Версия // Власть // В чём радость ЕврАзЭС от раздробленной Европы?

В чём радость ЕврАзЭС от раздробленной Европы?

2288

Престарелый Старый Свет

фото: DPA/ТАСС
В разделе

25 марта исполнилось 60 лет со дня подписания Римского договора, давшего старт образованию Евросоюза. Может быть, Евросоюзу пора уходить на покой? По крайней мере последние годы всё чаще звучат мнения, что ЕС пора бы уже видоизмениться. Или вообще умереть. Об этом, кстати, многие мечтают в России. Вот только по факту оказывается, что никакой выгоды мы от этого не получим. Скорее наоборот.

«Европе 60 лет, и по ней это видно. То, что должно было стать отправной точкой для прогрессивной европейской интеграции, то есть Римский договор от 25 марта 1957 года, в настоящее время ассоциируется с повышением напряжённости и разочарованием. Европейский сон очень быстро растаял» – так скептически оценил эффективность ЕС обозреватель Карло Лоттьери на страницах газеты il Giornale.

Очевидно, что Евросоюз переживает кризис. Великобритания на референдуме поддержала идею Brexit, к 31 марта планирует начать переговоры с Брюсселем о выходе из Евросоюза. Примеру Великобритании так и норовят последовать Швеция, Дания, Греция, Нидерланды, Франция и Венгрия. При этом в Европарламенте заседают евроскептики, которые активно продвигают идею развала Евросоюза. Стоит понять, чем они недовольны.

Подкузьмили беженцы

Как отмечает Карло Лоттьери, проект единой Европы был призван помирить народы, столкнувшиеся меж собой в страшных битвах Второй мировой войны. В связи с этим были планы по созданию единой армии и проведению континентальной дипломатической политики, но не сложилось – перевесили многочисленные и противоречивые интересы стран-участниц. Объединение рынков тоже не дало желаемого эффекта – вместо того чтобы открыть себя миру, «Европа замкнулась в себе: в сельском хозяйстве, в металлургической промышленности и других отраслях, в основном из-за усиленного регулирования».

Тут можно вспомнить Грецию. Именно благодаря директивам ЕС эта страна полностью утратила возможность экспортировать свою сельскохозяйственную продукцию. В частности, Евросоюз установил для неё квоты, приказав производить виноград в меньшем объёме. И Греция послушно вырубила «лишние» виноградники в ущерб собственной экономике. Таких примеров много.

Как пишет il Giornale, выиграла идея «политической» Европы, воодушевлённой стремлением создать своего рода супергосударство со столицей в Брюсселе. Но именно навязывание политической воли Брюсселя всё больше раздражает многие государства.

А теперь новое испытание: Евросоюз сильно подкосила проблема мигрантов. В 2015 году Европейская комиссия распространила план по распределению беженцев из Африки и с Ближнего Востока между государствами – членами ЕС. Согласно ему каждая из 28 стран обязана принять строго установленное число мигрантов. Однако не всем это понравилось. Наиболее активно выражали протесты бывшие соцстраны: Чехия, Словакия, Польша и Румыния.

По теме

а Венгрия провела референдум против этой безумной политики. 98,33% тех, кто пришёл на избирательные участки, проголосовали против навязанных руководством ЕС квот, однако Брюссель не принял эти результаты из-за недостаточной явки. В результате наиболее пострадавшие от наплыва «гостей» устремились к выходу из ЕС. Швеция выступила за продление временного пограничного режима, датчане забрали у Евросоюза право контролировать свои границы.

Французов считают главными евроскептиками. По результатам опросов, 61% граждан Франции негативно относятся к ЕС. Кандидат в президенты, лидер Национальной партии Марин Ле Пен также ратует за референдум по вопросу выхода из Евросоюза.

Но есть страны, которые, на­оборот, активно туда стремятся. Например, Украина.

А нам-то что за польза?

Впрочем, есть и плюсы. В ЕС удалось воплотить идею свободного движения товаров, услуг и капиталов. Также были отменены таможенные пошлины и сняты количественные ограничения во взаимной торговле и введён единый таможенный тариф по отношению к третьим странам. Кроме того, появление единой сильной валюты способствовало увеличению внутренней ликвидности.

К безусловным плюсам можно отнести и свободу передвижения. Граждане ЕС могут свободно путешествовать, работать и учиться в любом из государств союза. Помимо этого страны ЕС старались вводить единые стандарты в системах образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения. Законы Евросоюза также являются приоритетными по отношению к национальным.

Очевидно, что плюсов у такой организации много, не зря Россия пытается воплотить нечто подобное в союзе с Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном. Однако, если верить официальной пропаганде, Кремль спит и видит, как бы Евросоюз поскорее развалился. Как будто договариваться с каждым отдельным лидером, даже если он окажется невменяемым, будет проще. Да ещё и санкции автоматом отменят. Заживём!

Но при этом почему-то 1 декабря прошлого года президент РФ Владимир Путин утвердил новую концепцию внешней политики России, где в качестве одной из целей называется безвизовый режим с ЕС.

В действительности России выгодно иметь надёжного торгового партнёра с твёрдой валютой, единой системой расчётов и стандартов. Как и само существование Шенгенской зоны. Бракоразводный процесс Евросоюза, несомненно, стал бы сильнейшим стрессом для национальных экономик европейских стран. Аукнулось бы и нам, как торговому партнёру.

Скорее уж распад ЕС соответствует интересам США. Вашингтон не воспринимает ЕС в качестве торгового партнёра, а вот в качестве конкурента американским корпорациям – вполне.

КОНКРЕТНО

Пять путей Европы

Сейчас Еврокомиссия (ЕК) разработала пять сценариев трансформации ЕС, которые озвучил председатель ЕК Жан-Клод Юнкер. Все перспективы рассчитаны до 2025 года. Первый сценарий – инерционный. Он подразумевает, что политика руководства ЕС останется без изменений и Брюссель будет продолжать реализовывать реформы, утверждённые за последние три года. Они предполагают развитие экономики, рынка труда, привлечение инвестиций. Но при этом члены ЕС получат больше самостоятельности в вопросах безопасности и дипломатии.

Второй сценарий сужает рамки ЕС до чисто экономического союза и общего рынка. В такой ситуации страны Евросоюза будут договариваться между собой на двусторонней основе, не давая коллективных ответов на внешние вызовы.

Третий вариант развития – компромиссный. При нём страны сами будут решать, насколько глубоко они хотят интегрироваться в Евросоюз. Звучит красиво, но при таком варианте граждане разных стран оказываются в неравном положении. Они зависят от того, какую форму интеграции поддержало их правительство.

Четвёртый сценарий получил название «делать меньше, но с большей эффективностью». То есть в этом случае членам ЕС нужно определиться, в каких сферах политики и экономики им нужно проявлять наибольшую активность и солидарность, а что счесть мелочами и избыточным контролем. Но велика вероятность, что оставшимся после Brexit 27 странам будет сложно договориться о приоритетах.

И, наконец, пятый сценарий подразумевает увеличение влияния брюссельской дипломатии и ещё большую интеграцию европейских стран в союз. Но тут, по словам Юнкера, есть опасность, что «заметная часть общества будет отказывать ЕС в легитимности», считая, что Брюссель отбирает власть у национальных правительств.

Какой из этих сценариев может спасти Евросоюз?

А ведь есть же ещё концепция «Европы двух скоростей», которую продвигают самые экономически сильные страны ЕС. Её смысл состоит в том, чтобы подвергнуть Евросоюз внутреннему разделению на передовые и отстающие страны. Таким образом, дальнейшая интеграция будет происходить между лидерами, которые невидимой стеной отгородятся от аутсайдеров – преимущественно стран Восточной Европы и Прибалтики. А что, по крайней мере честно!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.03.2017 08:09
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх