// // Запрет на владение активами вынудил госслужащих искать обходные пути или уходить в отставку

Запрет на владение активами вынудил госслужащих искать обходные пути или уходить в отставку

640

Мандат или кошелёк

4
В разделе

Чиновники и депутаты, а также их супруги и несовершеннолетние дети отныне не могут владеть зарубежными счетами и прочими активами — соответствующий закон заработал в конце августа. На то, что политологи назвали национализацией элит, то есть на избавление от зарубежной собственности, госслужащим и народным избранникам отвели три месяца. «Наша Версия» решила проверить, как работает новый закон.

Первоначально законопроект распространялся лишь на чиновников и депутатов. В процессе подготовки его действие расширилось. В список тех, кому отныне не дозволено владеть зарубежными счетами и активами, добавили ещё и топ-менеджеров госкорпораций, а также служащих Центробанка – в законе они перечислены как лица, «принимающие по долгу службы решения, затрагивающие вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации». Всем, кого коснутся новые правила, дали три месяца на то, чтобы перевести свои активы в Россию либо уйти с занимаемых постов. Количество отставников в результате оказалось невелико – то ли слухи о громадных активах представителей российской власти за рубежом не подтвердились, то ли одновременно богатых и честных чиновников и депутатов оказалось крайне мало. Правда, в финальной редакции из законопроекта исчез запрет на владение зарубежной недвижимостью – видимо, наличие за рубежом квартиры или дома не является столь же серьёзным препятствием для занятия государственного поста, как владение счётом или пакетом акций. Тем не менее глава президентской администрации Сергей Иванов ещё в ходе рассмотрения закона в Госдуме предупредил, что иметь недвижимость за рубежом чиновнику можно лишь в том случае, если он её задекларировал и указал источник средств, на которые она была приобретена, иначе нерадивому владельцу иностранной квартиры грозит увольнение в связи с утратой доверия. Депутатов же в такой ситуации будут лишать мандатов их же коллеги.

Президент сказал: надо

История с «национализацией элит» началась ещё в прошлом году, когда президент Владимир Путин в ходе оглашения послания Федеральному собранию выступил с инициативой запрета для чиновников (тогда речь шла только о них) на владение любой собственностью за рубежом. Сам термин был впервые озвучен бывшим сотрудником администрации президента Константином Костиным и объяснялся просто: если служишь этой стране, держи всё своё имущество и деньги именно в ней, а не где-то ещё. Первыми на новые веяния отреагировали депутаты Госдумы из ОНФ – внесли в парламент соответствующий законопроект. Однако далее дело застопорилось – в Белом доме документ вызвал как минимум недоумение. У многих членов правительства имелась и имеется недвижимость за рубежом, причём иногда довольно скромная. Например, нынешний заместитель руководителя администрации президента Антон Вайно унаследовал от своего деда, бывшего первого секретаря ЦК Компартии Эстонской ССР Карла Вайно, небольшой земельный участок в Эстонии – по новым правилам он должен был бы его продать. Вице-премьер правительства Ольга Голодец, как говорили, лично наблюдала за строительством своего небольшого дома в Швейцарии – новый закон предписывал ей отказаться от него. При этом запрет на владение счетами и акциями за рубежом особого сопротивления в правительстве не вызвал. Возможно, потому, что в рамках налоговой амнистии ещё в 2007 году всем настоятельно рекомендовалось перевести свои счета в российские госбанки. В итоге законопроект ОНФ был отозван, поскольку аналогичный документ внёс уже сам президент. А в начале апреля этого года Владимир Путин, не дожидаясь принятия закона Госдумой, подписал два указа, регламентирующих владение зарубежными активами для госслужащих. Чиновникам было дано время до 1 июля, чтобы представить новые декларации об имуществе, уточнённые с учётом вводимых норм. Сведения о зарубежной недвижимости следовало указать в произвольной форме, сопроводив их описанием источника средств на её приобретения. Если же цена заграничного домика или квартиры превышает доход покупателя за три года, это является основанием для более детальной проверки налоговой декларации владельца. От акций и счетов же следовало за три месяца и вовсе отказаться – либо уйти с госслужбы.

По теме

Пехтин и золотые кренделя

Тем временем атаку на потенциальных коррупционеров и владельцев всяческих иностранных благ повела оппозиция. Депутат Госдумы Дмитрий Гудков год назад начал в своём блоге кампанию «Золотые кренделя». Таким прозвищем он предлагал награждать коллег, не расставшихся со своими бизнес-активами как за рубежом, так и в России. Поначалу разоблачения депутата вызывали возмущённую реакцию лишь у читателей его блога. Следственный комитет и Генпрокуратура не спешили направлять руководству парламента свои представления о лишении мандата того или иного «золотого кренделя». Всё поменялось в феврале, когда к разоблачительной кампании подключился известный борец с коррупцией Алексей Навальный. Жертвой разоблачителей пал один из самых активных сторонников изгнания Геннадия Гудкова из Думы – председатель думской Комиссии по этике Владимир Пехтин. Доказательства наличия у него квартиры в Майами, мгновенно разошедшиеся по Интернету, выглядели столь убедительно и одновременно скандально, что парламентарий, несмотря на поддержку коллег-единороссов, решил сложить депутатские полномочия, «чтобы партия не несла репутационные потери». Кстати, по иронии судьбы сам Пехтин по новому закону ничем бы не рисковал – квартиру в Майами ему было достаточно просто задекларировать. Происхождение же средств на её приобретение объяснить было бы и того проще: сын экс-председателя думской комиссии по этике занимается бизнесом, и квартира была приобретена им, а отец был вписан в реестр собственников как совладелец.

Очевидно, что решение о сложении полномочий далось г-ну Пехтину нелегко. Однако оно вполне вписалось в начавшую набирать обороты кампанию по «национализации элит». Вслед за единороссом из высших органов законодательной и исполнительной власти стали уходить более или менее заметные люди. Основные отставки затронули верхнюю палату парламента – места в Совете Федерации традиционно привлекают крупных бизнесменов. Практически все сенаторы, расставшиеся с мандатами в рамках «национализации элит», входят в рейтинг «200 богатейших бизнесменов России», составляемый журналом «Форбс».

Накануне вступления закона в силу в СМИ появились сообщения о том, что 39 депутатов Госдумы признались во владении зарубежной недвижимостью, счетами и активами. Однако большинство из них с мандатами не расстались.

На региональном уровне также последовало несколько отставок — так, из чукотской думы ушёл её председатель, миллиардер Роман Абрамович. Губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев отправил в отставку своего заместителя Антона Аверина — формально «в рамках реорганизации правительства». Однако незадолго до этого Аверин вошёл в список «золотых кренделей» – депутат Дмитрий Гудков обнаружил у него незадекларированную виллу в Каннах. Буквально через три дня после появления соответствующей записи в блоге оппозиционера и было объявлено о грядущей реорганизации правительства, а нижегородская прокуратура начала проверку обнародованных фактов. Однако большей части скандалов, подобных тем, которые сопровождали отставку Пехтина, в регионах удалось избежать.

Подавляющему большинству их потенциальных фигурантов вполне хватило трёхмесячного переходного периода, чтобы решить все возможные проблемы со своими зарубежными активами. Так, в правительстве от своей должности отказался лишь замминистра связи Денис Свердлов. У его супруги есть счёт в иностранном банке, который она не пожелала закрыть. Г-ну Свердлову пришлось пойти на понижение в должности, теперь он советник министра связи.

Госкорпорации на распутье

Если с сенаторами, депутатами и чиновниками всё более-менее ясно, то руководство многих госкомпаний новый закон обязывает отказаться от зарубежных активов лишь в том случае, если их назначает своим указом президент или своим распоряжением правительство, а сами госкомпании созданы «на основании федеральных законов». Возникла небольшая путаница: «Газпром» и Роснефть, например, созданы на основе не федеральных законов, а постановлений правительства. Впрочем, их руководители Алексей Миллер и Игорь Сечин уже заявили, что никаких зарубежных счетов или акций иностранных компаний у них нет. С «Транснефтью» другая проблема — она создана на основании федерального закона, но её глава Николай Токарев был назначен не президентом или правительством, а избран на собрании акционеров. Правда, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выразил уверенность, что поскольку доля государства в «Транснефти» преобладает, то это госкомпания, а значит, требования закона распространяются и на её руководство. Возникают вопросы и в связи с управлением средствами, хранящимися на счетах российских госбанков: если чиновник переводит свои деньги на счёт в зарубежной «дочке» такого банка — является ли это нарушением закона или нет? В администрации президента полагают, что тема зарубежных активов нуждается в дополнительной проработке, и в осеннюю сессию возможно внесение поправок в закон, уточняющих как само понятие «зарубежные активы», так и круг лиц, которым владение ими будет запрещено.

По теме

Как совместить приятное с полезным

Пока же закон оставляет немало лазеек для тех, кто хотел бы совместить зарубежные счета с государственным постом. Дмитрий Гудков в день вступления закона в силу перечислил самые простые способы избежать выполнения его требований. Во-первых, поскольку запрет владения зарубежными активами, равно как и обязанность декларировать зарубежную недвижимость и раскрывать источники средств на её приобретение распространяется лишь на чиновников и депутатов, а также их жён и несовершеннолетних детей, самое простое, по мнению депутата Гудкова, — переписать собственность на совершеннолетних детей и прочих родственников. «Тем более что у многих уже и внуки совершеннолетние», – пишет оппозиционер в своём блоге. Другая возможность — оформить зарубежные счета, акции или недвижимость на офшорную компанию. Учитывая, что подобных компаний может быть целая цепочка, найти конечного владельца зарубежных богатств будет непросто, утверждает Гудков, – «если вдруг вам не помогут свежие сливы из Wikileaks». Для анонимного владения зарубежными акциями существуют так называемые акции на предъявителя, которые дают право голосовать на собрании акционеров и участвовать в управлении компанией, однако не содержат никаких указаний на имя и фамилию владельца. Не менее сложно обнаружить выгодоприобретателя какого-нибудь траста, который не обязан раскрывать данные о лицах, отдавших свои акции и счета ему в управление. Наконец, наиболее «продвинутые» владельцы зарубежных активов могут прибегать к так называемым сделкам РЕПО, когда акции продаются с обязательством последующего выкупа по заранее установленной цене. При этом Дмитрий Гудков утверждает, что это лишь самые примитивные способы обхода требований нового закона.

Константин КАЛАЧЁВ, руководитель Политической экспертной группы:

– Эффективность закона будет определяться наличием политической воли — в противном случае мы получим просто пиар-кампанию на тему «национализация элиты». Руководство страны воспринимает зарубежные активы и недвижимость чиновников как угрозу, а для противодействия угрозам политическая воля обычно находится. Вот эти фобии наших руководителей, которые хотели бы, чтобы элита была национально-ориентированной, и которые боятся всяких зарубежных влияний, могут заставить этот закон заработать.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.09.2013 15:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх