// // Вместо кремации наши меньшие братья находят своё последнее пристанище в мусорных баках

Вместо кремации наши меньшие братья находят своё последнее пристанище в мусорных баках

27

Смерть цвета пепла

Вместо кремации наши меньшие братья находят своё последнее пристанище в мусорных баках
В разделе

Пока ещё кладбища домашних животных не стали для России столь же привычным явлением, как на Западе, поэтому единственный на сегодня способ достойно проводить четвероногого друга в последний путь — кремация. Корреспондент «Версии» взялся выяснить, что собой представляет столичный рынок ветеринарных ритуальных услуг. Результат превзошёл все ожидания.

Телефоны фирм, оказывающих ритуальные услуги для животных, можно найти в каждой газете. Однако общения с прессой по указанным номерам явно не жаждали. Стоило представиться, как на том конце провода повисало тягостное молчание. Далее информацию приходилось вытягивать чуть ли не клещами. Ответа на довольно простые вопросы вроде «Сколько у вас стоит самая дорогая урна?» приходилось ждать чуть ли не минуту.

Тогда мы решили изменить тактику: не стеснённая в средствах дама желает проводить любимого пса в последний путь со всеми надлежащими почестями.

Как и предполагалось, дело тут же пошло на лад. Работники ветритуальных служб охотно перечисляли все виды услуг, которых оказалось не так уж много: вывоз животного, кремация и выдача праха в урне или просто в пакетике — в зависимости от состоятельности клиента. Цены везде приблизительно одни и те же. В среднем похороны четвероного друга обойдутся в $150—200. Стоимость напрямую зависит от веса животного — чем крупнее, тем больше топлива потребуется для сожжения, а следовательно, возрастёт цена. Проявить щедрость можно, разве что заказав урну по индивидуальному проекту: с барельефом почившего любимца, выгравированной эпитафией и т.д. Хотя обычно в наличии только стандартные урны — керамические, без изысков.

Работники ветритуальных контор имеют смутное представление о кремации

Сложности начались, когда «дама с собачкой» изъявила желание присутствовать при кремации. Более чем в половине случаев оказалось, что это невозможно. Отговорки звучали самые разные:

«У нас очень сложная пропускная система. И вообще здесь закрытое предприятие. Вас даже за ворота не пропустят», — заявили первые. Правда, объяснить, почему кремация животных проводится в столь засекреченных условиях, нам так и не смогли.

«Никак не получится, — извинялись в другой фирме. — У нас как раз начался ремонт...»

Интересно, как же тогда проходит кремация в условиях ремонта?..

«А зачем это вам?» — брезгливо поинтересовался молодой человек из третьей ритуальной конторы. Пришлось объяснять, что с психикой у меня всё в порядке и я не рвусь наблюдать за сожжением через специальное окошко. Просто хочется удостовериться, что мне выдали прах именно моей собаки.

«Понятно, — вздохнул тот с облегчением. — Но мы ведь не сами занимаемся кремацией.

А те, кто это делает... В общем, нас обычно не обманывают.

Все последующие отказы аргументировались в едином ключе: «Не положено». По одному из телефонов от моей просьбы вообще оторопели:

— Да вы что?! Туда даже нас не пускают!..

Так что же получается, даже сами ветеринары не знают, что творится там, за массивной железной дверью с девятью запорами?

В целом же нагнетание секретности вокруг кремации могло свидетельствовать только об одном: работники ветритуальных контор сами имеют весьма смутное представление о процессе. Отсюда и пафос. Человеку несведущему крематорий представляется мрачным помещением с огромной трубой, из которой валит чёрный дым... На деле же муфельная печь, в которой производится сожжение, занимает порядка 4 квадратных метров и может располагаться в обычном гараже, переоборудованном для таких целей.

По теме

Любая фирма может быть ликвидирована в считанные минуты

Лишь восьмая по счёту ветритуальная служба согласилась на кремацию животного в присутствии клиента. Но с некоторыми оговорками. Во-первых, придётся несколько дней подождать. Во-вторых, подобная услуга обойдётся... в $500.

Почему же так дорого? Весь пакет услуг, включающий в себя вывоз животного, индивидуальную кремацию и определение праха в урну, был оценён в $200. Откуда же набегают ещё $300? Может быть, на кремацию пригласят хор плакальщиц или будет накрыт поминальный стол? Ничего подобного. Вывод напрашивается сам собой: эти деньги клиент должен доплатить лишь за то, что пожелал лично убедиться, что его не обманут.

Также смущали несколько дней, которые придётся провести в ожидании. Где всё это время будет храниться тело?

«Не беспокойтесь. К вам сегодня же приедут и заберут его».

Желание привезти собаку самолично было встречено вежливым, но твёрдым отказом: «Не стоит. Наши работники сами приедут» Для убедительности было добавлено даже слово «бесплатно».

Для человека, переживающего потерю, такая услуга выглядела бы верхом заботы и щедрости. Расчёт делается на то, что клиент просто не захочет брать на себя лишние хлопоты. Однако настырность сотрудников конторы говорила об одном: фирма ни под каким предлогом не желала видеть у себя клиента с мёртвым псом на руках.

Некоторое время мы торговались, словно на базаре. Наш диалог был примерно таким:

— Хорошо, приезжайте, забирайте собаку, но я поеду с вами.

— Сейчас не нужно. Приедете после, на кремацию.

— А по какому адресу?

— Мы вам позже позвоним и сообщим.

— А вы что, не знаете, где расположен крематорий? Тогда дайте телефон директора.

— Он такими вопросами не занимается. Если вас что-то не устраивает, звоните в другие фирмы.

Дабы прекратить бессмысленные препирательства, пришлось пригрозить звонком в соответствующие органы, которые приедут и выяснят, в чём причина подобной конспирации. Сошлись на том, что директор позвонит мне сам. Нетрудно догадаться, что никакого звонка не последовало, а уже через некоторое время по тому же телефону вежливым голосом сообщили, что ни о какой ветритуальной конторе понятия не имеют, а работают здесь серьёзные люди, которые занимаются продажей медикаментов. На «самоликвидацию» фирме по кремации домашних животных хватило 20 минут.

«Специалист» предложил делить выручку пополам

Вторая фирма, согласившаяся провести кремацию в присутствии клиента, величаво именовала себя Центральной ветритуальной службой. На другом конце провода поначалу насторожились, но, когда узнали, что за деньгами дело не постоит, оттаяли. В итоге мы сошлись на скромной сумме в 10 тыс. рублей. Труп собаки обещали забрать в тот же день, а вот точную дату кремации опять-таки назвать не смогли. «Богатую даму» такой вариант, понятное дело, не устраивал, на чём мы и распрощались. Как оказалось, ненадолго.

Через 10 минут молодой человек перезвонил, сообщив, что номер определился на АОНе. Отпираться было бесполезно, поскольку звонила я из приёмной ветеринарной клиники доктора Карпенко. Узнав, что имеет дело с «коллегами», молодой человек потребовал к трубке начальство. Так Александр Иванович Карпенко, проработавший ветеринарным врачом четверть века, познакомился со своим коллегой Евгением, который оказался студентом первого курса Ветеринарной академии. Оказалось, лечить животных Женя пока не научился, зато быстро сообразил, как можно зарабатывать на их смерти. Разговор получился коротким. Женя предложил сотрудничество на взаимовыгодных условиях: он поставляет клиентов, выручка делится пополам. Карпенко отказался.

«Мне не впервые приходится иметь дело с такими людьми, — сказал мне после разговора Александр Иванович. — Кремация животных — это услуга, которая всегда будет иметь спрос. Поэтому всегда найдутся и те, кто захочет на этом заработать».

Труп кошки был обнаружен на помойке

Вот так и вылезла на свет неприглядная правда. Реальной кремацией животных в Москве занимаются единицы. Остальные конторы зачастую не имеют даже офисов, не говоря уже о холодильных установках и печах. Этим и объясняется повышенная секретность. Действуют такие конторы по следующему принципу: выезжают к клиенту на дом, забирают труп животного и везут его... на ближайшую помойку. Через несколько дней хозяин получает урну. Чей прах находится внутри и прах ли это вообще, об этом лучше даже не задумываться.

В ликвидации одной из таких фирм доктор Карпенко участвовал лично. Люди попались нежадные, денег взяли немного. А через полчаса труп кошки, отданный на кремацию, был обнаружен в мусорном баке на заднем дворе. Через два дня Александру Ивановичу выдали урну якобы с прахом, после чего г-н Карпенко предъявил мёртвое животное. Доводить дело до суда не стали. Договорились полюбовно: контора закрылась, чтобы скорее всего несколько месяцев спустя обосноваться по другому адресу. Уж больно бизнес этот прибыльный.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.11.2016 18:33
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх