптовалюты.

Впрочем, инновационным планам главы «Юлмарта» едва ли суждено сбыться: ведь компания сегодня находится на грани разорения. И что особенно примечательно, до этого состояния, по-видимому, её довёл сам же Дмитрий Костыгин.

Стоит отметить, что до последнего времени «Юлмарт» был бурно развивающейся компанией. Более того, в СМИ даже проходила информация о том, что не позднее 2018 года ретейлер готовится выйти на IPO. При этом важно иметь в виду, что столь кипучее развитие и превращение «Юлмарта» фактически в гиганта онлайновой торговли происходило исключительно за счёт постоянного кредитования на стороне. Принцип «работать на чужих деньгах», в общем-то, давно известен и на самом деле не так-то плох. При соблюдении одного, но важного условия: собственная прибыль должна перекрывать процентные ставки, иначе бизнес быстро покатится в тартарары. Конечно, можно и дальше продолжать перекредитовываться в других банках, закладывать имущество, реструктурировать долги, но подобная стратегия более подходит скорее для небольших компаний с гибкой структурой и небольшим количеством долговых обязательств.

«Юлмарт» к таковым сегодня отнести никак нельзя даже с очень большой натяжкой. Вот и получается, что печальным итогом развития «Юлмарта» на сегодня стало то, что компания, годовой оборот которой составляет почти 1 млрд долларов, задолжала банкам-кредиторам уже более 4 млрд рублей.

Крупнейший кредитор «Юлмарта» – Сбербанк, который в марте этого года открыл ретейлеру возобновляемую кредитную линию до сентября. Однако очень скоро выяснилось, что «Юлмарт» не в состоянии обслуживать долговую нагрузку, в результате Сбербанк через суд потребовал вернуть кредит досрочно. На сегодняшний день ретейлер должен Сберу более 2,4 млрд рублей.

Только вот фактический владелец торговой компании – Дмитрий Костыгин – урегулировать дело с задолженностью как-то не торопится. В качестве ответного шага Костыгин сначала подал встречный иск к Сбербанку, затем стал угрожать 10-тысячной демонстрацией своих сотрудников перед офисом банка. Впрочем, странным такое поведение выглядит только на первый взгляд. На самом деле ситуацию с «Юлмартом» Костыгин скорее всего давно спланировал, только вот безупречная на первый взгляд стратегия начала давать сбои.

Мнимый банкрот

История, которая выглядит как фиктивное банкротство «Юлмарта», началась ещё в марте прошлого года. В распоряжении редакции имеется корпоративная переписка руководства компании. В этой переписке обсуждается план, который можно назвать «банкротством».

Из переписки, которую вёл, вероятно, именно Костыгин со своими партнёрами:

«Эскизный план такой. В пятницу 18 марта подаём исковое в России от меня (т.е. от Костыгина. – Ред.) к НАО «Юлмарт» о возврате займа. И развиваем эту тему. В понедельник-вторник 21–22 марта перевыбираем совет директоров на Мальте, после этого, возможно, довыбираем совет директоров в России. В пятницу, 25, совет директоров на Мальте может принять решение о неплатёжеспособности …В принципе, если на Мальте все долги конвертировать и донести от нас денег, то это прямое и крепкое решение. Минус только, что если они будут оспаривать, то это годами может длиться». Справедливости ради заметим, что предположение о том, что переписку вёл именно Костыгин, родилось у нас исходя из тональности имеющейся переписки.

По теме

Получается, Костыгин планирует запустить одновременную процедуру банкротства «Юлмарта» и в России, и на Мальте? Как говорится, чтобы уж наверняка? Стоит отметить, что мероприятия по банкротству и процесс получения кредита от Сбербанка шли одновременно. Естественно, банк даже не подозревал, что открывает кредитную линию в несколько миллиардов рублей такой компании.

Буквально на следующий день план, у которого есть признаки фиктивного банкротства, обретает более конкретные очертания.

Ещё в начале марта 2016 года Костыгин привлекает сразу две юридические фирмы для организации своего плана: Pen & Paper и Фукау.

Из письма адвоката Pen & Paper Дмитрию Костыгину:

«Дмитрий, добрый день. Иск о взыскании займа готов. Ждём от Вас только ФИО и контактные данные лица, которое будет выступать истцом».

Из этого письма, как мне кажется, явно следует тот факт, что нанятые Костыгиным юристы изначально были осведомлены о том, что предстоящие действия с компанией будут фиктивными.

Для того чтобы дело выгорело наверняка, Костыгин решает привлечь к процедуре своего знакомого – некоего Олега Морозова. Именно ему и предстоит выступить истцом, о котором упоминает адвокат из Pen & Paper.

Поясним: ещё в феврале 2015 года сам Костыгин кредитует «Юлмарт» на 250 млн рублей. Срок кредита – один год. В 2016 году Костыгин решает продать долговые обязательства «Юлмарта» своему другу Морозову, чтобы тот обратился в суд сначала с требованием погасить кредит, а затем – и с иском о банкротстве всего «Юлмарта».

Из переписки:

«Давайте Морозова Олега задействуем для переуступки займа.

И завтра к исковому ещё небольшое письмо типа, что в сложившейся ситуации из-за действий Васинкевича и Никитина (по-видимому, это другие акционеры «Юлмарта», во всяком случае фамилии совпадают. – Ред.), когда в течение нескольких недель наступит событие перекредитования/продления с тем или иным банком и компания не сможет это осуществить, что вызовет резкое увеличение просрочек поставщикам и остановку поставок товара.

Нет смысла сидеть сложа руки и ждать. Фактически вынужден переуступить долг, и Морозов начинает взыскание. Это даёт шанс, что процедура неплатёжеспособности будет профессиональной и позволит всем кредиторам и владельцам получить максимально возможный возврат средств».

Получается, Костыгин планирует запустить одновременную процедуру банкротства «Юлмарта» и в России, и на Мальте? Как говорится, чтобы уж наверняка?

Ситуация с этим кредитом Костыгина «Юлмарту» выглядит тем более комично, если учитывать, что Дмит­рию Костыгину принадлежит 31,6% акций компании. Ещё 29,9% находятся у Августа Мейера и 38,5% – у Михаила Васинкевича. В прошлом году акционеры разругались в пух и прах, не сумев договориться по вопросу дальнейшего развития компании. В результате корпоративной войны де-факто управление «Юлмартом» подмял под себя Дмитрий Костыгин.

В суде Смольнинского района Санкт-Петербурга, куда Олег Морозов обратился с иском во исполнение договорённостей с Костыгиным, быстро разобрались, что к чему. Сделка по продаже долга была признана незаконной. Что до банкротства, на котором настаивал Морозов, то суд прямо указал: «Морозов О.В. воспользовался правом требования возврата задолженности НАО «Юлмарт», появившимся у него в результате заключения договора цессии, единственно с тем, чтобы обратиться в суд с заявлением о введении в отношении НАО «Юлмарт» процедуры банкротства».

Ну, и ещё один штрих к портрету, как говорится. Из материалов дела стало известно, что годовой доход г-на Морозова составляет всего 42 тыс. рублей. Так что сумма в 250 млн рублей для него просто космическая.

Профессиональные «могильщики»

По теме

Интересно заметить, что в фактическом сговоре с Костыгиным, похоже, оказывается и весь менеджмент «Юлмарта»: сотрудники, по-видимому, прилагают все усилия к тому, чтобы помочь нанятым юристам утопить компанию.

Юристы получают неограниченный доступ ко всей внутренней документации ретейлера.

Из переписки Костыгина с менеджерами: «Сергей, Галина, Дмитрий! Со своей стороны подтверждаю необходимость предоставления доступа ко всем документам группы компаний «Юлмарт» (в т.ч. в комнату данных) для коллег из Pen & и Фукау». Какая идиллия!

Парадоксально, но факт, что именно в марте 2016 года, аккурат в то же время, когда Костыгин вовсю планирует то, что можно назвать банкротством «Юлмарта», он обращается за кредитом в Сбербанк.

Хронология дела выглядит весьма удивительно: 14 марта 2016 года Костыгин уходит с поста председателя совета директоров компании, 15 марта передаёт право требования долга в 250 млн рублей Олегу Морозову, 16 марта Морозов начинает требовать долг, а потом подаёт иск о банкротстве.

Интересно, что чуть позже в Арбитражный суд Санкт-Петербурга поступает ещё несколько исков о признании «Юлмарта» банкротом. Заявления поступают от ООО «Консультационная группа «Санация» и ООО «Балтийская электронная площадка». Они требуют погасить долги в 50 и 100 млн рублей соответственно.

Интересно, что фактическим владельцем этих компаний, по-видимому, является Алексей Васильев – давний партнёр и приятель Дмитрия Костыгина. Совместный «бизнес» друзья провернули ещё в компании «Дикая орхидея», с которой они также поступили нехорошо. По сути, Костыгин и Васильев профессионально «топили» вполне себе живые компании.

Кстати, свои услуги по тому, что многими называется намеренным банкротством, Васильев, похоже, оценил весьма недёшево: 153 тыс. долларов за «Юлмарт» и 100 тыс. долларов за «Дикую орхидею».

Из письма, по-видимому, написанного Алексеем Василье­вым Костыгину:

«Дмитрий, добрый вечер. Улетаю в отпуск до 15.09.16. В приложении итоговый счёт по Ю. и по ДО.

По Ю – 153 тыс. дол. (10 млн руб.)

По ДО – 100 тыс. дол. (итоговый счёт)

С уважением, Алексей Васильев».

Неплохой, должно быть, у Васильева в прошлом году вышел летний отдых.

Действия ловкачей не остались незамеченными

Открытым остаётся вопрос о том, зачем Костыгину понадобилась кредитная линия от Сбербанка, за получение которой он так боролся, уже начав реализовывать схемы по банкротству.

Ответ напрашивается сам собой: скорее всего Дмит­рий Костыгин изначально не собирался отдавать долг Сбербанку, будучи ещё до получения кредита твёрдо уверенным в том, что банкротство «Юлмарта» неотвратимо. «Это уже не имеет большого значения, поскольку компания стремительно катится к процедуре неплатёжеспособности», – писал Костыгин в одном из своих писем от 9 марта 2016 года. То есть ещё до того, как схемы с передачей долга Морозову претворились в жизнь.

Попытка Морозова обанкротить «Юлмарт» за какие-то 250 млн вызвала серьёзные подозрения у руководства Сбербанка, который рассчитывал получить с ретейлера 2,4 млрд рублей, буквально только-только выданных в кредит.

На этом фоне весьма картинно выглядят заявления Дмитрия Костыгина о том, что Сбербанк пытается обанкротить его компанию. В этой связи нелишне будет ещё раз напомнить о том, что государственный банк начал защищать свои интересы в суде уже после того, как друг Костыгина Морозов подал заявление о банкротстве «Юлмарта»

Поэтому, как только Морозов обратился в Арбитраж, туда же иск об оспаривании договора цессии подал и Сбербанк. В результате суд принял к рассмотрению иск Сбербанка, и по итогам рассмотрения дела права требования на 250 млн рублей к «Юлмарту» перешли от Костыгина к Морозову. Одновременно с этим суд ввёл обеспечительные меры, запретив Морозову осуществлять права кредитора «Юлмарта».

По теме

Вместе с тем Сбербанк, обеспокоенный положением дел у ретейлера, решает досрочно истребовать выданные компании в кредит деньги.

Возможно, что деньги, полученные ретейлером от государственного финансового учреждения, смогли бы продлить агонию компании. Но тут закономерно возникает вопрос: а зачем? Почему государство должно отвечать за ошибки (или, может, даже намеренные подлоги?) руководства ретейлера. Есть все основания полагать, что для получения кредита в Сбербанке Дмитрий Костыгин мог представить сфальсифицированные данные о финансовом состоянии своей компании. Ведь, знай банкиры заранее о том, какие дела творятся внутри «Юлмарта», не видать Костыгину кредитных миллиардов. Сбербанк никогда бы не предоставил кредитную линию несостоятельному заёмщику.

Гений пустозвонного пиара

В этом деле, конечно, стоит отдать должное актёрскому мастерству Дмитрия Костыгина. Он умеет красиво блефовать, громко пиариться и, что называется, пускать пыль в глаза.

К примеру, «Юлмарт» выступал спонсором Петербургского международного экономического форума и конференции в Давосе. Оба мероприятия – удовольствие не из дешёвых. Спрашивается, к чему это всё, если компания стоит на пороге банкротства?

Ещё не так давно Костыгин анонсировал скорый выход «Юлмарта» на IPO. Не секрет, что подобное могут позволить себе только финансово устойчивые компании с положительным балансом и значительными резервами. Однако уже весной прошлого года ничем таким в «Юлмарте» и не пахло.

Кстати, вероятно являющиеся подставными иски о банкротстве встревожили и других кредиторов ретейлера. Уже в апреле этого года с заявлением о банкротстве «Юлмарта» также обратился банк «Уралсиб».

На этом фоне весьма картинно выглядят заявления Дмит­рия Костыгина о том, что Сбербанк пытается обанкротить его компанию. В этой связи нелишне будет ещё раз напомнить о том, что государственный банк начал защищать свои интересы в суде уже после того, как друг Костыгина Морозов подал заявление о банкротстве «Юлмарта». Отметим и ещё одну немаловажную деталь: преднамеренное банкротство компании является в России уголовно наказуемым деянием (ст. 196 УК РФ).

Между прочим, первые уголовные дела в отношении работников «Юлмарта» уже есть. На сегодняшний день странные манёвры с кредитными средствами, смена руководства и передача долгов третьим лицам привели к возбуждению уголовных дел против основателя «Юлмарта» Алексея Никитина и теперь уже бывшего гендиректора компании Сергея Федоринова. Последний, кстати, в своё время весьма недвусмысленно пояснил свою позицию Костыгину относительно того, что творится в «Юлмарте».

Из письма гендиректора «Юлмарта» Сергея Федоринова Дмитрию Костыгину:

«Я хорошенько подумал, и моё решение – уходить из компании. Это не эмоция, не кривляние и не демонстрация какой-то позы. Это абсолютно осознанное и продуманное решение. Поясню. Мне понятно, что, несмотря на затруднительную финансовую ситуацию, положение в компании точно не критическое, но изменения решительно необходимы… На сегодня фактически ты уже начал активно проводить изменения и реорганизацию (особенно распоряжениями по оргструктуре), таким образом ты обозначил, что по факту теперь ты главный не только как акционер и владелец, но и главный с точки зрения оперативного управления. И это самое большое изменение и для компании, и для меня, игнорировать которое и делать вид, что всё как было, – это просто глупо и будет ухудшать ситуацию».

Костыгин пытается перевести стрелки

Сегодня Дмитрий Костыгин, похоже, начал понимать, что его план окончательно провалился.

Поэтому в публичном поле он быстренько решил сменить тактику. Если ещё совсем недавно Костыгин, вероятно, и сам грезил мечтами о банкротстве «Юлмарта», то сейчас он вовсю пытается обвинить основного кредитора компании – Сбербанк в том, что кредитор фактически перекрывает ретейлеру кислород.

С формальной точки зрения Костыгину вроде как есть за что зацепиться. Ведь поначалу «Юлмарт» исправно платил по кредиту Сбербанка. Но это только формальная сторона вопроса. А по факту – многочисленные иски о банкротстве, поданные друзьями самого же Костыгина из-за буквально копеечных сумм, серьёзными действительными кредиторами читаются однозначно. «Юлмарт» фактически нарушает условия кредитного соглашения. Так что Сбербанк вполне логично решает воспользоваться своим правом на досрочный возврат кредита.

Вызывает недоумение и тот факт, что Костыгин весьма экстравагантным способом пытается договориться с кредитором. К примеру, Костыгин уже успел заявить о том, что уголовные дела против менеджеров «Юлмарта» были инициированы «тайными» происками отдельных менеджеров Сбербанка.

Вряд ли переход на личности будет способствовать конструктивному диалогу и урегулированию кредитного спора. Тем более что представители Сбербанка открыто заявляют о большой вероятности урегулирования задолженности «Юлмарта» перед банком и о своей незаинтересованности в банкротстве компании.

По материалам СМИ

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.07.2017 20:53
Копировать текст статьи
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх