// // Экономика страдает от геополитики

Экономика страдает от геополитики

5528

Санкции не впрок

Экономика страдает от геополитики. Темур Козаев
В разделе

Чиновники периодически успокаивают россиян: мол, Запад потерял от санкций больше, чем мы. Слабое утешение. Тем более что раньше нам вообще рассказывали про то, что санкции нам пойдут только на пользу – теперь разовьётся импортозамещение. Однако сейчас о «пользе» говорить стали меньше. Почему?

Если бы от санкций нам действительно был такой прок, как некоторые сулили в первые месяцы противостояния с Западом из-за Украины, то сегодня в России наблюдался бы заметный экономический рост. А его нет. Прошедшее после 2014 года время стало в основном периодом стагнации, да и на этот год прогноз по росту ВВП весьма скромный – около 1,3%. А уровень доходов населения падает уже пять лет подряд.

Что касается ущерба как нам, так и Западу от взаимных санкций, то тут оценки сильно расходятся. К примеру, глава МИДа Сергей Лавров называл цифру в 100 млрд евро как размер ущерба Европы (надо полагать, вместе с упущенной выгодой) от санкционной политики в отношении РФ. Однако такие оценки нигде больше не встречаются. Недавно спецдокладчик ООН по вопросам негативного воздействия односторонних принудительных мер на права и свободы Идрис Джазаири признал, что ЕС действительно несёт более значительный экономический ущерб от антироссийских санкций, чем сама Россия, но цифр он не назвал. В 2017 году немецкая газета Die Welt подсчитала, что контр­санкции со стороны Мос­квы в отношении экспорта привели к потерям в ЕС порядка 30 млрд евро.

В свою очередь, Минэкономразвития оценило потери российской экономики от санкций в прошлом году в «скромные» 6,3 млрд долларов, что равно примерно 0,4% от всего ВВП нашей страны. Вроде бы не очень больно. Однако Минэкономразвития учитывает только прямые потери, а есть и другие оценки. Например, в прошлом году эксперты Высшей школы экономики указывали: из-за санкционной политики увеличился отток капитала из России. Превышение составило 20 млрд долларов против прежних оценок (составив в общем около 50 млрд). Кстати, в текущем году то же Минэкономразвития уже успело повысить собственную оценку оттока капитала до 38 млрд долларов с 19,2 миллиарда. Разница примерно в те же 20 млрд – это ли не «ущерб»? Прогноз чистого оттока на 2020 год также повышен с 7,5 до 24 млрд долларов. Помимо этого есть такой фактор, как растущая изоляция российской экономики, которую пока трудно оценить в долларах. А также технологическое отставание, которое не сокращается в результате импортозамещения, а лишь прогрессирует. При этом порой уже не надо самих санкций – работает одна лишь угроза их введения, отчего с российскими компаниями боятся заключать контракты (или идут на сделки с дисконтом), опасаясь, что те попадут под удар. Очевидно, что санкционное давление в целом работает на снижение конкурентоспособности нашей страны и её долгосрочных темпов роста. В итоге эффект от неявных санкций и от самого их ожидания может оказаться больше, чем от уже объявленных.

Что касается импортозамещения, то оно принесло пока смешанные результаты. Зачастую для производства как бы «отечественной» продукции всё равно используются импортные комплектующие. Добиться повышения конкурентоспособности российских товаров на внешних рынках тоже пока не получается. Как следствие та отечественная продукция, которая замещает импорт, выходит и дороже, и ниже качеством.

По теме

Согласно объявленной в 2014 году программе импортозамещения предполагалось к 2020 году резко снизить долю импорта (достигавшего порой 90–100%) в машиностроении, электроэнергетике, гражданской авиации, станкостроении, нефтегазовой отрасли. Да, уже в 2017 году удалось сократить импорт радиоэлектроники (до 54% вместо плановых 69%), потребительских товаров – до 35%, продуктов питания – до 22%. Однако предприятия самых разных отраслей столкнулись примерно с одной и той же проблемой: для модернизации производства всё равно приходится закупать импортное оборудование, поскольку в России либо такого не производят, либо оно не такое качественное.

Поэтому, например, при плане снизить долю импорта в лёгкой промышленности до 44% удалось достигнуть только показателя в 78%. В медицине и в производстве медоборудования при плане 33% по факту доля импорта остаётся выше 70%. Россия слишком долго ничего не производила, а если производила, то сильно отставала от передовых технологий. Теперь же, пытаясь отгородиться от внешнего мира, она стремится создать «всё своё», подчас почти любой ценой. Но пока в основном это привело к росту цен, потере качества, а порой и выдаче импорта за якобы отечественный продукт. А главное – никакого «рывка» в экономике пока не наблюдается.

И даже нацпроекты стоимостью 25,7 трлн рублей, как подсчитали экономисты Альфа-банка, дадут прямой эффект в экономике в виде прироста лишь в скромные 0,2% ВВП ежегодно (плюс ещё 0,1% косвенного влияния), причём произойдёт это только после 2019 года. Но тогда получается, что прирост от нацпроектов будет меньше, чем ущерб от санкций? Как-то не очень укладывается в голове логика такой экономической политики. О геополитике мы в данном случае не говорим.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.05.2019 16:13
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх