// // Больницы и «скорую» хотят освободить от пациентов

Больницы и «скорую» хотят освободить от пациентов

564

Здоровья не хватит

2
В разделе

Недавно столичные власти представили программу модернизации столичного здравоохранения. Хорошая новость – все планирующиеся нововведения выглядят более чем логично. Об их необходимости экспертное сообщество твердит уже не один год. Плохая заключается в том, что практическая реализация всего запланированного в рамках российской системы здравоохранения на сегодня невозможна в принципе. Так что в лучшем случае изначально благие начинания московского правительства не усугубят бедственного положения российской медицины. В случае пессимистического сценария и без того оставляющее желать лучшего качество медицинской помощи может только ухудшиться.

Программа модернизации была принята на недавнем заседании московского правительства. Ключевой посыл – изменение самой структуры здравоохранения и введение новых стандартов медицинского обслуживания. Предполагается перераспределить роли больниц и поликлиник, усилив технологическое обеспечение последних. В результате в больницы буду попадать люди, действительно нуждающиеся в стационарном лечении.

«Мы превратим крупные больницы не в больницы, где люди лежат месяцами, а в высокотехнологичные фабрики, куда больной будет поступать уже хорошо обследованным и где по новым стандартам получит всё необходимое, чтобы проходить дальнейшее лечение опять же в поликлинике», – пояснил глава городского Департамента здравоохранения Леонид Печатников.

Кроме того, уже с 1 апреля текущего года планируется разгрузить работу «Скорой помощи». В планах чиновников – создание службы «неотложной помощи», этакого усреднённого варианта между «скорой» и участковым врачом. «По сути, «неотложка» – это тот же участковый врач. Но решать, кого отправить по вызову пациента, будет диспетчер, пациент всё равно будет набирать традиционный номер 03», – рассказал Леонид Печатников.

Нетрудно догадаться, что практическая реализация озвученных задач предполагает фактическое «переформатирование» действующих ныне поликлиник. Задача не из простых: мало того, что поликлиник в столице сегодня просто физически не хватает – многие из них не оснащены необходимым оборудованием, а даже если таковое и имеется, то зачастую квалификации работающих там врачей просто недостаточно для того, чтобы справиться с новыми задачами.

Объективная необходимость разгрузки службы «Скорой помощи» в Москве, как, впрочем, и в целом по стране, назрела давно. В последние годы «Скорая помощь» де-факто давно уже перестала быть этакой службой экстренного вызова: по номеру 03 звонят все, кому необходима хоть какая-то медицинская помощь. Причём далеко не во всех случаях речь идёт о вопросах жизни и смерти.

«Скорая» у нас уже давно заменяет поликлиники, выезжая даже на банальные случаи повышенного давления. Оно и понятно: реальная медицинская помощь в поликлиниках гражданам сейчас недоступна. Врачи там занимаются выписыванием льготных лекарств, то есть бумажной работой, а не больными», – рассуждает зампредседателя Формулярного комитета РАМН Павел Воробьёв.

Подобное положение вещей, по подсчётам столичных чиновников, ко всему прочему ещё и дорого обходится – ведь разовый выезд «скорой помощи» оказывается в 3 раза дороже дневного пребывания пациента в стационаре и в 12 раз дороже обслуживания больного в поликлинике. При этом в реальности значительное количество вызовов, поступающих на пульт 03, вовсе не требует столь дорогостоящего обслуживания.

По теме

«Для «скорой помощи» останутся серьёзные случаи сердечной и сосудистой патологии, происшествия и так далее, а не насморк, как сейчас», – рассказал Леонид Печатников.

По его словам, уже с 1 апреля в Москве должны заработать 44 бригады «неотложки» во всех 10 округах. К 2012 году количество бригад возрастёт до 69. В таком составе «неотложка» за два года сможет выполнить около полумиллиона выездов к пациентам в своих районах. Пока предполагается, что бригады «неотложки» будут выезжать только к взрослым, однако в будущем заработает неотложка и для маленьких пациентов. «К концу 2012 года будет 47 отделений в количестве 83 бригад детской «неотложки», – похвастался Печатников. В перспективе столичные власти мечтают организовать отделения неотложной помощи при городских поликлиниках. Однако вопрос практической реализации этого в принципе благого начинания остаётся открытым.

Во-первых, пусть работа службы неотложной помощи очевидно оказывается в разы дешевле «Скорой помощи» – не совсем понятно, откуда первоначально планируется брать ресурсы на организацию новой структуры.

«Я скептически отношусь к созданию «неотложки». Да, проблему необоснованных вызовов «скорой помощи» надо как-то решить. Но ведь речь идёт о создании отдельной системы, а это означает накладные расходы. К сожалению, у нас простые и разумные идеи, начиная развиваться в управленческой бюрократической системе, приобретают специфическое звучание», – комментирует президент Общества доказательной медицины Василий Власов.

Во-вторых, открытым остался вопрос о том, откуда будут набирать врачей для работы в новообразованной структуре. Как известно, Москва сегодня и без того испытывает нехватку специалистов и многие столичные медучреждения вынуждены привлекать работников из соседних областей. «И без новой структуры медики из соседних областей едут работать в столичный регион. Если так и дальше пойдёт, то в близлежащих областях просто будет некому работать», – констатирует Павел Воробьёв.

Другое планируемое изменение – сделать максимальный упор на амбулаторном лечении, а также немного разгрузить больницы – выглядит не менее необходимым, чем разгрузка службы «Скорой помощи». Однако на поверку оказывается столь же сложно реализуемым.

В основе – повышение роли поликлиник в предоставлении населению медицинской помощи. Сделать это планируется благодаря высокотехнологичному оборудованию, которым в ближайшие годы столичные власти хотят оснастить все городские поликлиники. Таким образом, по планам чиновников большинство людей смогут лечиться амбулаторно, а в больницу будут попадать только в случае крайней необходимости. Кроме того, поликлиники будут ориентированы также и на реабилитацию.

«Это сократит пребывание больного на койке в два раза по сравнению с сегодняшними 15 днями», – пояснил смысл грядущих изменений Леонид Печатников.

Вообще, именно таким образом устроена система медицинской помощи в большинстве зарубежных стран. Причём у подобной системы есть и очевидные экономические выгоды. Достаточно сказать, что одна из ключевых проблем российской системы здравоохранения заключается в том, что на стационарную часть приходится до 70–80% всех расходов. И при этом качество обслуживания в российских больницах всё равно оставляет желать лучшего.

Для сравнения: например, в Германии лишь 35% медицинского бюджета расходуется на организацию помощи в стационаре. И, если в России средний срок пребывания в больнице составляет 13,2 дня, то в Германии – всего 8,1 дня.

«Больницы как фабрики здоровья – очень правильная вещь. Но работать такая модель может только при нормальной организации системы здравоохранения в целом. Например, человек лечится у семейного врача, а когда возникает необходимость обратиться к профильному специалисту, его принимает врач, который работает в больнице, – рассказывает Василий Власов. – В наших же поликлиниках большинство так называемых профильных специалистов, по сути, все вместе выполняют функцию семейного врача, поскольку не являются нормальными практикующими специалистами».

По теме

Невозможность практической реализации в общем-то благих начинаний московских властей обнажает куда более серьёзную проблему. По сути, озвученная столичным департаментом программа модернизации на самом деле постулирует провал многолетней реформы отечественного здравоохранения.

«Значительное количество уже принятых мер в рамках реформы здравоохранения было направлено на «распил» бюджетов. Но ни к здоровью, ни к больным всё это прямого отношения не имеет», – досадует Павел Воробьёв.

В этой связи весьма показателен пример по реализации национального проекта «Здоровье», стартовавшего в 2006 году. Основной целью этой широкомасштабной программы было оснащение российских клиник современным оборудованием, а также строительство высокотехнологичных центров в ряде регионов. В общей сложности с 2006 по 2010 год на реализацию этой программы было истрачено около 600 млрд рублей бюджетных средств. И справедливости ради стоит отметить, что значительное количество российских медучреждений действительно пополнилось современным медицинским оборудованием, даже несмотря на многочисленные коррупционные скандалы. Беда в том, что специалистов, способных работать на суперсовременном и дорогостоящем оборудовании, в российских лечебно-профилактических учреждениях сегодня просто нет. Включить в нацпроект статью расходов о подготовке персонала, похоже, просто забыли, а потому, особенно в регионах, дорогое оборудование нередко простаивает.

Ещё более странно выглядит проект по организации при поликлиниках так называемых кабинетов здоровья. «Это вообще профанация в чистом виде. В эти кабинеты закупили какие-то странные приборы, которые вообще никто нигде не использует. И сверху были спущены планы, сколько пациентов эти кабинеты должны принимать, – рассказывает Павел Воробьёв. – В результате всё свелось к тому, что больных, ожидающих приёма в очередях, отправляют в эти кабинеты здоровья разве что не принудительно».

Проблема со стационарами на поверку оказывается ещё более глубокой, нежели с поликлиниками. «Сегодня у нас строятся высокотехнологичные центры, но чиновники почему-то забывают, что мало построить хорошую больницу, надо ещё подготовить хороших специалистов, которые могли бы там работать», – говорит Василий Власов.

Проблема отсутствия специалистов должного уровня тянет за собой необходимость пересмотра вообще всей системы медицинского образования. Всё дело в том, что российские врачи, отучившись положенные шесть лет в медвузе, поступают в ординатуру, откуда выходят формально готовыми к работе специалистами.

«Формально у таких специалистов есть все необходимые документы, подтверждающие их специализацию, и их возьмут на работу в больницу. Но на самом деле к самостоятельной врачебной деятельности они просто не готовы, вот они и начинают потом учиться на больных», – констатирует Василий Власов.

По его словам, в большинстве западных стран подготовка так называемого семейного врача занимает не менее 5 лет (уже после прохождения базового обучения), а кардиолога – около 10 лет. Такие специалисты могут уже самостоятельно руководить профильным отделением и даже учить других начинающих врачей. «У нас же онкологами становятся за два года. Формально придраться тут не к чему: все эти врачи сдали соответствующие экзамены и соответствуют требованиям действующего законодательства», – констатирует Василий Власов.

Другая не менее важная проблема заключается в том, что сегодня отечественные больницы нередко ещё и выполняют несвойственную им роль социальных учреждений. По словам участников рынка, перегруженность российских стационаров во многом объясняется тем, что значительное количество пациентов без особых к тому врачебных показаний стремятся попасть в стационар, поскольку будут получать там необходимые лекарства бесплатно. Для большинства граждан это чуть ли не единственно возможный путь пройти необходимый курс лечения.

«У нас людям не дают бесплатных препаратов на амбулаторном лечении, поэтому они и стремятся попасть в больницы», – говорит Василий Власов. Слова эксперта подтверждают и данные статистики. Так, по подсчётам компании «Фармэксперт», до Причём даже действующая ныне система льготного лекарственного обеспечения оказывается низкоэффективной.

По теме

Результаты столь бедственного положения дел в системе отечественного здравоохранения оказываются весьма плачевными. Для сравнения: в нашей стране, даже по официальным данным Минздравсоцразвития, смертность от онкологических заболеваний на 30% выше, чем в странах Западной Европы. По статистике, в течение первого года после постановки диагноза, например, от рака лёгкого умирают 56% больных, от рака желудка – 55%. Такая статистика – яркое свидетельство того, что диагноз ставится, когда лечение уже практически не может помочь. И не исключено, что в ближайшие годы эта и без того трагическая тенденция будет только укрепляться. Ведь, как уже не раз заявляли чиновники, ставка в развитии системы здравоохранения будет делаться на создание высокотехнологичных центров, то есть клиник, ориентированных на лечение тяжёлых заболеваний на поздней стадии. Однако, если бы эти пациенты были вовремя продиагностированы, возможно, столь серьёзное лечение им и не понадобилось бы.

КСТАТИ

За границей дорогие лекарства обходятся населению очень дёшево

В большинстве зарубежных стран проблема организации системы государственного здравоохранения решается посредством системы страхового лекарственного обеспечения. Подобный подход уже давно взяли на вооружение в большинстве стран Европы, США, Канаде, Австралии. Данная система базируется на том, что государство берёт на себя значительную часть расходов по обеспечению больных необходимыми медикаментами: пациенты оплачивают лишь часть стоимости препаратов, остальное компенсируется фармкомпаниям либо напрямую из госбюджета, либо через страховые фонды. Это автоматически решает проблему, например, с разгрузкой стационаров: у людей просто отпадает необходимость ложиться в больницу только для того, чтобы пройти полный курс лечения тем или иным препаратом.

Нечто подобное пробовали создать и в России, однако, как водится, наши чиновники решили пойти «своим путём». В 2005 году после принятия закона о монетизации льгот была принята программа дополнительного лекарственного обеспечения, ныне переименованная в «Обеспечение необходимыми лекарственными средствами» (ОНЛС). Правда, действие программы распространяется не на всех граждан, а только на льготные категории: инвалиды, ветераны, а также люди, страдающие определёнными заболеваниями, входящими в закрытый перечень, либо бесплатно, либо с 50-процентной скидкой по рецепту врача могут получать ряд препаратов, опять же входящих в разработанный Минздравсоцразвития перечень. Одним из результатов введения данной системы как раз и явился тот факт, что участковые врачи в поликлиниках сегодня, по сути, только и заняты бесконечным выписыванием кучи рецептов. На больных у них времени уже попросту не остаётся. Через год действия данной системы чиновники решили её немного «модернизировать»: изменения заключались в том, что желающие могли вместо медикаментов получить «живые» деньги. Прибавка, впрочем, небольшая – менее тысячи рублей в месяц.

Кроме этого сегодня у нас действует ещё одна льготная программа лекарственного обеспечения – «7 нозологий», предусматривающая обеспечение льготными лекарствами больных «дорогостоящими» заболеваниями, как, например, гемофилия, рассеянный склероз и т.п. Однако к страховой медицине данная программа имеет весьма опосредованное отношение, поскольку, по сути, является дотационной. Считается просто количество больных, а также расходы, необходимые на то, чтобы обеспечить их лекарственными препаратами. У малообеспеченных граждан, не являющихся ни ветеранами, ни инвалидами, а также не страдающих заболеваниями, входящими в программу «7 нозологий», никакой возможности получить лекарства по приемлемым для них ценам нет вовсе.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.02.2011 12:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх