Версия // Колумнисты // Банкинг по-мусульмански

Банкинг по-мусульмански

3926
Марк Гойхман, экономист
В разделе

Решили посмотреть, как зарождается мусульманский банкинг в России. Почему его называют партнёрским? В чём его особенности, актуальность и перспективы сейчас? Кто из игроков в России представлен на этом рынке? Почему Сбер хочет зайти в этот бизнес?

В России появится узаконенный «исламский банкинг». Пока это экзотика, но законопроект о нём готов к внесению в Госдуму.

Исламский банкинг очень специфичен и непривычен для России. Он сочетает экономическую потребность привлечения и размещения заёмных средств с мусульманскими канонами. Они, например, запрещают проценты по заимствованиям, поскольку ростовщичество несовместимо с исламом. Поэтому в данных отношениях проценты заменяются на партнёрские выплаты средств. Такой банкинг часто и называют партнёрским.

Типичные операции по замене кредитования заёмщика-торговца таковы. Банк не выдаёт кредит клиенту, а сам приобретает для него товар у продавца. Затем он перепродаёт купленный актив клиенту в рассрочку с наценкой. А тот уже, реализуя товар конечному покупателю, возвращает деньги банку. Проценты заменяются прибавкой к цене. Таким образом, остаются основные принципы кредитов – возвратность, срочность, платность. Но нет процентов, запрещённых исламом. Схожие модели применяются и по финансированию ипотеки физлицам, приобретению ими автомобилей - то есть замене привычных нам кредитов.

Другой способ ,например – не продажа актива банком с рассрочкой, а сдача его в аренду, с постепенным выкупом заёмщиком, что близко к операциям лизинга. Проценты здесь заменяются прибавкой, включённой в арендную плату.

Вместо процентного финансирования инвестпроектов, строительства, производства может использоваться совместное участие в проекте банка и клиента. Банк выдаёт ликвидность , а клиент управляет бизнес-процессами. Бизнесмен может вкладывать и свои средства - аналог первоначального взноса при кредитовании. Но в любом случае проект – общий, партнёрский. Доходы от него распределяются между сторонами по условиям договора. Риски – тоже совместные. При неудаче потери несёт каждый партнёр. Для традиционных банков такие программы считаются очень рискованными.

В привлечении денег банками тоже не должно быть процентов. И здесь работает механизм партнёрства. Средства, передаваемые банку клиентом – не вклады, а софинансирование его проектов. В данном плане у инвестора также гораздо больше рисков. Выплата дохода по предоставленным деньгам не гарантирована, так же, как и возврат самой инвестиции.

Приведённые примеры показывают, что существующая банковская система и её правовые основы во многом неприемлемы для исламского банкинга. Например, банки по закону не имеют права проводить торговые операции. Или риски совместных проектов не отвечают нормативам Центробанка. А фактическое предоставление денег банку физлицом не подпадает под страхование вкладов. Таких несоответствий очень много. Чтобы не нарушать банковское законодательство, заниматься данными операциями должны специально созданные структуры. Это будут не банковские учреждения. Но они могут создаваться как их дочерние юридические лица. Или быть самостоятельными предприятиями. По законопроекту, это специфические компании – «Организации партнерского финансирования» (ОПФ). Но под регулированием ЦБ.

По теме

Их создание, очевидно, имеет не просто цель привлечь мусульманское население к финансовым услугам. Неспроста законопроект вносится сейчас. Это, вероятно, одна из составляющих более широкой концепции – «поворота на Восток». Санкции резко ограничили финансовые отношения с Западом, заставляют переориентироваться в значительной степени на азиатские страны. Идёт поиск адекватных путей приспособления банковского сектора к новым реалиям. Развитие партнёрского банкинга в России может облегчить торговые и инвестиционные операции с мусульманскими государствами Ближнего Востока, Персидского залива, Центральной и Юго-Восточной Азии. Причём речь идёт не только о привлечении ресурсов от них. Нет, очень интересны могут быть вложения россиян и российских финансовых структур в эти развивающиеся страны. Есть, например, большой приток от экспорта в страну валюты, которая не может быть задействована в полной мере из-за санкционного падения импорта. Уход части такого потока в Азию способствует новым направлениям валютных вложений, противодействию избыточному укреплению рубля, которое подрывает доходы бюджета и экспортёров.

Но пока нужно «обкатать» саму практику, которая представляет самостоятельную ценность в России и перспективы вовлечения дополнительных ресурсов в экономику. Она может быть интересна в регионах с большой долей мусульманского населения. Например, в Татарстане, Башкортостане, республиках Северного Кавказа. По оценке КПМГ, в 2018 г. использовать партнёрский банкинг изъявляли желание до 12% мусульман в России, то есть примерно 7-8 млн чел. При этом в таких операциях могут принимать участие не только приверженцы ислама, ограничений здесь нет.

Вероятно, «застрельщиком» новых практик в России будут структуры Сбера. У них есть и необходимость в этом в связи с жёсткими западными санкциями, и самые широкие возможности – развитая сеть в регионах, огромное число разнообразных клиентов, экосистема с различными направлениями бизнеса и пр. Характерно, что в мае 2022 г. в Казани в рамках форума "Россия - Исламский мир: KazanSummit 2022"прошла специальная сессия, посвящённая перспективам исламского банкинга. Как указано в пресс-релизе, «Сбер» уже реализовал в сегменте исламского финансирования восемь сделок на сумму $269 млн. Есть у госбанка и дочерняя компания в Абу-Даби – столице ОАЭ.

Сбербанк обсуждал партнёрство с иранским коммерческим Bank Melli Iran в банковской и торговой сферах.

Недавно был открыт новый центр торговли с участием иранских и российских бизнесменов под эгидой «Мир бизнес банка» (российский банк со 100%-ным иранским участием).

Продукты мусульманского финансирования развивает и татарстанский банк «Ак Барс». Воспользоваться его программами приобретения жилья на указанных принципах могут жители Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, Уфы.

В данной сфере работают и небанковские образования. Такие, как Фонд имени Шейха Зайеда в Чечне, Финансовый дом «Амаль» в Татарстане, «ЛяРиба Финанс» в Дагестане.

Но новый законопроект призван превратить такие «островки» в широкую, отдельно законодательно регулируемую финансовую отрасль.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.07.2022 09:15
Комментарии 0
Наверх