// // Что значил покойный Евгений Примаков для российской внешней политики и в чем состоит его политическое завещание

Что значил покойный Евгений Примаков для российской внешней политики и в чем состоит его политическое завещание

1390

Человек, развернувший самолет над Атлантикой

Что значил покойный Евгений Примаков для российской внешней политики и в чем состоит его политическое завещание
В разделе

Сегодня скончался Евгений Примаков. Для тех, кто следит за российской политикой, особенно внешней, нет смысла дополнительно представлять этого человека. Он по праву считался одним из неформальных "столпов" российской дипломатии постсоветского периода.

И его бекграунд по праву позволял ему претендовать на роль эдакого "Дэн Сяопина" российской внешней политики. Академик и член-корреспондент АН СССР, затем академик РАН, один из наиболее грамотных советских и российских востоковедов, чрезвычайный и полномочный посол, министр иностранных дел.

И хотя с 11 сентября 1998 года он не занимал никаких постов в МИД, однако оставался главой попечительского совета Российского совета по международным делам и руководителем Центра ситуационного анализа РАН.

Для тех, кто "в теме" это говорит о многом. Ведь международная дипломатия издавна делится на две "сцены"- публичную, на которой задействованы "говорящие головы" - министры, дипломаты и политики, и непубличную, закрытую от общества, где задействованы различного рода неформальные структуры типа Американской Трехсторонней Комиссии, Совета по международным делам и многочисленных think tanks - мозговых трестов, готовящих аналитическую информацию для тех, кто принимает решения. За свою карьеру Евгений Примаков успел побывать на обеих сценах. И еще вопрос, на какой из них его вес и влияние были большими.

К его мнению прислушивались, и его голос звучал весомо. Надо сказать, звучал он крайне редко. Евгений Максимович "выходил из тени" лишь в исключительных случаях, когда именно его веское слово могло скорректировать ситуацию и помочь власти принять верное решение.

Его экспертные публикации и после ухода на пенсию охотно публиковала статусная пресса. И "Коммерсантъ", и "Ведомости" и "Независимая" и "Российская газета", и многие другие. Последний раз голос Примакова зазвучал после Крыма, когда встала проблема урегулирования украинского кризиса.

На Западе Евгений Максимович заслужил репутацию "ястреба", мало склонного к односторонним уступкам за счет интересов России. В этом смысле его часто сравнивали с другим его великим предшественником - Андреем Громыко - знаменитым "Мистером Нет" и бессменным главой советской дипломатии "золотой эпохи" СССР.

Безусловно, это сравнение, как и все сравнения вообще, хромает. Как говорится, не тот Миргород уже и Хорол-речка не та. И Россия в девяностые, после грандиозной геополитической катастрофы 1991 года никак не могла претендовать в полной мере на ту же роль и статус на мировой арене, что и ее "красный" предшественник.

Однако после нескольких благословенных для запада лет, когда российской дипломатией рулил Андрей Козырев, прозападный "Мистер "Да" и антипод и Громыко и Примакова и даже Лаврова, в Европе и Америке сразу почувствовали изменение тона российской внешней политики с приходом Примакова.

Безусловно, кульминацией примаковского паблисити, так сказать, вершиной медийной части его карьеры стал знаменитый разворот самолета над Атлантикой, когда премьер-министр Евгений Примаков в последнюю минуту отменил уже назначенный визит в Вашингтон, получив сообщение о начавшихся вопреки договоренностям с Россией натовских бомбардировках Югославии.

Этот эпизод до сих пор помнят все, даже те, кто мало интересуется политикой вообще и российской политикой в частности. По символическому значению для национальной гордости россиян он может сравниться разве что с марш-броском российских десантников на Приштину в середине девяностых и недавним присоединением Крыма.

И что бы до этого и после этого не делал в своей жизни Евгений Максимович Примаков, только за один этот эпизод навсегда обеспечил ему место в российской истории, превратив из "проходного" политика в государственного деятеля.

И напоследок, маленькая деталь. Примаков родился в Киеве.

И сейчас, с его смертью именно возвращение Киева, а вместе с ним и всей Украины в российскую орбиту является той задачей, которая стоит перед российской дипломатией постпримаковского периода. Пусть это звучит несколько пафосно и напыщенно, но всё же политическим завещанием Примакова. Долгом России перед памятью предков одного из самых ярких ее премьеров и дипломатов эпохи на стыке тысячелетий.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.06.2015 14:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх