// // Чего стоит пройти лечение за рубежом?

Чего стоит пройти лечение за рубежом?

737

Отдых по болезни

2
В разделе

Наши пристрастились к лечению «у них». Причём зачастую речь идёт не только о каких-то действительно сложных или уникальных медицинских манипуляциях. Это может быть и банальное протезирование зубов или программа по снижению веса в какой-нибудь зарубежной клинике. На рынке туристических услуг даже начала формироваться отдельная ниша так называемого медицинского туризма. И хотя туристическими подобные «путешествия» назвать можно далеко не всегда, тот факт, что лечебно-оздоровительные поездки осуществляются именно в рамках рынка туризма, неслучаен. Никакого специального законодательства, контроля, лицензирования в этой сфере нет. Фактически туркомпании выступают лишь в роли посредников между зарубежными клиниками и потенциальными пациентами.

Главной побудительной причиной, заставляющей россиян искать возможность отправиться на лечение в зарубежную клинику, аналитики рынка называют фактическую недоступность медицинских услуг в России.

«У нас в стране есть и великолепные врачи, и медицинские центры, но всё это труднодоступно. А то, что доступно, никому не интересно. Кто будет часами просиживать в районной поликлинике, чтобы сделать какой-нибудь анализ, в результате которого ещё и выяснится, что он ничего не показал?» – отмечает гендиректор компании «Златые врата» Марк Слонимский.

Кроме того, нередко может оказаться и так, что медицинская помощь за рубежом обойдётся чуть ли не в два раза дешевле, чем аналогичное лечение в России. Ну и, конечно же, имидж западной медицины, которая традиционно воспринимается нашими соотечественниками как более качественная, также вносит свою лепту.

Стоит отметить, что все эти факторы, безусловно, имеют место быть. Другой вопрос, что планирование поездки на лечение за рубеж нередко может оказаться фактически той же самой лотереей, как и поиск хорошего врача или медицинского центра у нас в России.

Сказать о том, сколько наших соотечественников ежегодно выезжает за рубеж на лечение, сегодня в России не может никто. Такая статистика просто не ведётся. Одна из причин заключается в том, что, например, туристов, выезжающих за рубеж на отдых, подсчитывают по количеству выданных виз. Специальную же медицинскую визу россияне, отправляющиеся на лечение, не получают практически никогда. Исключение составляют те, кто выехал в западные клиники по государственной программе за счёт бюджета. Но таких единицы: лечение за рубежом оплачивается государством, только если подобные манипуляции невозможно провести в России. По итогам 2010 года таких выехавших было всего 10 человек.

Между тем, по оценкам экспертов, общее количество «медицинских туристов» в нашей стране не превышает 1% от всех выезжающих за рубеж: в абсолютных цифрах чуть более 120 тыс. человек в год. Считать экспертные оценки объективными можно весьма условно. Всё дело в устройстве самого рынка медицинского туризма.

«Есть компании, которые специализируются на медтуризме или лечении за рубежом, но таких немного, поскольку продукт не массовый и формируется под каждый конкретный запрос. Кроме того, у крупных туроператорских компаний может быть отдел медтуризма», – рассказывает генеральный директор НП СКО «Санкуртур» (специальный проект Российского союза туриндустрии) Надежда Маньшина.

В общей сложности на российском рынке компаний, специализирующихся на подобных турах, насчитается не более 10–15. Причём многопрофильные туроператоры, имеющие у себя специальный отдел медтуризма, нередко пользуются услугами «нишевиков», так что фактически входят в эту статистику. Зачастую же многопрофильные туроператоры и вовсе могут переложить всю «работу» на плечи клиента.

«Допускаю, что мы можем отправить на лечение в какую-то клинику Израиля, если турист уже с данной клиникой все тонкости оговорил. Но так, чтобы самостоятельно по медзаключению говорить туристу, куда он должен ехать лечиться... мы же не медики. Можем медкарту в клинику отправить, и если принимающая сторона даст добро, то есть возьмётся за его лечение, можем отправить клиента туда. Ну, так у многих работа строится», – призналась в неофициальной беседе одна из сотрудниц крупного отечественного многопрофильного туроператора.

По теме

Примечательно, что таким образом строится работа на рынке медицинского туризма крупных и легальных игроков. «Но есть на нашем рынке и огромное количество нероссийских компаний. Причём это могут быть как вполне серьёзные представительства, допустим, какой-нибудь крупной зарубежной клиники, так и просто частные лица, предлагающие помощь в организации поездок на лечение за рубеж», – добавляет Марк Слонимский.

То есть фактически, если, конечно, речь не идёт об официальном представительстве зарубежного медцентра, это, по сути, полулегальные или же вовсе нелегальные посредники, деятельность которых может даже не иметь никакого юридического оформления. Кроме того, как отмечают аналитики рынка, значительное количество «медицинских туристов» нередко планируют свою поездку самостоятельно – количество таких пациентов по понятным причинам вообще не поддаётся учёту.

Стоит отметить, что юридический вакуум в данном сегменте рынка – проблема отнюдь не чисто российская.

«На всех зарубежных конференциях по данной тематике то и дело поднимается вопрос о юридической защите, – рассказывает Надежда Маньшина. – В январе этого года в Евросоюзе вроде был принят закон, касающийся трансграничной медицины, но каких-то конкретных вещей прописано не было».

Собственно, именно отсутствие специального законодательства и есть основная причина, по которой в этой нише работают обычные туроператорские компании.

С чисто юридической точки зрения они продают своим клиентам точно такой же турпродукт, как и тем, кто отправляется за рубеж, например, на пляжный отдых. «Всё оформляется как турпоездка – бронирование отеля, оформление виз. Какой-то особенной страховки нигде нет – выписывают обычную страховку, которая покрыла бы все расходы по максимуму. Более того, если, например, речь идёт об операции, никто, как правило, даже не задумывается о том, как будет организована транспортировка тела, если всё пройдёт неудачно», – говорит Надежда Маньшина. Единственным, хотя и немаловажным «бонусом» организации такой поездки через туроператора может являться тот факт, что в компании, специализирующейся на организации подобных туров, будущему пациенту помогут правильно подобрать клинику, проведут всю предварительную подготовку, а также подскажут, как правильно юридически оформить договор с клиникой. Кроме того, нишевые операторы рынка возьмут на себя часть организационной работы, связанной непосредственно с пребыванием в клинике: например, поиск переводчика, если это нужно, или помощь в выборе другой клиники, если по ходу лечения выяснится, что пациенту необходимо обследование или проведение медицинских манипуляций в другом медицинском центре.

«Но вообще за весь ход лечебного процесса, безусловно, отвечает клиника. И договор о медицинских услугах пациент заключает, конечно же, с клиникой, а не с туроператором», – уточняет Надежда Маньшина. Этот вроде бы очевидный факт на самом деле является очень важным: ведь если в лечении пойдёт что-то не так, если возникнут какие-то осложнения или в случае врачебной ошибки, улаживать все проблемы пациенту придётся самостоятельно.

«Сейчас нет никакой проблемы найти в Интернете любую зарубежную клинику и организовать свою поездку самостоятельно, – констатирует Марк Слонимский. – Но, например, Всё потому, что при организации поездки люди не проводят грамотную предварительную работу».

Под «предварительной работой» на самом деле понимаются отправка медицинской документации в выбранное лечебное учреждение и консультации с врачом. Без такой подготовки ни один серьёзный туроператор на самом деле не возьмётся за организацию поездки. Очевидно, однако, что никаких обещаний относительно успеха лечения ни один врач давать не будет, тем более основываясь на документации, присланной по Интернету. Максимум, что можно получить от западных специалистов, – это принципиальное согласие взяться за того или иного пациента.

Предварительная отправка медицинской документации в клинику проводится не только потому, что операторы рынка сильно заботятся о пациентах. Всё дело в юридических тонкостях процесса. Большинство туроператоров, специализирующихся на рынке медицинского туризма, имеют договоры с медицинскими учреждениями за рубежом. По этим договорам они и отправляют в западные клиники своих клиентов, а те впоследствии заключают договор непосредственно с клиникой. Однако все расчёты за лечение перечисляет туроператорская компания, предварительно получив полную оплату лечения, проживания и перелёта. Благодаря предварительным консультациям и заочному «знакомству» с больным, а также изучению медицинской документации западные врачи могут рассчитать приблизительную стоимость будущего лечения.

По теме

Кстати, расхожее мнение о том, что лечиться за рубежом непременно в разы дешевле, чем в России, зачастую оказывается не более чем мифом. Хотя и не лишённым некоторых оснований.

«Дешевле точно не выйдет», – утверждает Надежда Маньшина. Однако, по словам участников рынка, дешевизна продукта отнюдь не главная причина, заставляющая наших соотечественников искать медицинскую помощь за рубежом.

«Поначалу мы сравнивали цены на аналогичные медицинские манипуляции у нас и за рубежом. Иногда вроде выходило, что в России даже дешевле. Например, стоимость пересадки тазобедренного сустава в Германии составляет 25 тыс. евро, а у нас 60 тыс. рублей. Но на поверку выходит, что в «наши» 60 тыс. рублей не входят оплата работы врачей, медицинские материалы, реабилитационные процедуры и многое другое. Так что у нас никогда не знаешь, во сколько в итоге может обойтись та или иная процедура. На самом деле выясниться может всё, что угодно: может оказаться, что за рубежом процентов на 30 дешевле, а может оказаться, что и дороже. Другое дело, что там вы гарантированно получаете определённый набор медицинских услуг и определённое качество», – рассказывает Марк Слонимский.

На самом деле на стоимость лечения может повлиять также и методика расчётов с пациентами, принятая в той или иной клинике. Существует два базовых способа. Первый – так называемый расчёт «по факту». Например, в случае с операцией подсчитывается стоимость работы врачей, медицинских материалов, реабилитационный период и т.п. Однако в случае даже незначительных отклонений от намеченного плана дополнительные расходы могут оказаться весьма значительными. Простой пример: стоимость дополнительного дня пребывания в стационаре в Германии может доходить до тысячи евро. Нетрудно догадаться, что рассчитать восстановительный процесс с точностью до суток даже в случае с несложными медицинскими манипуляциями довольно непросто.

Второй способ расчётов основан на статистическом методе. Клиника заранее предлагает фиксированный счёт за проведение той или иной процедуры, основываясь на средних затратах. Так что если всё прошло гладко, то в этом случае очевидно, что пациент несколько переплачивает.

«Вообще, методику расчёта выбирает сама клиника. Хотя нередко можно оговорить, чтобы все риски лежали непосредственно на плечах самого пациента», – отмечает Марк Слонимский.

Самыми востребованными среди россиян западными специалистами, к сожалению, являются онкологи. Причём зачастую лечение ищут люди, находящиеся уже на 3–4-й стадии смертельного заболевания, за лечение которых не всегда берутся даже в самых передовых зарубежных медицинских центрах.

В остальном же говорить о том, лечить какие именно недуги россияне стремятся за рубежом, не приходится. «Это как в «Докторе Айболите» – у кого чего болит. Так что лечить едут буквально всё. Я бы не стал говорить о существовании какого-то «рейтинга популярности», – рассуждает Марк Слонимский.

А вот самыми популярными направлениями, куда россияне предпочитают отправляться на лечение, являются Германия и Израиль. Причём первое считается чуть ли не «элитным». В то же время Израиль в последние годы уже почти всерьёз называют всероссийской здравницей. Причина проста: израильская медицина при достаточно высоком уровне качества услуг и сервиса предлагает очень демократичные цены. Кроме того, в Израиле, как правило, не стоит вопрос о поиске переводчика: во многих клиниках есть русскоязычный персонал, а нередко и сами врачи являются выходцами из бывшего СССР.

«В последние годы на рынок выходят также клиники Барселоны, которые выгодно отличаются по цене от лечебных учреждений Франции или Германии. При этом люди, которые не нуждаются в серьёзном лечении, могут выбрать Барселону по принципу: поеду поправить здоровье, заодно погуляю по красивому городу», – отмечает Надежда Маньшина.

Кстати, совмещение отпуска с лечением происходит достаточно часто в тех случаях, если «туристы» планируют сравнительно несложное лечение, например в области стоматологии. В этом случае место может быть выбрано самое неожиданное. «Знакомые ездили в Турцию. Отметили, что услуги стоматологов там в среднем дешевле, чем в России, а качество неплохое. Однако надо ведь учитывать, что им ещё пришлось оплачивать проживание, питание, дорогу. Но у них это было совмещено с запланированным отпуском», – рассказывает Надежда Маньшина. В целом же лидером «стоматологического туризма» считается Венгрия.

«Невысокие цены и неожиданно хороший уровень качества предлагают клиники Иордании, специализирующиеся на кардиологии и ортопедии», – рассказывает Марк Слонимский.

Иордания – сравнительно новое направление на рынке медицинского туризма, начавшее развиваться буквально несколько лет назад. Однако, по оценкам местных властей, уже в прошлом году медицинский туризм принёс в бюджет страны более 1 млрд долларов.

«Несмотря на глобальный финансовый кризис, медицинский туризм в Иордании не испытывал никаких проблем, а число иностранных пациентов лишь увеличилось», – заявил президент Ассоциации частных клиник Иордании доктор Аль-Хаммори.

Кстати, Иордания – далеко не единственный пример «экзотического» направления в медтуризме. Довольно успешно эту нишу развивают и в ОАЭ. За последние годы это направление стало достаточно востребованным в области стоматологии и пластической хирургии. Причём, учитывая, что это сравнительно несложные медицинские процедуры, «медицинские туристы» нередко совмещают поездку на лечение с шопингом. Среди жителей Сибири и Дальнего Востока востребованы клиники Китая, Сингапура и Кореи. Причём едут туда отнюдь не из-за нетрадиционных способов лечения. «В этих странах реализована модель американской медицины, которая считается весьма передовой в мире. При этом цены там значительно ниже», – констатирует Надежда Маньшина.

Интересно заметить, что, в то время как многие «нетрадиционные» для медицинского туризма страны вовсю пытаются привлечь к себе пациентов, в том же Израиле уже всерьёз подумывают о необходимости введения ограничений для иностранцев. Недавно в национальное министерство здравоохранения был представлен доклад комиссии по проверке порядка оказания медицинских услуг в Израиле. В документе, в частности, указывается, что в стране ежегодно обслуживаются порядка 30 тыс. иностранных «медтуристов», в то время как местные жители вынуждены месяцами ждать приёма у специалистов, к которым они хотели бы обратиться. Не исключено, что в ближайшее время ситуация с медтуризмом в Израиле изменится. Среди рекомендаций комиссии – создание в стране специальной государственной структуры, которая контролировала бы и регламентировала количество приезжающих в страну на лечение иностранцев. Но найдут ли подобные предложения отклик у чиновников, ещё большой вопрос. Согласно национальной статистике, иностранцы за каждую медицинскую процедуру платят на 20–30% больше местных жителей. Так что экономический фактор в итоге может оказаться решающим.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.08.2011 13:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх