// // У татар Крыма припрятаны десятки тысяч нелегальных «стволов»

У татар Крыма припрятаны десятки тысяч нелегальных «стволов»

2828

КРЫМинальный арсенал

2
В разделе

У «симферопольского стрелка», застрелившего двух санитарок на станции «Скорой помощи» и ранившего ещё нескольких медиков, «нет национальности» – так считает вице-премьер Крыма Руслан Бальбек. Зато есть имя и фамилия – Бекир Небиев. Он крымский татарин. И его национальность мы упоминаем здесь вовсе не для того, чтобы разжечь межнациональную рознь. Проблема, о которой пойдёт речь ниже, характерна сугубо для крымско-татарского населения, воссоединившегося с Россией полуострова. Эта проблема – огнестрельное оружие. Его в Крыму слишком много. И держат его – нелегально – в основном крымские татары.

Переселяться из Узбекистана и Таджикистана в Крым потомки депортированных в 40-е годы крымских татар стали в начале 90-х, во время разгула бандитизма. К тому времени в Крыму уже действовало несколько крупных организованных преступных группировок – «башмаки», «сэйлем», «греки». Они имели на руках огнестрельное оружие и всегда были готовы стрелять. Оседавшие же на полуострове крымские татары, как правило, не устраивались на промышленные предприятия, предпочитая работать на себя – заниматься мелким бизнесом, связанным с перепродажей на рынках привезённого челноками из Польши ширпотреба или выращенных крымчанами фруктов и овощей. Говорят, что четверо из пятерых взрослых крымских татар до сих пор зарабатывают на жизнь торговлей – похоже, это на самом деле так. Потому переселенцы стали приманкой для местных бандитов. Чаще всего рэкетиры и налётчики «щемили» именно частных предпринимателей, так что крымским татарам пришлось самим решать вопрос собственной безопасности – милиция в те времена бороться с организованной преступностью была не в состоянии. Вначале переселенцы сколотили свою национальную группировку – «имдат». Предполагалось, что в случаях бандитских «наездов» на помощь своим соплеменникам будут подтягиваться вооружённые имдатовцы. Но противостоять местным бандитам «имдат» не смог. «Авторитетов» из крымско-татарской «бригады» перестреляли матёрые «башмаки» с «греками». И тогда похоже крымские татары стали вооружаться на свой страх и риск – чтобы самим отбиваться от грабивших их «братков».

Поставками чеченских «стволов» в Крым занимался соратник Джохара Дудаева

Но где взять оружие? Достать несколько «стволов» в Крыму в общем-то никогда особой проблемой не было – «эхо войны», как говорится. На горе Мангуп, откуда генерал Манштейн обстреливал Севастополь, «копатели» до сих пор находят «вальтеры» и «парабеллумы» – в масле, новёхонькие. Но даже сотня «стволов» не решала проблему, а вооружиться тогда стремился каждый второй репатриант. Потому нужны были тысячи, десятки тысяч пистолетов и ружей. Канал их поставки наладили с Северного Кавказа. Осенью 1994 года к лидеру одной из крымских организованных преступных группировок по кличке Ваня Грек приехали гости из Чечни – среди них был и небезызвестный Мовлади Удугов, возглавляющий нынче перебравшихся за кордон вчерашних головорезов Джохара Дудаева со товарищи.

Вскоре после этого захиревшая было группировка Вани Грека начала преображаться. Ванины бандиты вдруг разбогатели, а сеть принадлежавших ему спортклубов стала регулярно принимать на своих спортивных базах кавказских гостей из Ичкерии. Там в обстановке строгой секретности (камеры слежения, вооружённая охрана) гости оттачивали своё боевое мастерство. Иногда Ванины «братки» привозили на базы своих должников, которые на время становились живыми тренажёрами для гостей. Отдаривались гости привезёнными из Чечни ружьями и пистолетами, реже – автоматами и пулемётами. «Стволы» поставлялись сотнями, если не тысячами, а перевозили оружие чаще всего морским путём из грузинского Поти или российской Анапы в тогда ещё украинские Судак и Феодосию. У лидера «греков» не было никаких проблем с реализацией огнестрела – оружие на корню скупали люди часто входившие в крымско-татарскую общину. Между прочим, «Наша Версия» об этом написала ещё в 2000 году, и автор статьи лично отправил тогда несколько газет руководителю крымского главка МВД Украины, ожидая реакции. Но её не последовало: крымским правоохранителям тогда явно было не до разборок.

По теме

Местные политики и депутаты «крышевали» поставки оружия

Одними из тех, кто мог принимать непосредственное участие в «крышевании» были депутаты парламента автономии Владимир Шевьёв и Анушаван Данелян (последний, к слову, до 2007 года трудился премьер-министром Нагорного Карабаха). Примечательно, что с «греками» оба народных избранника состояли в контрах, будучи выходцами из конкурирующей структуры – «сэйлема». Зато некоторые чеченцы им безоговорочно доверяли. Удугову было спокойнее вести дела одновременно с представителями двух бандитских группировок – так казалось вернее. Именно Шевьёв свёл Удугова с заместителем спикера крымского парламента Данеляном. Итогом их встречи стало распоряжение замглавы крымского парламента отдать кавказским гостям несколько пансионатов на Южном берегу Крыма. А Удугов и его приближённые получили удостоверения помощников депутатов Верховного совета Крыма – для облегчения передвижения по дорогам автономии. Схема сбоев не давала: чеченские бандиты ввозили оружие, «греки» занимались его перепродажей дельцам из крымско-татарской общины, а «крышу», похоже, обеспечивал близкий к властям полуострова «сэйлем». И так продолжалось до тех пор, пока крымские татары не рискнули отказаться от посредников и стали покупать чеченское оружие напрямую.

Неизвестно, кто именно тогда замкнул Мовлади Удугова на лидеров меджлиса (поговаривали, что вероятным посредником выступил некто Сейдамет Абдураимов, майор запаса украинской армии, три месяца воевавший в отряде Хаттаба). Но примерно с осени 1997 года оружейные поставки с российского Северного Кавказа стали осуществляться напрямую. Тогда же в офисе лидера меджлиса Мустафы Джемилёва, по-видимому, появился огромный портрет Джохара Дудаева. Рассчитывались с чеченскими бандитами меджлисовцы похоже точно так же: частично оружие оплачивалось деньгами, а частично – услугами. На территориях принадлежавших меджлису учебных и рекреационных учреждений чеченские боевики продолжали оттачивать боевые навыки и поправлять здоровье. Идиллия длилась до весны 2000 года – пока очередную публикацию «Нашей Версии» на тему оружия из Чечни для крымско-татарских правонарушителей не прочёл тогдашний спикер парламента автономии Леонид Грач. И тогда началась чистка.

В крымско-татарских поселениях находили целые арсеналы

Прежде всего правоохранители с подачи Грача «зачистили» базы, на которых радушный меджлис похоже и принимал ичкерийских боевиков. Начальнику главного управления министерства внутренних дел Украины в Крыму Геннадию Москалю, уверявшему, что никаких поставок оружия бандитам нет и в помине и «ситуация под контролем», «оружейный скандал» стоил должности – его срочно перевели из автономии в Днепропетровск. Служба безопасности Украины прошерстила все крымские турбазы и дома отдыха, подведомственные Верховному совету Крыма. А в селе Соколином Бахчисарайского района в местном центре культуры и отдыха, принадлежавшем активисту национального движения крымско-татарского народа предпринимателю Магомеду Гаджиеву, правоохранители накрыли оружейный склад – полторы тысячи единиц стрелкового оружия. Провели обыски и в двух спортивных центрах, где тренировались чеченские боевики под крылом у меджлиса: в посёлке Еленовка Белогорского района, а также на заброшенной базе Мин­обороны СССР на горе Чатыр-даг. Там тоже нашли тайники с огнестрельным оружием.

Но на том весь скандал и закончился. Пока спикер парламента Крыма Леонид Грач подстёгивал местных правоохранителей, оружие они продолжали изымать. Но как только в апреле 2002 года Грача сместили, интерес республиканских главков МВД и СБУ к проблеме мгновенно иссяк. Год от года проводились вялые рейды в посёлках, компактно населённых в том числе крымскими татарами, но изъятые «стволы» на сотни и тысячи больше никто не считал. В лучшем случае за раз изымали десяток-другой ружей и какой-нибудь ржавый ТТ.

Почему правоохранители не организуют проверочные рейды?

Нет, неспроста «вежливые люди», обеспечивая прошлой весной безопасность крымчан во время переходного периода до референдума, в первую очередь взяли под особый контроль крымско-татарские поселения. Так вышло, что располагаются они на границах населённых пунктов. Скажем, на выезде из Симферополя по ялтинской трассе крымские татары компактно проживают в посёлке Тахта-Джами, по феодосийской – в Анна-Юрте, а по дороге в Бахчисарай и Севастополь – в самострое за 7-й городской больницей. Той самой, в которой Бекир Небиев и устроил побоище тёплым сентябрьским днём. Этот самострой – захваченная крымскими татарами безо всякого согласования с местными властями окраина крымской столицы – по сути, может представлять собой до отказа набитый оружием склад. Наверняка незарегистрированные «стволы» там можно найти едва ли не в каждом дворе – если, конечно, поставить такую задачу. Но перед крымскими правоохранителями она, по всей видимости, не поставлена. Иначе чем объяснить тот факт, что за полтора года у них так и не дошли руки даже до куцых штатных проверок, подобных тем, что проводились в украинские времена.

По теме

Крымский татарин Бекир Небиев, расстрелявший сотрудниц станции «Скорой помощи», которая, к слову, обслуживает большей частью именно его соплеменников и чуть ли не наполовину из них же и состоит, недолго ходил за ружьём. Оружия в Крыму – море. Двадцать лет назад один из тогдашних начальников крымского главка МВД генерал Гамиев по просьбе симферопольской «Мещанской газеты» подсчитал, что у крымчан на руках находится не менее 50 тыс. «стволов». За два десятилетия их число явно не уменьшилось – скорее напротив. Так чем же вызвано бездействие правоохранителей? Почему они не изымают «стволы» у представителей крымско-татарских общин?

Лидеры крымско-татарской общины подают соплеменникам дурной пример

На момент написания этой статьи Небиев находился в бегах – прихватив с собой приличную сумму денег и ружьё с боеприпасами, он залёг на дно. У автора статьи нет никакого сомнения, что соплеменники своего правоохранителям нипочём не сдадут. Фельдшера Ирину Суханик и санитарку Татьяну Каткову без лишней помпы похоронили – полицейские, стремясь свести к минимуму число желающих проститься с убиенными, отсекали горожан ещё на дальних подступах от места гражданской панихиды. Как бы чего не натворили!

Известно ли вам, что Хайсер Джемилёв, сын главы незаконного меджлиса Мустафы Джемилёва, недавно получил тюремный срок за то, что застрелил трудившегося на его семейство Февзи Эдемова, который в момент преступления, как ни в чём не бывало, ковырялся в огороде? По всей видимости Джемилёв убил Эдемова из незарегистрированного «ствола». Похоже, влиятельный отец «отмазал» убийцу-сынка, насобирав справок о его умственной неполноценности, но затем власть в Крыму поменялась, и липовые справки не уберегли убийцу от ответственности. Но если подобным образом могут вести себя лидеры крымско-татарской общины, подавая тем самым пример своим соплеменникам, то почему же обычному члену общины, у которого тоже найдётся ружьё, не применить его по случаю? Поговаривают, что «скорая помощь» не всякий раз приезжала к Небиеву по телефонному звонку, – а звонил он по нескольку раз в день, трясясь за своё здоровье после недавно перенесённого микроинсульта.

Нынешним владельцам оружия из крымско-татарской общины следовало бы сделать выводы, и добровольно сдать оружие, если оно имеется. Вместо этого Руслан Бальбек заявляет, что у убийцы медработников «нет национальности». Зато есть оружие. Хотя давно известно: если на стене висит ружьё, однажды оно обязательно выстрелит.

кстати

Кстати

Говорят, что «симферопольский стрелок» – обычный, ничем не примечательный житель пригорода. Это не совсем так. Семья Небиевых была дружна с Ахтемом Чийгозом – одним из самых одиозных представителей незаконного меджлиса. Сейчас Чийгоз находится под стражей по делу об убийстве беременной жительницы Бахчисарая, молодой славянки. Чийгоз, организатор неоднократных нападений на православный Свято-Успенский монастырь, сбил её на пешеходном переходе своим автомобилем. Позже Чийгоз формировал отряды боевиков для отправки на «майдан» в Киев, а после координировал экстремистов, организовавших 26 февраля 2014 года бойню возле Верховного совета Крыма, в которой погибли два человека.

Сотрудник крымско-татарского телеканала ATR Роман Спиридонов в социальной сети подтвердил связь Небиева с радикалами из незаконного меджлиса, заявив, что-де сына убийцы «три месяца мурыжили в СИЗО, требуя показаний на Чийгоза». А вот что на сей счёт поведала известная крымская журналистка На-

талья Гаврилева: «Сын убийцы, Эскендер Небиев, работал оператором на крымско-татарском телеканале ATR, известном своей пещерной русофобией. В апреле прошлого года его задерживали по «делу 26 февраля». Когда следователи пришли за видеоматериалами в офис телеканала, Небиев-младший сделал всё, чтобы они не попали к ним в руки. Эскендера Небиева выпустили на свободу под личное поручительство муфтия Крыма Эмирали Аблаева».

Не слишком ли тесно сжимается круг – экстремисты из меджлиса, отец и сын Небиевы, Ахтем Чийгоз? Не похоже, чтобы инцидент у станции «Скорой помощи» в Симферополе был неким следствием эмоционального действия Небиева-старшего. Не была ли акция продумана заранее? И откуда у не слишком зажиточных Небиевых появились 200 тыс. рублей наличными, прихватив которые глава семейства якобы и подался в бега?

Возможно, трагедия в Симферополе всё же положит конец сложившемуся порочному правилу, при котором в Крыму все перед законом равны, но «коренные» крымские татары отчего-то, видимо, «равнее». Делается такой вывод в связи со всей этой печальной историей, – поясняет Наталья Гаврилева. – Крымским властям пора прекратить многолетнее и беспрерывное заигрывание, доставшееся нам от украинского периода, с гражданами одной национальности по национальному признаку. Все крымчане, вне зависимости от своей национальности и вероисповедания, должны на практике обладать равными правами и обязанностями перед законом».

Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2015 14:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх