Версия // Бизнес // За последние 40 лет неопределенности в мире финансов стало только больше

За последние 40 лет неопределенности в мире финансов стало только больше

1958

Лишь наполовину

В разделе

В 2017 году исполнится 40 лет публикации Джона Кеннета Гэлбрейта «Эпоха неопределенности». Сорок лет - достаточно долгое время, чтобы оглянуться назад и проанализировать, насколько Гэлбрейт был прав.

В 1977 году, как писал Гэлбрейт, мир еще не оправился от последствий первого ценового шока на нефтяном рынке. Многие задавался вопросом, последует ли новый кризис (как и случилось). США противостояли стагнации и росту инфляции. В то же время усилия по восстановлению международной Бреттон-Вудской валютной системы провалились, что бросило тень на перспективы глобального экономического роста.

Из-за всего этого золотой век стабильности и предсказуемости, которым было принято считать третью четверть XX века, казалось, внезапно подошел к концу, а за ним мир ждал период повышенной неопределенности.

Вот так все выглядело в 1977 году. С точки зрения перспектив 2017 года, однако, неопределенности-1977 можно почти позавидовать. В 1977 году не было президента Дональда Трампа. Джимми Картер не может претендовать на звание одного из лучших американских президентов, но он не угрожал предпринять шаги, которые поставят всю глобальную систему под угрозу. Он не грозился отвернуться от международных обязательств Америки, таких как НАТО и Всемирная торговая организация.

Картер также не объявлял войны ФРС и не помещал туда своих людей, готовых пожертвовать деньгами ради перспективы переизбрания. Наоборот, он назначил Пола Волкера, ставшего символом денежной стабильности, в качестве председателя Совета управляющих. И хотя Картеру не удалось сбалансировать федеральный бюджет, он хотя бы не уничтожил его.

Введет ли Трамп пошлины на китайские товары, аннулирует ли соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли и подорвет финансовую устойчивость, еще предстоит выяснить. Возможные результаты таких действий варьируются от умеренных до совершенно катастрофических. Кто знает, что произойдет? По сегодняшним меркам, Картер был воплощением предсказуемости.

В 1977 году, к тому же, перспективы европейской интеграции видели в розовом свете. Дания, Ирландия и, в первую очередь, Великобритания, примкнули к растущему быстрыми темпами Европейскому сообществу. Это был клуб, в который страны стремились именно для того, чтобы добиться более быстрого экономического роста.

В 2017 году, напротив, переговоры по вопросу выхода Британии из ЕС будут продолжать бросать тень неопределенности на будущее Европейского Союза. Как эти переговоры будут идти и как долго они будут продолжаться, можно лишь догадываться. Кроме того, основные вопросы, поднятые решением Великобритании выйти из состава блока – захотят ли другие страны последовать ее примеру и есть ли у ЕС будущее - по-прежнему не имеют ответа.

В то же время денежная система в Европе остается построенной лишь наполовину. Еврозона не является ни достаточно привлекательной, чтобы привлечь дополнительных членов, ни достаточно гибкой, чтобы предоставить передышку действующим. Еврозона, скорее всего, переживет год по инерции в том виде, в котором она есть. Давать прогнозы на больший срок сейчас не возьмется никто.

В 1977 году неопределенности, вызванные ситуацией на развивающихся рынках, не были определяющим аспектом для аналитиков. Развивающиеся страны в Латинской Америке и Восточной Азии росли, хотя они в большей мере зависели от иностранных кредитов. Китай, по-прежнему в значительной степени отрезанный от мира, не фигурировал в этом обсуждении. И даже если что-то пошло не так в странах третьего мира, развивающиеся страны были просто слишком малы, чтобы потянуть на дно мировую экономику.

Сегодня ситуация совершенно другая. То, что происходит в Китае, Бразилии, Турции, уже не является проблемой лишь этих стран. Напротив, развитие событий в этих странах имеет большие последствия для мировой экономики, учитывая то, что на долю развивающихся рынков приходится большая часть в общем объеме роста мировой экономики в последние годы. У Китая серьезные проблемы с корпоративным долгом и правительством, которое зациклилось на структурной перестройке экономики. Турция имеет массовый дефицит по счету текущих операций, неустойчивого президента и нестабильное геополитическое соседство. И если Бразилии удастся справиться с политическими скандалами, она на фоне этих стран будет выглядеть сравнительно неплохо.

Таким образом, спустя 40 лет «Эпоха неопределенности» не прошла, этой самой неопределенности стало лишь больше.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2017 14:00
Комментарии 0
Наверх