// // Сверхнизкие процентные ставки принесли мало пользы развитым странам и дорого обошлись развивающимся

Сверхнизкие процентные ставки принесли мало пользы развитым странам и дорого обошлись развивающимся

763

Пора переписывать правила рыночной экономики

Сверхнизкие процентные ставки принесли мало пользы развитым странам и дорого обошлись развивающимся
В разделе

Спустя семь лет после финансового кризиса, разразившегося в 2008 году, мировая экономика продолжает балансировать на грани. По данным доклада ООН «Мировая экономическая ситуация и перспективы 2016 года», средние темпы роста экономики в развитых странах после кризиса снизились более чем на 54%. По данным отчета, 44 млн человек в развитых странах - безработные. Это примерно на 12 млн больше, чем в докризисном 2007 году, в то время как инфляция достигла самого низкого уровня с начала кризиса.

Наибольшее беспокойство вызывает тот факт, что темпы роста экономик развитых стран стали более волатильными. Это не удивительно, потому что, обладая развитой экономикой, они должны были выиграть от свободного движения капитала и международного распределения риска. И, таким образом, ощутить лишь незначительную макроэкономическую нестабильность. Кроме того, социальные выплаты, в том числе пособия по безработице, должно были помочь домохозяйствам стабилизировать уровень потребления.

Однако политика доминирования в посткризисный период - сокращение бюджетных расходов и количественное смягчение (QE) со стороны крупных центральных банков – обеспечили недостаточную поддержку для стимулирования потребления домохозяйств, инвестиций и роста. Более того, они лишь усугубили ситуацию.

Количественное смягчение не оправдало ожиданий

В США количественное смягчение не привело к росту потребления и инвестиций отчасти потому, что большая часть дополнительной ликвидности вернулась в казну центрального банка в виде избыточных резервов. Закон о смягчении регулирования финансовых услуг, который позволил ФРС выплачивать проценты по обязательных и избыточным резервам, фактически подорвал ключевую цель QE.

Более того, когда в 2008 году финансовый сектор США оказался на грани краха, был принят закон о чрезвычайных мерах экономической стабилизации, перенесший дату начала выплат процентов по банковским резервам на три года (на 1 октября 2008 года, вместо 1 октября 2011 года). В результате избыточные резервы банков в ФРС резко возросли - с показателя в $200 млрд в течение 2000-2008 гг до $1,6 трлн в 2009-2015 гг. Финансовые учреждения предпочли сохранить свои деньги, держа их в ФРС, а не кредитовать реальный сектор экономики, зарабатывая почти $30 млрд абсолютно ничем не рискуя.

Порочные стимулы

Это можно расценивать как щедрую и по большей части скрытую субсидию ФРС финансовому сектору. И, в результате изменения ключевой ставки ФРС субсидия вырастет на $13 млрд в этом году.

Порочные стимулы являются лишь одной из причин того, почему многие из долгожданных преимуществ низких процентных ставок так и не воплотились в жизнь. Благодаря политике количественного смягчения удалось сохранить близкие к нулю процентные ставки в течение почти семи лет, что должно было стимулировать правительства развитых стран инвестировать в инфраструктуру, образование и социальный сектор. Повышение социальных выплат в течение посткризисного периода увеличило бы совокупный спрос и сгладило изменения в динамике потребления.

Кроме того, из доклада ООН следует, что, во всем развитом мире частные инвестиции не растут, как можно было бы ожидать. В 17 из 20 крупнейших развитых стран рост инвестиций после 2008 года остается ниже, чем в годы до кризиса; в пяти произошло снижение объемов инвестиций в 2010-2015 гг.

В целом в мире за этот период существенно выросло количество ценных бумаг, выпущенных нефинансовыми корпорациями, которые, как предполагается, должны заниматься капитальными инвестициями. Это означает, что многие нефинансовые корпорации занимали деньги, пользуясь выгодами низких процентных ставок. Но вместо того чтобы вкладывать, они использовали заемные деньги для выкупа собственных акций или приобретения других финансовых активов. Таким образом QE стимулировала резкое увеличение кредитного плеча, рыночную капитализацию и прибыльность финансового сектора.

По теме

Но, опять же, ничего из этого не принесло особой выгоды реальной экономике.

Близкие к нулю процентные ставки не обеспечили инвестиционного бума

Очевидно, сохранение процентных ставок близкими к нулю не обязательно приводит к увеличению числа кредитов или объемов инвестиций. Когда банкам дают свободу выбора, они выбирают безрисковую прибыль или даже финансовую спекуляцию, а не кредитование, которое могло бы способствовать решению задачи экономического роста.

В противоположность этому, когда Всемирный банк или Международный валютный фонд предоставляет дешевые деньги развивающимся странам, они выдвигают условия касательно того, как правительства могут ими распорядиться. Чтобы добиться желаемого эффекта, политика количественного смягчения должна сопровождаться не только усилиями властей по восстановлению нарушенных каналов кредитования (особенно тех, которые направлены на малые и средние предприятия), но также определением конкретных целевых показателей кредитования для банков. Вместо того, чтобы стимулировать банки к сокращению объемов кредитования, ФРС должна была наказывать их за формирование избыточных резервов.

Сверхнизкие процентные ставки принесли мало пользы развитым странам, и они дорого обошлись развивающимся. Непреднамеренным, но не неожиданным следствием смягчения денежно-кредитной стало резкое увеличение трансграничных потоков капитала. Всего приток капитала в развивающихся странах увеличился с порядка $ 20 млрд в 2008 году до более чем $ 600 млрд в 2010 году.

В то время большинству развивающихся рынков было очень не просто справиться с внезапным притоком капитала. Лишь малая часть этих средств направлялась в долгосрочные инвестиционные проекты. На самом деле рост инвестиций в развивающихся странах существенно замедлился в посткризисный период. А в этом году развивающиеся страны (в сумме), как ожидается, впервые с 2006 года зафиксируют чистый отток капитала, который достигнет $615 млрд.

Угроза нового кризиса - реальна

Ни монетарные власти, ни финансовый сектор не делают то, что должны. Похоже, что поток ликвидности в непропорциональных размерах был направлен на создание финансовых накоплений и надуванию пузырей на рынке активов, нежели на укрепление реального сектора экономики. Несмотря на резкое снижение цен на акции по всему миру, рыночная капитализация, измеряемая как доля мирового ВВП, остается высокой. Следовательно, нельзя игнорировать угрозу очередного финансового кризиса.

Существует другая политика, которая дает надежду на восстановление устойчивого и всеобъемлющего роста. Она начинается с переписывания правил рыночной экономики для обеспечения большего равенства, а также обуздания финансовых рынков эффективным регулированием и соответствующей структурой стимулов.

Но также будет необходимо значительное увеличение государственных инвестиций в инфраструктуру, образование и технологии. Их следует финансировать по крайней мере частично, за счет введения экологических налогов, в том числе налогов на выбросы углерода, а также налогов на монополии. И вводить другие виды ренты, которые стали широко распространены в рыночной экономике и вносят огромный вклад в увеличение неравенства и замедление роста.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.04.2016 13:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх