// // Экономия на медицине дорого обходится государству

Экономия на медицине дорого обходится государству

933

Нездоровый человек не может ни творить, ни созидать

3
В разделе

Очередная реформа здравоохранения оказалась ошибкой. Оптимизация медицины как ураган пронеслась по всей стране: повсеместно закрывали медучреждения и сокращали персонал. В погоне за экономией чиновники забыли о людях. Напоминать пришлось президенту. Не так давно вице-премьер Татьяна Голикова признала, что непродуманная оптимизация нанесла ущерб всей системе и нужно «возвращаться назад». Исправлять непростую ситуацию власти собираются за счёт средств национального проекта «Здравоохранение».

Сюжет: Здоровье

О проблемах и успехах российской медицины рассказал в беседе с президентом, главным редактором Издательского дома «Версия» Николаем Зятьковым кардиолог с мировым именем, академик РАН, профессор, заместитель директора Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского НМИЦССХ им. А.Н. Бакулева Юрий Бузиашвили. (Окончание. Начало в № 2)

Здравоохранение в роли нелюбимой падчерицы

– Юрий Иосифович, давайте продолжим тему хаоса в российской медицине. Сначала у нас в здравоохранении происходят сокращения. Называется это «оптимизация». Проходит какое-то время, люди жалуются, но никто их особо не слышит. И вдруг где-то прорвалось, и сам президент говорит министру здравоохранения: «Что-то вы перегнули палку, пересократили число поликлиник, фельдшерских пунктов и т.д.». Отвечают: «Да, пожалуй». И начинается обратный процесс. Что за шараханья такие?

– В 60-е годы Алексей Николаевич Косыгин во время поездки в Германию посетил местный завод. Ему показали первого робота и сказали: «Если вы хотите, мы можем продать таких роботов вам, и это сократит количество рабочей силы на 10–15%». На что он ответил: «Спасибо, но нам сокращение рабочей силы не нужно, советский человек должен быть занят». Безусловно, оптимизации требовала вся страна, в том числе и медицина. Но любое движение, направленное на улучшение ситуации, обязательно вызовет разную реакцию, найдёт своих сторонников и противников. Я не хочу сказать, что всё в медицине делается правильно, потому что не до конца знаю ситуацию. Я могу судить по своему институту, по Москве, но это не вся Россия. В принципе сокращения в медицине – это плохо. Государственный бюджет настолько бесцеремонно тратится на какие-то другие нужды, что находить нелюбимую падчерицу в виде здравоохранения – это неправильно. Потому что нездоровый человек не может ни творить, ни созидать. А нам нужны созидатели.

Рекламе не надо верить, не посоветовавшись с врачом

– Опять же, об изменениях, которые людям не очень понятны. Раньше говорили, что есть граница нормального давления, после которой нужно задуматься и начать пить лекарства. И вот не так давно европейские врачи пересмотрели эти рекомендации, и теперь этот «потолок» уже не 130/90, а 120/80. Конечно, простой человек в замешательстве. Он и при тех параметрах не очень понимал, что делать. А как быть теперь?

По теме

– В Европе и Америке в отличие от многих других стран страховые компании действительно заинтересованы в здоровье и долголетии своих сограждан. И это не гуманность, а прагматизм: они за это деньги получают. Оценив длительную ретроспективу, специалисты пришли к заключению, что прежние нормы нуждаются в корректировке. И сейчас оптимальным давлением до 60 лет считается 120/80, а потом – 130/85. На это были потрачены миллиарды, проведены тысячи исследований. Вот это и называется медицинской наукой, которая требует стандартизации. Да, это пересмотрено. Как пересмотрены и многие методы лечения. Ничего удивительного в этом нет. Надо следовать новым рекомендациям, наши врачи же это приняли.

– То есть на нас это тоже распространяется?

– Конечно! Российские стандарты адаптированы к зарубежным. Мы не можем потратить такие огромные деньги, провести такие исследования, которые проводятся на Западе. Но мы им верим, потому что знаем, как они работают, и сами, кстати, вовлечены в эту работу: Россия – один из участников мирового исследовательского процесса. И пришли к выводу, что к рекомендациям иностранных коллег надо прислушиваться и выполнять, а не критиковать.

– Насчёт того, к чему надо прислушиваться. Когда рекламируют различные препараты или приборы, постоянно звучит фраза «обязательно посоветуйтесь с врачом».

– Правильно, это делается для суда.

– То есть это не для людей, а для того, чтобы тех, кто это рекламирует, не потащили в суд? А человек, конечно, не может посоветоваться в каждом случае.

– Да-да. Это удивительно, но рекламируют и то, что в рекламе не нуждается, и то, что рекламировать не надо, потому что этот товар бесполезный, если не вредный. Вот, например, реклама колбас. Я бы её вообще запретил, потому что этот продукт ведёт к нарушению обмена веществ. Многие лекарства и методы, которые рекламируют как панацею от всего, я бы тоже запретил, поскольку это далеко не так. Так что рекламе не надо верить, не посоветовавшись с врачом. Вот представьте, вы звоните своему врачу и говорите: «Я услыхал рекламу такого-то нового лекарства. Объясните в двух словах: мне это нужно?» Врач отвечает: «Для вас это исключено, забудьте». Вы потратили 2 секунды, врач потратил те же 2 секунды. Но зато он избавил вас от долгих терзаний, сомнений и размышлений по этому поводу.

Не говорить об успехах нашей медицины – это грех

– Нас часто призывают собирать деньги для лечения детей. Но при этом в тех телепрограммах нам вначале расскажут, каких небывалых высот достигла наша медицина – тут открыли новый центр гигантский, здесь установили какой-то аппарат суперсовременный. И вроде бы бюджет у нас профицитный, что говорит о том, что деньги есть. А зачем обращаться к простым людям, у которых денег не всегда хватает на собственную жизнь? Они говорят: «Вот умирает ребёнок, ему нужно помочь». Притом чаще всего бывает так, что деньги нужны, чтобы помочь ему уехать за границу и там сделать операцию, которую не делают у нас.

– Я могу ответить за то учреждение, в котором я работаю. За всю историю существования Бакулевского центра, которому больше 40 лет, ни одному ребёнку не было отказано в хирургическом или другом лечении. Мы делаем самое большое количество операций у детей с врождёнными пороками сердца. Но речь же идёт о многих заболеваниях, да? Допустим, пересадка сердца у детей у нас в центре только-только начинает развиваться, потому что законодательно было запрещено изъятие детских органов. (Как здесь не вспомнить вмешательство МВД, когда правоохранители в поисках преступников ворвались в операционную академика Шумакова во время пересадки сердца?) Некоторым детям действительно нужно поехать за границу, потому что там проводятся операции, которые у нас ещё не делают. Это не значит, что мы тотально отстали, просто кто-то вырвался вперёд и уже начал делать то, что мы освоим завтра. Теперь о бравурных докладах об открытии центров и успехах нашей медицины. Согласен, при наличии огромного количества проблем они раздражают. Но не говорить об этом тоже грех. Ведь на фоне всеобщего пессимизма и ругани в адрес нашего здравоохранения должны быть какие-то позитивные моменты.

На лечение надо тратить столько, сколько необходимо

– Я долгие годы возглавлял фонд «Доброе сердце». К нам тысячи детей обращались, и мы им помогали. Многое делалось у нас в стране, но что-то и в Германии, Израиле, США. И чаще всего получалось так, что наше первичное звено пропускало болезнь. То есть сначала участковый врач говорил, что у вас простуда, потом в областном центре. И только когда ребёнок попадал на какой-то высокий уровень, выяснялось, что всё крайне запущено и срочно нужна операция.

– В 80-е годы я был в Нью-Йорке в гостях у профессора из центра, где детей из России с врождённым пороком сердца принимали абсолютно бесплатно. Но оформить ребёнка на лечение у нас и направить его на бесплатную операцию… Это было одно маленькое отделение. Я не знаю точно, как сегодня обстоят дела в конкретных центрах, но в целом могу объективно оценить и западную медицину, и нашу. В силу многих обстоятельств, в основном материальных, общий уровень медицины у них выше, чем у нас. Благодаря контролю со стороны страховых компаний и отлаженной судебной системе она работает чётко и ясно (а в России только и могут, что вводить запреты на получение врачами взяток в виде бутылок). Человек должен быть здоров, и на его лечение должно быть потрачено столько, сколько необходимо. Деньги ходят за больным.

У нас льготы предоставляются государством, извините за грубое выражение: захочу – вылечу, захочу – нет. Другими словами, какой-то чиновник даст направление или не даст. Поэтому, безусловно, скапливается здесь много негодования.

Таких центров, как наш, на Западе тоже единицы. Но общий уровень медицины... Ростовская городская больница, Архангельская городская больница и т.д. должны делать практически то же самое, что и мы. И только сложные случаи направлять к нам, ввиду того что у нас больше опыта. Но этого нет. У нас есть московская медицина, питерская медицина, сибирская медицина, остальное всё кое-как, кое-где, кое-что...

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.02.2019 20:28
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх