// // Братские страны

Братские страны

41
Братские страны
В разделе

Конечно, Украина — самое похожее на нас, самое близкое нам государство. Даже ближе, чем Белоруссия, так как то, что происходит (что Батька производит) в Белоруссии, мало похоже на государственную политику, по масштабу тянет скорее на действия крепкого самодура-хозяйственника где-то в большой губернии в российской глубинке.

Поэтому сравнивать политико-экономические процессы в наших странах очень поучительно.

В области экономики. Главный психоз российского и украинского общества один и тот же — неправильная приватизация, олигархи и т.д. В России у власти «ужасные силовики», которые «пилят ЮКОС», к ужасу либералов. На Украине к власти пришли либерал-популисты, ориентированные на Европу, рынок, правовое государство и т.д.

И вот: украинские либералы начинают с национализации «Криворожстали» (эдакого украинского ЮКОСа). Но если робкие российские силовики уже год топчутся на туше ЮКОСа, то украинские деятели орудуют с революционным размахом — Ющенко объявил о национализации 30—40 предприятий, а Тимошенко — 3 тысяч! Можете себе представить, что творилось бы в российских и западных СМИ, если бы Путин объявил в России о чём-то подобном?! А тут — спокойствие. И на Украине, и на Западе. Сенат США, который обсуждает историю с ЮКОСом, спокоен в отношении Украины.

Почему? Тимошенко сексапильнее Путина? Или либералов в России и на Западе вообще не волнует Украина, им бы только подать что-нибудь «антипутинское»? Или просто ещё не разобрались?

Да, все эти причины вполне возможны. Но, может быть, есть ещё одна. Может быть, национализация на Украине и разделка ЮКОСа действительно различаются по сути, а не по именам участников?

В чём же разница? Если на Украине (начиная с той же «Криворожстали») пройдут действительно открытые, прозрачные аукционы по продаже национализированных предприятий, с полноправным участием иностранных (прежде всего, разумеется, российских) бизнесменов; если по результатам этих аукционов будут окончательно и бесповоротно застолблены права на собственность со стороны новых законных владельцев; если крупные предприятия не застрянут в кармане у государства — вот если всё это произошло бы, то можно было бы говорить, что на Украине имеет место не очередной передел под себя, не очередное перепиливание собственности и выстраивание системы новых откатов, а действительно создание основ нормальной экономики.

Возможно ли это? Будущее покажет. Пока что у Ющенко — Тимошенко, объявивших о масштабной войне с коррупцией, есть некоторый кредит доверия. Не только от майдана, но, что весьма странно, даже от некоторых инвесторов и политиков. У российской власти никакого кредита доверия по вопросам коррупции нет — ни со стороны толпы, ни уж тем более со стороны инвесторов.

Ещё занятнее ситуация с политической реформой. И здесь мы идём параллельными путями-дорогами, но и здесь мы существенно различны.

Идея политической реформы, о которой сегодня в Москве говорит всяк, кому не лень, проста: президент лишается реальных полномочий, они переходят к премьеру, премьером становится, понятно, Путин, на сей раз уже без ограничения срока — ясно, что только ради этого каша и варится. (Подробно об этом мы писали в прошлом номере.) Цена вопроса — передел Конституции, в частности отказ от всенародных выборов президента.

По теме

К слову сказать, переход от президентской к парламентской республике — это и есть то самое преступление, в подготовке которого обвиняли Ходорковского (скупает голоса в Думе, для того чтобы осуществить подобную реформу). Теперь, когда Ходорковский надёжно сидит, можно на практике реализовать эту идею.

А на Украине, как известно, нечто подобное сделано: полномочия президента сильно сужены, премьера — значительно увеличены. Так что, опять мы и они решаем одинаковые проблемы одинаковыми методами?

Нет, вот тут уж дудки.

Не знаю, как с национализацией, но реформа у нас и у них — с точностью до наоборот.

Наша реформа если будет сделана, то под конкретного человека, с одной целью: соблюдая приличия перед Европой, сохранить личную власть. Реформа на Украине была сделана исходя из реальных острых политических столкновений в ходе передачи власти. И уж Тимошенко точно не светит быть неограниченно долго премьером. На Украине сохраняются прямые выборы президента. У них делаются шаги к разделению властей — у нас делается всё, чтобы этого разделения не было, чтобы вся власть оставалась в одном кулаке.

Но самое главное даже не эти цели. Куда важнее методы.

Не знаю, что представляют собой по-человечески Ющенко, Тимошенко и Ко. Но вижу, что они вынуждены — пока что! — вести открытую политику. Они взяли очень высокий кредит народного доверия под демократическую политику. И им приходится — пока что — платить по векселям. Вполне вероятно, что они скоро повторят путь другого великого популиста — Ельцина. Но пока что этого нет.

У нас политика закрытая. Кредит доверия почти исчерпан, но он и изначально (2000 год) брался не под демократическую политику, скомпрометированную Ельциным, а под политику державную. А державная, разумеется, превратилась в банально-бюрократическую.

Вот поэтому «Украина — не Россия».

Леонид Радзиховский
Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2016 18:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх