// // 39 лет назад в СССР на военном заводе потеряли сибирскую язву

39 лет назад в СССР на военном заводе потеряли сибирскую язву

6847

«Людей находили на улице»

39 лет назад в СССР на военном заводе потеряли сибирскую язву. фото: РИА Новости
В разделе

В 1979 году в Свердловске (ныне Екатеринбург) произошла трагедия, для сокрытия которой власти предприняли беспрецедентные меры. В результате аварии в секретной военной лаборатории, занимавшейся производством биологического оружия, в воздух попали споры сибирской язвы. Количество погибших людей неизвестно до сих пор, как и все обстоятельства ЧП.

Катастрофы в СССР традиционно скрывали, но этот случай был особенным. За семь лет до этого Советский Союз подписал международную конвенцию о полном запрещении биологического оружия, в связи с чем существование в стране заводов по его производству стало одной из самых охраняемых государственных тайн.

Над разработками биологического оружия в СССР начали думать сразу же после образования социалистического государства. Как писал в своей книге доктор химических наук Лев Фёдоров, в 1922 году при Артиллерийском управлении Красной армии было создано «Постоянное совещание по вопросам химических средств для борьбы», а всего спустя три года из Реввоенсовета страны поступил документ с предложением «о применении бактерий для целей войны». Уже к 1926 году военные учёные смогли получить устойчивый и очень вирулентный штамм сибирской язвы – испытания, проведённые на полигоне в столичных Кузьминках, подтвердили 100-процентную смертность от вызванной отравлением лёгочной и кишечной форм инфекции. Вскоре в стране появилась целая сеть закрытых лабораторий по разработке новых форм биооружия – в разное время они располагались в подмосковной Власихе, бывшем Покровском женском монастыре в Суздале, на острове Городомля на озере Селигер, в Кирове и т.д.

Город, которого нет

В 1946 году по приказу Сталина на окраине Свердловска был создан новый военно-биологический институт. По информации Льва Фёдорова, к тому времени в руках у советских учёных оказались материалы по изготовлению биооружия, захваченные у японцев в ходе войны в Маньчжурии. Японцы долгое время занимались разработкой боевых бактерий и достаточно преуспели в этом направлении, не чураясь испытывать боеприпасы на пленных. Как в случае с трофейными немецкими ракетной и ядерной программами, опыт японцев было решено использовать – так появился институт, с годами выросший в Военно-биологический центр Минобороны СССР.

Известен он был как Свердловск-19. Впрочем, что значит известен – местные жители знали лишь о том, что за заборами и кольцами охраны находится какой-то военный объект. О том, что на территории комплекса учёные ведут работы с бактериями сибирской язвы, чумы, туляремии, сапа и т.д., а рядом на заводе идёт производство боевых штаммов, никто даже не мог себе и помыслить. Этому способствовал и высший уровень секретности, сопровождавший Свердловск-19. Сотрудникам военного городка запрещалось покидать его территорию – для них за забором построили собственную больницу, магазины и даже загс. Официально населения Свердловска-19 даже не существовало – в интересах секретности люди числились проживающими в соседней Пермской области.

О том, какие работы ведутся в лабораториях, не знали даже местные чекисты и военные, а для защиты сверхсекретной информации от перехвата над городком на геостационарной орбите постоянно висел спутник.
В закрытых цехах рабочие снаряжали биомассой бомбы и крылатые ракеты для стратегических бомбардировщиков Ту-22. Выращенные в питательной среде бактерии высушивали, после чего превращали в порошок. Согласно расчётам, всего 100 килограммов спор сибирской язвы должно было хватить для того, чтобы в густонаселённых городских условиях уничтожить до 3 млн человек. То есть для убийства всего живого, скажем, в Нью-Йорке хватило бы трёх-четырёх ракет.

По теме

Готовые боеприпасы вывозили из Свердловска-19 по подземному тоннелю. Построить его пришлось после того, как настоящий Свердловск стал бурно расти, отчего вокруг секретного городка уже не шумел лес, а стояли цеха предприятий. В результате к середине 70-х объект, на котором производились смертельно опасные вещества, оказался в центре Чкаловского района Свердловска.

«Перепугалась страшно»

Утром 2 апреля 1979 года в свердловскую горбольницу № 20 стали поступать странные пациенты. Люди – те, кто ещё мог говорить, – жаловались одновременно на высокую температуру, жар, кашель, рвоту и озноб. «Те, кто после оказания первой помощи почувствовал себя лучше, пытались даже дойти до дома, – рассказывала позже заведующая приёмным отделением Роза Газиева. – Но их потом находили на улице: люди просто теряли сознание. За ночь – четыре трупа. Перепугалась страшно».

О случившемся доложили в горздрав. Вскоре из Москвы в Свердловск прибыла делегация во главе с заместителем министра здравоохранения Петром Бургасовым. Мало кто подозревал, что его приезд не был случайным – в середине 50-х Бургасов сам работал в Свердловске-19. В ходе совещания московские руководители спросили местных, что они думают относительно вспыхнувшей эпидемии. Те ответили: ураганное течение болезни, кровоизлияния в лёгкие и мозг. Судя по симптомам, речь может идти о сибирской язве, вот только откуда она могла взяться в этих краях? В ответ им было сказано: источником заражения стало мясо заболевших сибирской язвой коров из соседней деревни. Его продали на рынке, что и привело к массовым отравлениям.

Спорить с начальством из Москвы никто не решился. К тому же все понимали – здесь налицо какая-то тайна, прикасаться к которой себе дороже. В историях болезней у умерших «от мяса» в качестве причин смерти записали: ОРЗ, пневмония, отравление неизвестным ядом, сепсис, инфаркт.

Тем временем в 40-й горбольнице для заболевших выделили специальный корпус на 500 коек. Местные газеты выпустили объявления о заражении кожной формой сибирской язвы в связи с потреблением мяса павших животных. 21 апреля началась массовая вакцинация гражданского населения и обеззараживание территории Чкаловского района.

К середине июня, после того как скончался последний заражённый, эпидемия сошла на нет.

Общее количество погибших всё ещё остаётся неизвестным – впоследствии все медицинские документы, касающиеся ЧП, сотрудники КГБ изъяли из больниц. Согласно данным, которые впоследствии приводил Пётр Бургасов, всего скончались 64 человека. Однако неизвестно, насколько можно им верить. «Эти данные охватывают только гражданских жителей, и то лишь тех из них, кто был похоронен в 15-м секторе Восточного кладбища, – писал Лев Фёдоров. – Сведений о жителях, которые в первые дни эпидемии без вскрытия и с различными диагнозами были похоронены на других кладбищах, нет. Немало могил на кладбище остались безымянными. Точную цифру мы не узнаем: кладбищенские документы «сгорели». Несколько сотен заболевших были свезены в специальный корпус 40-й больницы. Места работы у них были самые разные, местожительство – одно и то же (южнее военного городка № 19). Закончили свой жизненный путь эти люди в печи, активно работавшей возле морга больницы.

Сотни заключённых, участвовавших в дезинфекционных мероприятиях, похоронены на Лесном кладбище, в основном в безымянных захоронениях. За краем Лесного кладбища расположен и участок безымянных захоронений Минобороны, о существовании которого стало известно совсем недавно. Там похоронены молодые офицеры запаса. Сотни молодых солдат, которых использовали для очистки военных городков, закончили жизнь в морге 32-го городка. Их сжигали здесь. Фактические результаты таковы: число смертей, с учётом гражданских, военных и заключённых, было в 20–30 раз выше официальной цифры».

Смерть в воздухе

Информацию о том, что произошло в Свердловске, власти страны хранили как зеницу ока. На кону стояла репутация страны – дело в том, что ещё в 1972 году СССР присоединился к международной конвенции о запрещении биологического оружия. Теперь же выходило, что Советский Союз не просто работал над биооружием, а разрабатывал его наступательные образцы. Потому вплоть до крушения СССР военные, высшие руководители и представители Минздрава стояли на своём: причиной вспышки сибирской язвы стало заражённое коровье мясо! Хотя оппоненты (о том, что случилось в Свердловске, за рубежом узнали практически сразу) указывали: у большинства умерших была обнаружена лёгочная форма сибирской язвы, а не кишечная. То есть штамм попал в организм воздушным путём. Позже появилась версия, которую поддержал Пётр Бургасов: дескать, на самом деле в Свердловске мог иметь место целенаправленный теракт – сибирскую язву распылили на автобусных остановках некие диверсанты.

По теме

О том, что случилось в закрытом военном городке, уже в постсоветское время написал в своей книге доктор биологических наук Канатжан Алибеков – бывший первый заместитель начальника секретного предприятия «Биопрепарат», занимавшегося разработкой биологического оружия.

«Работа на заводе шла в три смены и была достаточно опасной. Культуры бактерий сибирской язвы отделялись от жидкой основы и высушивались для использования в аэрозольной форме, так что в помещении всегда присутствовало некоторое количество спор. В цехах на вытяжке стояли огромные фильтры, не позволявшие бактериям сибирской язвы попадать наружу и исключавшие всякую возможность заражения окружающей среды. В последнюю пятницу марта 1979 года один из работников технического персонала завода, перед тем как уйти домой, оставил коротенькую записку своему сменщику, в которой говорилось: «Засорился фильтр, я его снял. Фильтр следует заменить». Подполковник Николай Чернышов, бывший в тот день начальником смены, точно так же, как и его подчинённые, спешил поскорее уйти домой. По правилам ему следовало собственноручно сделать запись о неисправном фильтре в специальном рабочем журнале, чтобы следующая смена обратила на это внимание. Но, возможно, устав за день, он просто не обратил внимания на записку рабочего либо не придал ей особого значения. Когда вечерняя смена вышла на работу, старший первым делом проверил записи в рабочем журнале. Не найдя ничего необычного или срочного, он отдал приказ снова запустить оборудование. И воздух, содержащий мельчайшие споры вируса сибирской язвы, вырвался через вентиляционные трубы наружу».

По одной из версий, Беду в Свердловске вызвал не обычный штамм сибирской язвы, будто бы вышедший из-под контроля военных. Речь о неизвестном наступательном биологическом оружии, которое в основном уничтожает людей по половому признаку – мужчин зрелого возраста

Лишь спустя несколько часов сотрудники завода заметили отсутствие фильтра. Вытяжку выключили, фильтр установили на место, но было уже поздно. О случившемся ЧП было доложено руководству завода, однако всё из-за того же режима секретности ставить в известность местные власти не стали.

Впрочем, даже будь поднята тревога, возможно ли было что-то сделать? Последующие события показали, что система гражданской обороны к защите от биологического оружия готова слабо. А гражданские врачи тем более: они знали, как бороться с обычной сибирской язвой, и то в теории, а здесь столкнуться пришлось с особым боевым штаммом. «Выведенный в Свердловске штамм возбудителя сибирской язвы оказался самым сильнодействующим. Он получил название Антракс-836», – пишет Алибеков. По его словам, ещё в 1953 году на кировском заводе, выпускавшем бактериологическое оружие, вирус сибирской язвы случайно попал в городскую канализацию. Заражение тогда удалось предотвратить, но спустя три года учёные обнаружили в теле живущей в канализации крысы новый штамм – гораздо более смертоносный, чем оригинальный. Именно на базе этого штамма, знакомого только военным биологам, и решено было создавать начинку для боеголовок.

Спецзараза для мужчин

На то, что свердловский штамм был каким-то уж очень специальным, обращали внимание и другие исследователи. Тот же Лев Фёдоров отмечал: как-то уж слишком избирательно действовала инфекция. Основными погибшими оказались мужчины, при том, что число погибших женщин было незначительным, а детей и подростков среди умерших вообще не было. «Беду в Свердловске вызвал не обычный штамм сибирской язвы, будто бы вышедший из-под контроля военных. Речь о неизвестном наступательном биологическом оружии, которое в основном уничтожает людей по половому признаку – мужчин зрелого возраста», – высказывал версию Фёдоров, предполагая, что речь может идти о специальной боевой рецептуре сибирской язвы, намеренно собранной из разных штаммов.

Вскоре после ЧП в Свердловске-19 промышленный выпуск биооружия был перенесён в казахский Степногорск, на окраине которого был выстроен завод по производству сибирской язвы мощностью 400 тонн в год. Впрочем, сами военные лаборатории проработали в уральской столице почти до конца 80-х. В 1992 году Борис Ельцин подписал закон о предоставлении пенсий семьям погибших от выброса спор сибирской язвы. Несмотря на то что именно Ельцин в то время стоял во главе Свердловской области и, как предполагается, знал, чем занимаются в военном городке, сам он рассказывал о тех событиях скомканно, всякий раз сворачивая разговор.

Потому вопросы по-прежнему остаются. «Армия избегала и продолжает избегать любых упоминаний о масштабном военном подземелье, которое было построено в первые послевоенные годы и которое простирается далеко за пределы Свердловска-19 и используется не только военными биологами. Не желает армия и раскрытия того, где именно на территории Свердловской области хранилось биологическое оружие (помимо самого подземелья)», – указывал Лев Фёдоров.

В настоящее время Россия официально отказалась от производства биологического оружия – бывшие предприятия «Биопрепарата» ориентированы на медицинские исследования и выпуск вакцин. По крайней мере в это хочется верить.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.06.2018 22:39
Копировать текст статьи
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх