// // Тест на отцовство — проверка на прочность семейных уз

Тест на отцовство — проверка на прочность семейных уз

17

Ген раздора

Тест на отцовство — проверка на прочность семейных уз
В разделе

Эта история в своё время облетела все газеты. Её фабула напоминала мыльную оперу: в один из московских роддомов поступили две женщины и с разницей в пять минут родили очаровательных дочек. Выписавшись, стали перезваниваться, а через два месяца встретились. На радостях сфотографировались со всеми детьми (у той и у другой — вот совпадение! — были старшие сыновья). Просмотрев готовые фото, счастливые мамы потеряли дар речи: малышка одной была похожа на сынишку другой, и наоборот. Прошло полтора года, и странное сходство стало бросаться в глаза. Вопросы переросли в предположения, предположения — в страшную догадку: их дочерей перепутали! В роддоме! Последние сомнения развеяла генетическая экспертиза. Пришлось потрясённым семьям... меняться детьми.

На памяти доктора биологических наук, заведующего отделом судебно-медицинских молекулярно-генетических научных и экспертных исследований российского Центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения и соцразвития РФ, профессора Павла Иванова подобных примеров немало. И хотя случаи подмены детей в роддомах (непреднамеренной и умышленной) — явление достаточно редкое, когда речь идёт об установлении материнства и отцовства, драм и курьёзов не избежать.

По словам профессора Иванова, чаще всего инициаторами экспертизы по установлению генетического отцовства выступают женщины, которые пытаются в судебном порядке взыскать алименты с бывших мужей, а также мужчины, стремящиеся это самое отцовство оспорить. Правда, поначалу возможности помочь им в этом сложном и не всегда однозначном деле у медиков были весьма ограниченны. Вплоть до 1985 года спорное отцовство у нас в стране устанавливалось практически на глазок: традиционные методы судебно-медицинского исследования (по группам крови, например) позволяли дать уверенный ответ лишь в 30% случаев. Остальным испытуемым оставалось довольствоваться расплывчатой формулировкой: «Исключающих данных по поводу отцовства не получено».

Генетическая экспертиза — одна из самых сложных

Ситуация изменилась, когда был открыт метод геномной дактилоскопии, основанной на анализе особых примет генетической конституции конкретного человека. В основу уникальной технологии легло открытие, сделанное в середине 80-х годов англичанином Алеком Джеффрисом, который ввёл понятие особых, индивидуализирующих генов, позволяющих в любом фрагменте тела различить код, полученный человеком от биологических родителей. Новая методика открывала перед учёными головокружительные возможности. Вот только воспользоваться им могли далеко не все. Вплоть до 1987 года исключительная монополия на использование новой методики принадлежала британцам. До тех пор, пока аналогичное открытие не сделала группа учёных Института молекулярной биологии АН СССР. Среди первооткрывателей был и ведущий сотрудник института Павел Иванов. С тех пор, а точнее, с 1988 года, наши учёные далеко продвинулись в своих возможностях, но экспертиза по определению биологического родства до сих пор считается одной из самых сложных. И неудивительно. Оказывается, генетически мы очень друг на друга похожи. Уровень различий одного человека от другого колеблется в пределах 0,1% (!). Это всё равно что смотреть две одинаковые книги, в которых одна-две буквы на страницу будут разными. Недалеко мы ушли и от человекообразных обезьян: генетически мы схожи с ними на 99%!

Для анализа достаточно пятна крови размером с копеечную монету

И всё же маркёры индивидуальности — особые гены — существуют. Нужно лишь знать, где их искать. При установлении биологического родства есть варианты выявления генетических признаков, которые передаются только от матери. Если мама сомнений у эксперта не вызывает, то все признаки, которые совпадают у неё и у ребёнка, из исследования вычитаются. Под прицелом остаются лишь папины. Затем оценивается распространённость этих генов в человеческой популяции. Если у ребёнка и его предполагаемого отца выявлены редкие признаки — доказательность отцовства высокая. Если нет, необходимы другие, уточняющие тесты. На сегодняшний день степень достоверности результата подобных исследований очень высока — более 99,9%.

По теме

Теоретически для геномной дактилоскопии подходит любая биологическая ткань, содержащая человеческие клетки. Это может быть мазок со слизистой ротовой полости или капля крови. Чувствительность уникальной методики настолько высока, что для экспертизы достаточно даже засохшего кровавого пятна размером с копеечную монету. В последнее время в московскую лабораторию Центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения и соцразвития России граждане из других городов присылают генетический материал для исследования именно в таком виде. На бумажке, заказным письмом. Анализ стоит недёшево, но от желающих нет отбоя. С учётом очереди каждый анализ занимает от двух до четырёх недель.

В России до сих пор нет банка генетических данных

Есть у геномной дактилоскопии и другой аспект — криминалистический. В практике профессора Иванова таких экспертиз было немало. Среди самых громких — идентификация останков расстрелянной в Екатеринбурге семьи последнего российского императора Николая II (об этом мы подробно рассказывали на страницах «Версии»), пропавшего без вести в 2000 году украинского журналиста Георгия Гонгадзе, жертв московских терактов.

Помогла уникальная методика и при установлении личности четырёх пропавших мальчиков в Красноярске (останки пятого до сих пор не нашли). Благодаря геномной дактилоскопии обрели свои могилы сотни солдат, погибших во время первой чеченской войны и, возможно, будут опознаны и похоронены на родине жертвы страшного цунами на острове Пхукет, среди которых было несколько российских граждан.

По словам специалистов, подобные исследования — одни из самых сложных. Ведь изначально о пропавшем без вести человеке у экспертов ничего нет — банк генетических данных в России пока так и не создан. В 2003 году был разработан законопроект «О государственной геномной регистрации в РФ», но дальше дело, увы, так и не пошло. Камень преткновения — деньги.

За каждым тестом — судьба человека

Другая проблема — отсутствие у нас национальных стандартов на этот вид исследований. Несмотря на то что по закону право на подобного рода экспертную деятельность должно лицензироваться, в последнее время определением биологического отцовства у нас в стране занимаются все кому не лень. Ведь услуга-то платная! У специалистов такое положение дел ничего, кроме возмущения, не вызывает. Ведь за каждой экспертизой — судьба человека. На памяти Иванова история молодого учителя, уроженца одного из горных районов Кавказа. Бедолага пять лет отсидел в тюрьме по обвинению в изнасиловании своей несовершеннолетней ученицы, которая забеременела и родила ребёнка. Долгожданная реабилитация наступила лишь после того, как была проведена генетическая экспертиза. Отцом ребёнка изнасилованной девочки оказался запугавший её отчим.

В другом случае результаты геномной дактилоскопии помогли освободить от уголовной ответственности мужчину, который скрывал у себя в доме опасного преступника, оказавшегося на поверку его родным братом.

Результат далеко не всех устраивает

С недавних пор у геномной дактилоскопии появилась ещё одна область применения. В практике Иванова был случай, когда им пришлось проверять на биологическое родство сестру нуждающейся в пересадке костного мозга женщины. Внешне непохожие друг на друга дамы утверждали, что они близнецы. Врачам важно было убедиться, что это действительно так: пересаживать костный мозг можно лишь от близких родственников. К счастью, женщины действительно оказались близнецами. Пересадка прошла удачно.

Большие надежды в Центре судебно-медицинской экспертизы возлагают на совместную и довольно плодотворную работу с московским Центром акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН по пренатальному (внутриутробному) установлению отцовства. Уже сейчас специалисты могут, не травмируя мать и плод, с полной уверенностью сказать, желанного ли ребёнка вынашивает женщина. Ведь, если до того, как забеременеть, она подверглась сексуальному насилию, ответ на этот вопрос обретает для неё и её близких особый смысл. Из этой же серии и исследования, связанные с биологическим происхождением ребёнка, зачатого с помощью экстракорпорального (в пробирке) оплодотворения, где до сих пор немало злоупотреблений и врачебных ошибок.

И всё же наибольший поток экспертиз на биологическое родство по-прежнему касается проблем сугубо бытовых, связанных с наследством, алиментами и прочими материальными благами, которые потерпевшие фиаско на личном фронте дамы хотят получить с «заделавших им ребёночка» мужчин. Специалисты к подобного рода экспертизам относятся с пониманием, но особой симпатии к ним не питают: каким бы ни был результат, одна из сторон обязательно будет недовольна. Хотя курьёзные исключения нет-нет да случаются. Не так давно в Центр судебно-медицинской экспертизы обратилась женщина. Выйдя замуж за иностранца и много лет прожив за границей, она вынуждена была подать на развод, а вслед за этим — на алименты. Предприимчивый супруг предложил для проформы пройти генетическую экспертизу. Её результат враз лишил сына бывшей россиянки средств к существованию: никакого отношения к её мужу парень не имел. Поиски настоящего отца привели даму в Россию. Им оказался известный российский эстрадный артист. Узнав о существовании взрослого сына, звёздный папаша был счастлив и с удовольствием прошёл экспертизу, которая и подтвердила его отцовство.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.11.2016 22:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх