Версия // Конфликт // Центробанк помешает «Сберу» и другим банкам уничтожать реальный сектор российской экономики

Центробанк помешает «Сберу» и другим банкам уничтожать реальный сектор российской экономики

6908

Щупальца «экосистем»

2
В разделе

Бурное развитие так называемых «экосистем» под эгидой крупнейших российских банков вызывает тревогу за устойчивость реального сектора и, соответственно, стабильность российской экономики. Как пишут СМИ, центробанк намерен принять меры для снижения таких рисков.

Одно из проявлений нынешней эпохи – стремительный темп перемен, не всегда положительных, которые происходят во всех сферах жизни. И данная тенденция затрагивает даже тех, кто в свое время был склонен к разного рода рискам и занимал прочное место среди так называемых лидеров разрушений. Как пишет экономист Михаил Делягин, неожиданно они оказываются среди самых активных борцов за здравый смысл. Яркий тому пример – 90-е годы, которые заставили бывших представителей партийной верхушки, занимавших в 70-80-е годы высокие должности и, по мнению общественности, приложивших руку к разрушению СССР, сменить курс и превратиться в защитников государства, продвигающих прогрессивные идеи.

Невольно хочется провести параллель с нынешним руководством Банка России, принявшим во внимание вопиющую прошлогоднюю тенденцию: некоторым крупным банкам в 2020 году удалось приумножить свой капитал – причем даже не вопреки тяжелому положению, в котором оказались граждане и бизнес из-за обрушившейся на страну пандемии коронавирусной инфекции, а даже благодаря ему.

Пожалуй, самый яркий пример – ситуация со Сбербанком, который, напомним, все еще является государственным! На фоне снижения ЦБ ключевой ставки на 2 процентных пункта (с 6,24% до 4,25% годовых) он понизил среднюю ставку для корпоративных клиентов только на 1 процентный пункт. Оказалось, что для крупнейшей государственной монополии политика Центробанка – не указ: она оставила процентную маржу на докоронавирусном уровне в 5,5 процентных пункта. Сбербанк не прогадал – в 2020 году его чистая прибыль по МСФО перевалила за 760 миллиардов рублей, хотя, разумеется, при эффективном госрегулировании подобной ситуации бы не произошло. Но не стоит недооценивать и помощь законодателей: за счет поощрения финансовых спекуляций и ограничению производства соотношение чистой прибыли и основных налогов от деятельности банковских организаций составило около 70, в то время как корпорации реального сектора этот показатель существенно ниже – 20-30.

Нагромождения в экосистемах

Стоит обратить внимание, что многомиллиардные прибыли крупнейших банков направляются вовсе не на поддержку реального сектора (читай – стабилизацию экономики страны) – кажется, финансовые организации не слишком в этом заинтересованы и не предпринимают усилий в данном направлении, а на разного рода непрофильные активы. Главным трендом здесь стали «экосистемы», которые вообще не связаны с профильным бизнесом и между собой, но объединены общей цифровой платформой. Таким образом, банки предлагают своим клиентам не только обслуживание счетов, финансовые операции и кредитование, но и услуги такси, доставки еды, просмотра фильмов, покупки лекарств и так далее. Банкиры не погружены в специфику данных сфер, но рассчитывают, что их бизнес может охватить буквально каждую из сторон жизни человека и поместить его в среду, контролируемую им.

По теме

За ширмой суперсовременных «экосистем» скрываются широко распространенные в прошлом «конгломераты»: все новое – это хорошо забытое старое. Если вспомнить, что это такое, на ум приходят часто абсолютно нелогичные нагромождения предприятий, порой буквально «за уши» притянутых друг к другу, несмотря на различающийся профиль, и из-за этого обреченных на крайне низкую эффективность и неизбежные проблемы в управлении этими гигантами.

Банковские монополии активно захватывают все новые и новые отрасли, не оставляя никаких шансов своим конкурентам из реального сектора и уничтожая малый и средний бизнес, хотя формально называют своей целью рост эффективности. Результат подобной деятельности – дестабилизация общества и его снижение способности к дальнейшему прогрессу.

Все тот же Сбер в 2020 году инвестировал в нефинансовые активы порядка 150 миллиардов рублей. Выручка от непрофильного бизнеса составила 74,4 миллиарда рублей (общая выручка – 3,37 триллиона рублей).

Снизить риски

Существование и развитие банковских «экосистем», соединяющих в себе разноплановые сервисы, сопряжено с достаточно высокими рисками, которые негативно влияют на стабильность экономики страны. И сверхприбыли банков на фоне слабого госрегулирования лишь подрывают ее устойчивость. И поэтому крайне важна своевременная реакция на происходящее со стороны Банка России. На этот счет высказался экономист и публицист Михаил Делягин, который посчитал сложившуюся ситуацию с отъемом банками средств у реального бизнеса неприемлемой, а действия регулятора – обоснованными и заслуживающими поддержки. По мнению эксперта, гегемония «экосистем» – это тормоз для экономики, и если не принимать меры, финансовые спекуляции банков отразятся на устойчивости российской экономики самым негативным образом.

Михаил Делягин: «Мегарегулятор видит неприемлемость перекоса в пользу «экосистем» хотя бы с точки зрения рисков, — за что уже заслуживает поддержки. Ключевым риском являются вложения банков, не сопровождающиеся обязательством их вернуть (иммобилизованные активы). По сути, это масштабный вывод средств в непрофильные и трудно поддающиеся даже простой оценке сферы: не только «экосистемы», но и, например, неликвидные залоги по непогашенным кредитам».

По оценке ЦБ, непрофильные вложения тридцати самых крупных российских банков составили 2,4 триллиона рублей (на экосистемы на них приходится 0,5 триллиона рублей): это 20% от их совокупного капитала. Этот показатель активно увеличивается. Невысокий уровень обеспеченности непрофильных активов и их непрозрачность представляют собой угрозу для всей финансовой системы.

Для того, чтобы нормализовать ситуацию, регулятор планирует отдать предпочтение одному из трех вариантов решения вопроса. Первый, как в США и Великобритании, предусматривает жесткое разделение банковской и небанковской деятельности. Второй запрещает вкладывать банковские средства в иммобилизованные активы за счет высокого коэффициента риска в 1250%. Третий ограничивает долю вложений банков в иммобилизованные активы 30% совокупного капитала.

С высокой долей вероятности, на начальном этапе последует реализация наиболее мягкого метода регулирования, однако сам факт ограничения финансовых спекуляций крайне важен – это необходимое условие для развития реального сектора и первый шаг в этом направлении.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.06.2021 15:08
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх