// // Стратегическое оборонное предприятие продадут иностранцам?

Стратегическое оборонное предприятие продадут иностранцам?

3093

Посадка за бугром…

3
В разделе

Правительство готовит список крупных государственных компаний для приватизации. От их продажи рассчитывают получить 1 трлн рублей. По некоторым данным, в первую очередь будут приватизированы такие бюджетные гиганты, как «Башнефть», АЛРОСА и «Роснефть». Как сообщил министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров, в настоящее время также идут переговоры о продаже блокирующей доли в компании «Вертолёты России» крупному инвестору. При этом не исключены сделки с иностранцами.

В связи с приватизацией холдинга путём частичной продажи акций менеджменту компании упоминается имя скандально известного экс-министра обороны Анатолия Сердюкова.

О приватизации крупных государственных предприятий заговорили после февральского совещания президента с правительством. Выступая на Гайдаровском форуме, глава Минпромторга Денис Мантуров применительно к АО «Вертолёты России» озвучил следующий сценарий: «Мы не оставляем планов по выходу на рынок «Вертолётов России». Скорее всего будем использовать второй способ реализации – продажу стратегическому инвестору, и, наконец, третий способ – это management buyout (выкуп компании менеджерами. – Авт.)».

Приватизация холдинга «Вертолёты России» не случайно вызывает множество вопросов. Минпромторг позиционирует холдинг как единственного разработчика и производителя вертолётов в России. Но на самом деле ни одного вертолёта за 10 лет существования он так и не разработал, хотя административно-принудительными методами в его состав включили пять вертолётных заводов, два конструкторских бюро и предприятия по производству комплектующих изделий и авиаремонтные заводы. Как известно, вертолёты российского производства эксплуатируют более чем в 100 странах мира. Пользуясь административными ресурсами, в АО «Вертолёты России» согнали все промышленные активы в вертолётостроительной отрасли России, в том числе и стратегические предприятия, которые производят военные вертолёты. Получается, что Минпромторг фактически консолидировал отрасль специально для продажи иностранцам.

Зачем разбазаривать лишние доллары, покупая её по частям? Правительство, по сути, готово предложить «конфетку» на продажу забугорным «инвесторам», главное, чтобы нашим резидентам ничего не досталось. Ведь они не так щедры на «откаты»… да и финансовая политика правительства давно изъяла у них ресурсы, которые они могли бы вкладывать в национальную промышленность.

Тот факт, что стратегическое оборонное предприятие может достаться иностранному инвестору, тревожит в России многих. Спокойно относится к этому лишь руководство корпорации. Так, руководитель «Ростеха» Сергей Чемезов уже сообщил журналистам: «Стратегический инвестор приоритетен для «Вертолётов России», мы с рядом иностранных партнёров ведём переговоры по «Вертолётам России». («Вертолёты России – дочернее предприятие «Оборонпрома», который входит в состав «Ростеха». – Ред.). Может быть, в районе 25% мы стратегическому партнёру сможем продать. Часть – физическим лицам, нашим российским инвесторам».

Я попыталась выяснить, как оценивают перспективу приватизации в самом холдинге, но там ушли от прямого ответа. Пресс-секретарь Екатерина Павлова так и не ответила на запрос нашей редакции. Холдинг «Вертолёты России» давно пытается позиционировать себя за рубежом, но там известнее наши заводы и конструкторские бюро, которые воспринимаются отдельно от этой сомнительной конструкции.

Но, похоже, что АО в последнее время делает ставку именно на зарубежных партнёров. Известна история, когда в мае 2011 года «Вертолёты России» собирались разместить акции на Лондонской фондовой бирже.

Тогда они хотели привлечь инвестиции на сумму более 500 млн долларов и создать прецедент размещения предприятий российского ВПК на зарубежной площадке. Для этого была проведена мощная и достаточно дорогая рекламная кампания.

Финансируемая государством через скупку эмиссии ничем не обеспеченных бумаг, корпорация не поскупилась ни на средства, ни на креатив. В 2011 году в газете The Times было размещено поздравление принцу Уильяму со свадьбой. Рекламное объявление на целую полосу изображало вертолёт Ми-26Т, зависший над Букингемским дворцом с большим подарочным свёртком. Рекламу сопровождала подпись: «Одному известному пилоту от известного производителя вертолётов». Однако размещение было тогда отложено из-за низкого спроса на акции. Тут ничего удивительного нет: англичане и другие западные инвесторы, изучив доступные документы, поняли, что АО «Вертолёты России» – обычное акционерное общество, которое не является производителем, а уж тем более разработчиком вертолётной техники. Эта фирма просто владеет акциями авиационных заводов и КБ, часть которых, кстати, переданы им государством по указу президента России в управление, то есть не подлежат продаже. Поэтому «широкий жест» руководства «Вертолётов России» был расценен не иначе как мошенничество, в результате чего продажа не состоялась.

Курс на Азию

Традиционный партнёр холдинга «Вертолёты России» – Юго-Восточная Азия. В этом году корпорация успешно была представлена на крупном азиатском авиакосмическом салоне Singapore Airshow 2016. Ведущие мировые производители авиационной промышленности из 40 стран мира представили в Сингапуре свои новейшие разработки и обсудили перспективные контракты. На этом авиашоу российская компания впервые презентовала вертолёты Ми-38, Ми-35М, Ка-32А11ВС и Ми-171А2. Дело закончилось целым рядом предконтрактных переговоров. Правда, сообщений о подписанных контрактах не было…

После этого прошла информация о том, что Иран заинтересован в приобретении 100 российских вертолётов. Позже генеральный директор холдинга Александр Михеев подтвердил, что с иранскими парт­нёрами «Вертолёты России» рассматривают различные направления сотрудничества, в частности по сервису. Однако более чем за 10-летний период существования холдинга не был налажен внешний сервис, из-за чего в этот и следующие годы падение внешних продаж новых вертолётов значительно. Михеев рассказал и о других направлениях сотрудничества: «К нашим традиционным парт­нёрам в Юго-Восточной Азии я бы отнёс Китай, Индию, Вьетнам, Мьянму, Таиланд и Лаос. В АТР эксплуатируют более чем 900 гражданских и военных вертолётов отечественного производства. Сейчас обсуждается новый контракт на поставку военно-транспортных вертолётов Ми-17В-5 в Индию. Из последних выгодных контрактов «Вертолётов России» стоит назвать поставку 11 вертолётов типа Ка-32 различным китайским заказчикам. В 2015 году были сданы три машины». Очевидно, предполагаемого «стратегического зарубежного инвестора» стоит искать именно среди этих заинтересованных партнёров. Но с учётом того, что АО «Вертолёты России» в конце прошлого года были включены в санкционный список минфина США, интерес реальных инвесторов вряд ли возможен. Тут могут поучаствовать подставные фирмы, связанные с США, так как только в этом случае «безнаказанность» гарантирована. Но это будет иметь цель поставить под контроль нашу военную промышленность. Другой вариант в современном мире вряд ли возможен.

Новое пике Сердюкова

Загадкой на сегодня остаётся вопрос о том, кто же из отечественных менеджеров станет совладельцем «Вертолётов России». Это тревожит экспертов не случайно. Дело в том, что отвечать за приватизацию холдинга будет, по всей видимости, не кто иной, как экс-министр обороны и экс-фигурант уголовных дел амнистированный Анатолий Сердюков. В совет директоров АО «Вертолёты России», как мы теперь понимаем, он вошёл далеко не случайно. Дело в том, что основным акционером холдинга «Вертолёты России», судя по отчётам за 2015 год, является корпорация «Оборонпром», которой принадлежит 98,5% акций. Сам же «Оборонпром» на 83,95% принадлежит ГК «Ростех». Именно туда устроился амнистированный Сердюков после скандального увольнения с должности министра обороны. Там Сердюков занял пост индустриального директора, а в конце 2015 года вошёл в совет директоров АО «Вертолёты России». Как говорится, «чуйка» не подвела… Именно после этого Чемезов решил приватизировать «холдинг». Возможно, это совпадение, хотя совпадений в таких вопросах, как известно, не бывает…

Фабула вырисовывается достаточно интересная. Глава «Вертолётов России» Александр Михеев, по данным источника «Нашей Версии», давний соратник и член команды руководителя «Ростеха» Сергея Чемезова. Более того, жена Михеева находится в очень близких взаимоотношениях с Катериной Игнатовой – женой Чемезова. Вопрос о приватизации холдинга скорее всего решался ими по договорённости. Сердюков же в данном случае был выбран скорее всего в виде ширмы. В случае чего на него всё можно будет списать: «Это ж Сердюков, что с него взять?» О роли Анатолия Эдуардовича в приватизации холдинга ходят разные мнения. Вот, например, как комментирует это генерал-майор ФСБ Александр Михайлов: «Второго «Оборонсервиса» ждать не стоит. В данной ситуации Сердюков не самостоятельный персонаж, за его действиями будут внимательно следить. Скорее всего он будет действовать более осмотрительно. Ответственным же за приватизацию на самом деле будет тот, кто рекомендовал его на эту должность».

Разумеется, коммерческие таланты, большой опыт и связи Анатолия Сердюкова нельзя сбрасывать со счетов. Нельзя исключать, что он попросит свою «долю» и захочет попасть в число «менеджеров-акционеров» холдинга. Чем это обернётся, учитывая его «таланты», можно только гадать.

Приватизация национальных интересов?

Сценарии, по которым будет развиваться действие с приватизацией «Вертолётов России», пока предсказать сложно. В 90-х приватизация, как известно, породила криминализацию. Если верить отчёту Генеральной прокуратуры и Госдуме, в среднем на один случай приватизации было зафиксировано одно преступление. Советник президента РФ экономист Сергей Глазьев считает: «Если собственность не заработана, собственник едва ли будет её рачительно использовать. Скорее всего перепродаст при первом удобном случае, а деньги спрячет за рубежом. Именно это произошло с большинством предприятий обрабатывающей промышленности в 90-е. Приватизаторы редко утруждали себя развитием производства. Типичной была иная картина: присвоение оборотных средств, распродажа запасов, невыплата зарплат и увольнение работников, затем демонтаж и распродажа оборудования, привлечение кредитов и банкротство предприятия».

АО «Вертолёты России» – не просто акционерное общество, это оборонный объект. На оборонке и особенно на авиации завязаны многие отрасли. В случае если приватизация там пойдёт по аналогии с 90-ми, под удар будут поставлены сотни предприятий-партнёров. Доктор экономических наук депутат Госдумы Валерий Рашкин рассказывает: «Я посетил предприятия АО «Вертолёты России» в прошлом году. Это наукоёмкое, эффективное производство, с большой перспективой, оно динамично развивается. Лучше машин в мире нет по многим параметрам. У меня нет уверенности, что приватизация улучшит судьбу холдинга. Перед глазами печальный пример приватизации предприятия производства самолётов Як-42 в Саратове. Результатом стало увольнение 40 тыс. высококвалифицированных специалистов. К тому же не забывайте: «Вертолёты России» производят машины для нашей армии, они призваны защищать нас с вами. Будет ли это входить в цели иностранного инвестора?»

И он прав, в региональных конфликтах вертолёты наиболее эффективны. Самолётам там развернуться негде… Исходя из сегодняшней действительности именно вертолёты необходимы нашей армии для контроля границ и прочих операций в интересах безопасности страны. По «странной» случайности именно эти активы «Ростех» хочет сбросить в пользу внешних инвесторов в первую очередь. Похоже, термин «предательство» забыт нашими контрольными органами наглухо.

Возникают вполне конкретные вопросы, на которые сегодня нет ответов. Например, какова будет форма собственности холдинга после приватизации – ОАО или ЗАО, какой процент акций останется в руках государства, какой у коллектива, а какой будет свободно продаваться? Чаще всего при приватизации крупных системообразующих предприятий у государства остаётся контрольный пакет акций, то есть 51%. Если оно продаёт больше, значит, это предприятие ему не нужно… Трудно поверить в то, что контрольный пакет акций «Вертолётов России» окажется у иностранного «стратегического партнёра».

То, что все вопросы возникают и остаются риторическими, абсолютно ненормально. Приватизация «Вертолётов России» – это больше, чем проблема отдельно взятого холдинга и даже правительства. Обсуждать такие решения должны не в кабинетах Минэкономразвития и Минпромторга, а открыто, в обществе или в Госдуме по представлению премьер-министра, с последующим поимённым голосованием. Чтобы знать, с кого спрашивать в случае чего.

Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ:

– Мы должны исходить из того, что авиация имеет для России стратегическое значение. Мы отдаём себе отчёт в том, что современная война – это прежде всего война в воздухе. О каких иностранных инвесторах может идти речь? Нельзя забывать и о том, что приватизация часто заканчивается разорением предприятия. Подвергать такому риску оборонное предприятие по меньшей мере неразумно. Вообще, так называемые антикризисные меры правительства напоминают экономию на спичках. В 2015 году объём ВВП в стране составил около 78 трлн рублей. Что на этом фоне 1 трлн выгоды от приватизации в масштабах государства?..

Досье

Отраслевое издание Defense News в своём ежегодном рейтинге Defense News TOP 100, посвящённом компаниям оборонно-промышленного комплекса со всего мира, поместило холдинг «Вертолёты России» на 23-е место по итогам 2015 года. В прошлом году холдинг поставил заказчикам продукцию общей стоимостью 4,5 млрд долларов. На военную технику пришлось 88% всех доходов. Аналитики обращают внимание на рекордные темпы роста этой российской оборонной компании. В анализе рейтинга Defense News TOP 100, кстати, говорится, что за отчётный период оборонно-промышленный комплекс России «показал впечатляющие результаты, особенно на фоне снижения военных расходов США и ряда европейских стран».

Опубликовано:
Отредактировано: 29.02.2016 11:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх