// // Учёные доказали: россияне – самые несчастные на планете

Учёные доказали: россияне – самые несчастные на планете

585

Горе лукавое

Для большиства сограждан одна радость - напиться с горя. Фото: ИТАР-ТАСС
Для большиства сограждан одна радость - напиться с горя. Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российские граждане имеют два твёрдых убеждения. Первое – они самые несчастные. Второе – для счастья им не хватает денег. Американский социолог доказал, что первое утверждение верно, а второе – нет. Правда, есть и хорошие новости. Нашему горю можно помочь, было бы желание.

В течение 30 лет под руководством профессора Мичиганского университета Рональда Инглхарта велось исследование World Values Survey (WVS) – «Всемирное исследование ценностей». В его рамках учёные исследуют гражданское общество в сотне стран мира. Людей спрашивают, насколько они счастливы, а также исследуют имеющиеся у них социокультурные ценности. Каждый год WVS публикует «индекс счастья», весьма популярный у мировых СМИ. Россия в этом индексе традиционно занимает последние места. Наши граждане чувствуют себя такими же несчастными, как жители нищей Нигерии и разорённого войной Ирака.

«Россия – уникальный случай. Здесь уровень счастья гораздо ниже, чем должен быть при существующем положении дел», – говорит Рональд Инглхарт. По его словам, невероятный пессимизм был выявлен ещё во времена СССР: в 1981 году его группа провела пилотное исследование в Тамбовской области. Результаты оказались шокирующими.

«Уровень счастья зависит от уровня доходов – в богатых странах счастливых людей больше. Но в Тамбовской области был зафиксирован уровень несчастливости на уровне Индии и Нигерии, которые были намного беднее», – рассказывает Инглхарт.

С 1991 года в России уровень счастья замерялся каждые пять лет. Результаты так поразили учёного, что он со следующего года возглавит открывающуюся здесь на грант российского правительства Лабораторию сравнительных социальных исследований.

«Ваша страна – очень интересный случай, – признается учёный. – Хотя, конечно, никому не пожелаю быть объектом такого интереса – ведь это всё равно что интерес врача к уникальной болезни».

«Социальный доктор» Инглхарт знает что говорит: судя по результатам измерений, Россия с низкого уровня счастья в 1991 году упала на совершенно невозможный уровень. Более того, такая скорость и глубина падения никогда не фиксировались – даже в странах, охваченных войной, эпидемиями и голодом.

Но и этого было мало – к 1996 году уровень счастья упал ещё больше. И ещё… Небольшое повышение его было зафиксировано только в 2006 году. К этому времени страна купалась в нефтедолларах, отдых на заграничных курортах стал для россиян обыденным явлением, а российские цены вызывали оторопь у скуповатых иностранцев. Счастья у российских граждан было при этом столько же, сколько у албанцев.

Инглхарт объясняет российский феномен застоем, а затем крушением СССР, отсутствием демократии и проч., но в целом признаёт, что ответ не полон. Всё-таки крушение коммунизма затронуло и другие страны, и даже бывшие советские республики, многие страны пережили гораздо больше несчастий и нищеты, а такого пессимизма у их граждан не наблюдается. В сущности, для поиска причин феноменальной несчастливости россиян и приехал в нашу страну Инглхарт.

Одно из объяснений – социокультурные ценности россиян. В 2006 году WVS составило своеобразную культурную карту мира. Все исследованные страны (а это 90% населения Земли) были распределены по двум осям координат. Одна касается культурных ценностей: традиционные – современные. Грубо говоря – «Все за одного» или «Каждый за себя». Вторая замеряет мотивацию: ценности выживания – ценности самореализации. Опять же продолжая обобщение: «Лучше жить на коленях» или «Лучше умереть стоя».

По теме

Итоги таковы. Скандинавы посчитали, что лучше умереть стоя, но каждый сам за себя. Англоговорящий мир тоже предпочёл умереть стоя, но вот насчёт каждый сам за себя засомневался. Японцы и жители Юго-Восточной Азии, исповедующие конфуцианство, решили, что каждый, безусловно, сам за себя, но вот умирать стоя совсем необязательно. Жители католической Европы разошлись с конфуцианцами только в одном: они не уверены, что каждый сам за себя. Гордые жители Латинской Америки, естественно, ответили, что готовы умереть стоя, но все за одного. Жители Африки и Южной Азии готовы жить на коленях, но опять же все за одного. В постсоветских странах граждане предпочли жить на коленях, но каждый сам за себя.

Россия здесь оказалась самой «передовой» – так терпеть, как русские, не готовы даже жители Африки, а сравнимый индивидуализм был обнаружен только у болгар и белорусов. Понятно, что в мире, где «каждый погибает в одиночку» и «умри ты сегодня, а я завтра», трудно быть счастливым.

Второе объяснение кроется в открытии, сделанном группой Рональда Инглхарта. Выяснилось, что поговорка «не в деньгах счастье» совершенно верна. Правда, только с определённого уровня доходов: когда ВВП страны на душу населения превышает 5 тыс. долларов в год. До этого момента повышение уровня благосостояния граждан делает их счастливее. Причём при ВВП ниже 2 тыс. долларов в год только это и может принести им счастье. Если же уровень ВВП превышает 15 тыс. долларов на душу, то сделать граждан счастливыми деньги не могут. «Билл Гейтс вряд ли намного счастливее среднего американца», – объясняет это Инглхарт.

Россия относится к странам, где ВВП на душу населения составляет около 15 тыс. долларов. Поэтому мы не становимся счастливее при росте цен на нефть. «Повышение уровня благосостояния помогает людям делаться счастливыми только в бедных странах, – поясняет Инглхарт. – Если бы речь шла о таких странах, как Нигерия или Индия, я советовал бы их правительствам поднимать экономику. Но уже со стран уровня Португалии с повышением доходов счастье растёт медленно или вовсе не растёт».

Так что России гораздо больше, чем рост зарплат и даже пенсий, поможет большая справедливость в распределении доходов. «Чем больше неравенство в стране, тем более несчастные её жители», – утверждает Инглхарт. Также он отмечает необходимость демократии. Но не столько в политике, скорее в повседневной жизни. «Человек, который имеет свободу выбора, уверен, что сможет изменить свою жизнь к лучшему, и это делает его счастливее», – говорит учёный. А свобода выбора – это не только и даже не столько выборы органов власти, сколько возможность выбрать место жительства, образования, работы, медицинской помощи и прочее. То есть нужны транспортная доступность для всех регионов, реформа образования и медицины, реформа системы регистрации и много иных реформ.

Наконец, есть ещё один фактор, который вообще мало зависит от властей, но который является хорошим индикатором уровня счастья: терпимость. «Общества, в которых развита терпимость к людям иных рас, национальностей, религий, половых предпочтений и так далее, счастливее, – утверждает Инглхарт. – А самым лучшим индикатором уровня счастья является отношение к женщине». Этот признак ещё до учёного заметил американский писатель Роберт Хайнлайн. О здоровье общества можно судить по его отношению к женщинам, учит герой его самого знаменитого романа «Фрайдей». Общество, унижающее женщин, больно.

Впрочем, нельзя не учитывать особенность российских граждан, которую экономист Евгений Ясин называет «высоким уровнем прибедняемости». Явление это, можно сказать, историческое и отражено в той самой поговорке о сироте казанской, которая, как известно из российской истории, получала за жалобы богатые дары от Ивана Грозного. «У нас уже в мозгах написано: пригнись, не высовывайся, это ещё с татаро-монгольского ига идёт», – считает психолог Валерий Гостев. Прибедняться в России всё ещё выгодно – вот российские граждане и дают ответы, удивляющие честных американских учёных. Однако эта выгода сомнительна.

Во-первых, это мешает увидеть настоящие проблемы. Писатель Варлам Шаламов в своих знаменитых «Колымских рассказах» писал, как зэки, ради того чтобы лечь в «больничку», симулировали болезни, не замечая при этом, что уже смертельно больны. Мы плачем не о том, говорят социологи. Российское общество «атомизируется», рвутся все социальные и даже родственные связи, а люди жалуются на то, что денег не хватает, или даже на то, что у соседа денег больше.

Во-вторых, те же американские психологи недаром считают, что для того, чтобы стать счастливым, надо вначале улыбнуться. «Поза плакальщика» рано или поздно приводит к тому, что человек и вправду начинает верить в свои несчастья.

Результат? Уже при первом исследовании в Тамбовской области в 1981 году Инглхарт обнаружил рост алкоголизма и повышение мужской смертности – то, что сейчас признаётся орудием убийства нации. Заметим, речь идёт о 1981-м, а не о 1991 годе. То есть «проклятые демократы» тут ни при чём. Вначале мы немножко сгустили краски, чтоб было за что выпить. Потом поверили себе и добавили. Потом действительность подтвердила нашу правоту (а как же иначе, ведь никто не сомневался в худшем) – ну как тут не напиться. Потом… А потом может быть поздно: сердце общества, как и сердце человека, может не выдержать, предупреждает учёный. Пессимизм убивает.

Возможно, именно осознанием властями такой опасности и обусловлено то, что группа Инглхарта оказалась единственной в области социальных наук, выигравшей грант российского правительства. Сам учёный признаёт, что готов давать советы по результатам исследования. «Я не хочу, чтобы страна, обладающая таким количеством ядерного оружия, была загнана в угол и наполнена несчастными людьми», – просто объясняет он свой интерес к проекту. Наш интерес гораздо выше, так что стоит внимательно выслушать советы учёного. И для начала попробовать хотя бы научиться улыбаться.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.12.2010 11:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх