// // США готовятся к рассмотрению в суде крупнейшего технологического дела десятилетия: Apple против ФБР

США готовятся к рассмотрению в суде крупнейшего технологического дела десятилетия: Apple против ФБР

780

Лом против iPhone

США готовятся к рассмотрению в суде крупнейшего технологического дела десятилетия: Apple против ФБР
В разделе

Американские спецслужбы не оставляют надежд вынудить гигант IT-индустрии «сдать» им своих пользователей – но и гендиректор Apple готов идти до конца. Стоят ли этические соображения того, чтобы ради них создавать препятствия следствию?

2 декабря 2015 года, накануне Международного дня инвалидов, в Калифорнии произошла трагедия: в зале собраний центра для людей с ограниченными возможностями в городе Сан-Бернардино двое террористов расстреляли 16 человек и ранили 24. Это один из самых крупных террористических актов, совершенных на территории США после 9.11.2001.

Нападавшие – 28-летний Саид Фарук и его жена, 27-летняя Ташфин Малик – готовясь к атаке, предусмотрели практически все для того, чтобы замести следы. В том числе уничтожили жесткие диски своих компьютеров и смартфоны.

И поскольку террористы были убиты при преследовании, единственная ниточка, за которую могли бы потянуть расследующие дело федеральные агенты, – оставшийся в автомобиле iPhone 5с. Проблема в том, что эта ниточка может оказаться и взрывоопасной растяжкой: если 10 раз подряд ввести неправильный код, программа защиты автоматически удалит с телефона все хранящиеся там данные. А чтобы подобрать пароль к телефону Фарука, фэбээровцам нужно ввести несколько тысяч комбинаций…

Руки коротки

О том, что специалисты не в состоянии снять блокировку с телефона, который является ключевой уликой, Федеральное бюро расследований сообщило 9 февраля. Выход нашли уже через неделю: 16 февраля суд штата Калифорния обязал изготовителя телефона, компанию Apple, найти способ обойти защиту, разблокировать телефон и помочь следователям добраться до искомых данных. Но Apple неожиданно уперлась.

Генеральный директор компании Тим Кук сделал публичное заявление: он отказывается выполнять требования ФБР и постановление суда. До сих пор, по словам Кука, компания Apple жестко стояла на страже личных данных своих абонентов и не намерена поступаться принципами и в дальнейшем.

Выполнение требований суда, считают в Apple, повлечет за собой последствия намного более глубокие, чем можно представить, и навредит гражданским свободам, всему обществу и национальной безопасности страны.

Как же так?

Мы только одним глазком…

До определенного момента IT-компания добросовестно сотрудничала со следствием: ее специалисты открыли фэбээровцам данные Саида Фарука, хранившиеся на «облачном» сервисе iCloud. Что они не готовы – это предоставить доступ к информации, записанной на самом смартфоне за последние 6 недель. Для того, чтобы это сделать, разработчикам придется отказаться от обязательства по защите пользовательских данных, которое приняла на себя компания Apple с появлением операционных систем iOS8 и iOS9.

Фактически от инженеров-программистов требуется создать новую, «одноразовую» операционку, в которой будет предусмотрена возможность доступа к данным пользователя. GovOS – заранее насмешливо окрестили программисты (от английского government – правительство).

Как только дело будет сделано, софт уничтожат, обещает ФБР. Apple не верит – и, надо думать, не без оснований. Если в руки спецслужбам попадет версия ОС, с помощью которой можно будет «вскрыть» любой айфон в мире – неужели они от нее откажутся? И о какой безопасности данных и ответственности перед пользователями после этого можно будет говорить?

По теме

Опасается Apple и того, что как только появится прецедент, подобные обращения ФБР станут регулярными, а их спектр расширится. «Не дойдет ли до того, что государство потребует от нас вести записи телефонных разговоров или отслеживать для него местонахождение абонентов?» – спрашивает Apple.

И наконец – если «сломается» Apple, значит того же, что и от нее, ФБР сможет требовать и от других технологических компаний?

Американские спецслужбы всерьез настроены не мытьем, так катаньем принудить гиганта IT-индустрии сдать им свои секреты. При этом ФБР опирается на документ 1789 года: американский All Writs Act указывает, что федеральный суд вправе вынести любое постановление, которое содействует установлению правосудия и не нарушает закон.

Нечто большее

Глава полиции Сан-Бернардино Джаррод Бургуан признает: найденный айфон был не личным, а корпоративным телефоном Саида Фарука. А потому твердой уверенности в том, что в памяти злосчастного телефона обнаружится что-то действительно ценное, нет. И все же…

«Мы надеемся, что в телефоне могли храниться потенциально важные контакты, – говорит Бургуан, подчеркивая: правоохранители обязаны сделать все, что от них зависит. – Не прилагать усилий, чтобы получить информацию или данные, которые могут быть внутри этого телефона, – просто несправедливо по отношению к жертвам и их семьям».

На сторону ФБР стал и Минюст: прокуроры уверены, что Apple просто пытается извлечь из ситуации максимум полезного. Пиарится, проще говоря, и заигрывает с пользователями.

Первое лицо Apple, Тим Кук, однако, стоит на своем. Уступка властям, считает Тим Кук, станет «своеобразным мастер-ключом, способным открывать сотни миллионов замков» – и пользоваться им будут уже не только силовики, но и хакеры со всего мира. Речь пойдет уже не о борьбе с терроризмом, а об элементарном воровстве и злоупотреблении информацией – личной и коммерческой, а также – о тотальной слежке и нарушении гражданских прав.

Защищая право на неприкосновенность личных данных клиентов Apple, он готов стоять до последнего – дойдя и до Конгресса, и до президента, и до Верховного суда.

Противостояние Apple и ФБР – это самое важное «технологическое» делом десятилетия, считает знаменитый борец с системой Эдвард Сноуден.

Этика против безопасности

Супруги, хладнокровно выпустившие сотни пуль по мирным людям, были американцами пакистанского происхождения. Саид (занимавшийся проблемами экологии) родился в Америке, Ташфин приехала к нему по так называемой «визе невесты» и позже получила грин-карту. Но большую часть жизни девушка провела в Саудовской Аравии где, как утверждают некоторые источники, вступила в ряды запрещенной в России и некоторых других странах организации «Исламское государство». По крайней мере, клятвы верности «ИГ» в своем Фейсбуке размещала регулярно.

В день нападения на центр для инвалидов Саид и Ташфин отнесли свою 6-месячную дочь к бабушке, пояснив, что едут на прием к врачу. Поехали, однако, убивать.

Через 3 дня после стрельбы ответственность за террористический акт в Сан-Бернардино взяло на себя «Исламское государство» (запрещено в РФ и ряде других стран). А в доме у супругов-террористов обнаружен настоящий склад оружия, взрывчатки, боеприпасов, а также оборудование для изготовления взрывных устройств.

Вопрос: до этики ли тут, если через данные, оставшиеся в телефоне Саида и Ташфин, теоретически можно выйти на заказчиков массового убийства, которые явно держат на поводке не одну такую джихад-команду? Стоят ли этические соображения того, чтобы ради них создавать препятствия следствию? Сравнима ли уже сегодня существующая угроза общественной безопасности от исламских радикалов с умозрительной опасностью от разового снятия защиты с айфонов? Или прав основатель «Викиликс» Эдвард Сноуден, считая, что все, чего добивается ФБР, это получить полный контроль над данными «маководов»?

Промежуточный результат

1 марта стало известно, что федеральный суд Бруклина не поддержал американские власти в аналогичном деле. Федералы требовали от Apple разблокировать iPhone нью-йоркского наркоторговца – и получили отказ. Тем не менее, министерство юстиции США продолжает требовать от Apple оказать содействие во взломе еще как минимум девяти айфонов.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.03.2016 13:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх