// // Цель всех участников конфликта – завладеть нефтяными месторождениями

Цель всех участников конфликта – завладеть нефтяными месторождениями

1181

Чёрная кровь сирийской войны

3
В разделе

Теоретически в Сирии началось перемирие– во всяком случае,об этом несколько дней назад в Мюнхене договорились участники Международной группы поддержки.На самом же деле война продолжается едва ли не с большей интенсивностью, чем до замирения.Турки лупят со своей территории из 155-миллиметровых орудий по курдским анклавам на севере Сирии и объявляют о стремлении «защитить Алеппо»,хотя их об этом не просила ни одна из противостоящих сторон.В Эр-Рияде готовят военное вторжение на юго-востоке Сирии.

В общем, кровавой каше конца-краю не видать. А за что, собственно, там воюют?

Если сравнить две карты Сирии, на одной из которых нанесены позиции противостоящих сторон, а на другой – месторождения нефти и газа, а заодно и магистральные трубопроводы (как-никак Сирия – ключевая на Ближнем Востоке страна-транзитёр), то обе карты совпадут. Бои идут именно там, где добывают энергоресурсы и где проложены транзитные ветки трубопроводов. В отличие от Саудовской Аравии, Ирака или Ирана Сирия не считается крупным поставщиком углеводородов, но тем не менее до войны в стране ежедневно добывали порядка 380 тыс. баррелей нефти. А сегодня практически всю нефтедобычу, сократившуюся чуть ли не вдесятеро, контролируют либо курдские повстанцы, либо террористы ИГ и фронта «Ан-Нусра». И потому очень легко объяснить, отчего сирийский конфликт так близко к сердцу восприняли в Анкаре: если создать турецкую «зону безопасности» на сирийской границе, то можно автоматически заполучить контроль над значительной частью нефтяных и газовых месторождений, подконтрольных даже не Асаду, а местным курдам. В связи с чем «защищать Алеппо» турки намереваются вовсе не ради победы демократии или установления мира в стране. Алеппо – это транзит. Кстати, именно за этот крупнейший город страны сегодня ведут бой не на жизнь, а на смерть, наверное, абсолютно все стороны сирийского противостояния: от вооружённых сил Асада, российских ВКС, курдских ополченцев, иранского «Корпуса стражей исламской революции», иракской «Шиитской милиции», ливанской «Хезболлы» и палестинской «Бригады Аль-Кудс» – с одной стороны, до местной антиправительственной коалиции, Свободной армии Сирии и «Ан-Нусры» с ИГ – с другой. А теперь туда и турки подтянутся. Потому какое перемирие? Шутите, что ли?

Курды добывают вчетверо больше сирийской нефти, чем до войны

Хотя сирийская армия и установила контроль над стратегическими высотами в Алеппо, город не окружён, и у оппонентов законных властей страны есть возможность беспрепятственно проникать в него с севера и запада (именно так боевикам подвозят оружие и боеприпасы – из соседней провинции Идлиб и приграничных районов Турции). Судя по всему, битва за город будет нешуточной, и война нервов уже началась: 10 февраля по Алеппо нанесли авиаудар два неопознанных штурмовика. Москва и Вашингтон обвинили в инциденте друг друга, а в ООН затруднились идентифицировать принадлежность самолётов. Российская сторона настаивает, что штурмовики были американскими, а взлетели они с территории Турции. Отчего основная интрига состоит в том, решится ли президент Турции Реджеп Эрдоган на вторжение: не просто же так 2-ю турецкую армию рассредоточивают вдоль сирийской границы.

Для Эрдогана наступает момент истины – либо ему придётся повысить ставки, отыгрывая для себя и Алеппо, и (это главное!) приграничные районы Сирии, населённые курдами, либо с позором сделать шаг назад. А на кону – северо-восточные месторождения углеводородов! Но втягиваться в противостояние по-настоящему Эрдогану страшновато даже при всей его склонности к авантюрам. Всё бы ничего, когда бы не курды. И своих-то, турецких курдов, Эрдогану не удаётся усмирить, не помогают ни бронетехника, ни даже авиаудары по местам их компактного проживания. А уж сирийские курды – орешек покрепче. На днях турки объявили сирийским курдам, занявшим территорию авиабазы Миних возле Алеппо, ультиматум: подите прочь, или мы атакуем! А чтобы было доходчивее, с территории Турции на прорыв к городу Тель-Рифаат выдвинулись три сотни боевиков. И мало того что сирийские курды отбили эту атаку и перешли в наступление, так они ещё выдвинули встречный ультиматум Анкаре. Если 2-я полевая армия рискнёт перейти в наступление, курдское ополчение пробьёт коридор вдоль всей турецко-сирийской границы и соединит все курдские поселения, как сирийские, так и турецкие, в один большой анклав – Курдистан. В этом случае задумка Эрдогана с «буферной зоной», накачанной углеводородами, уже не прокатит: качать газ и нефть будут курды, а вовсе не турки. К слову, курдское ополчение – самый кошмарный сон турецких военных. На треть ополчение состоит из девушек, большинству из которых нет и 20 лет. При этом об отваге и самопожертвовании ополченок ходят легенды. В общем, сколь велик соблазн Эрдогана, столь же велик и его страх.

По теме

До войны в пригородах Эль-Хасаки, которые сегодня, по сути, уже и не Сирия, а практически целиком подконтрольный Высшему курдскому совету Западный Курдистан, добывалось порядка 40 тыс. баррелей нефти в сутки –10-я часть всей тогдашней сирийской нефтедобычи. Её обеспечивали пять разведанных месторождений. Но во время войны, если верить ливанской газете As-Safir, нефтедобыча значительно выросла, до 170 тыс. баррелей в день. В отличие от демпингующего халифата, торгующего «чёрным золотом» сомнительного качества по пятёрке баксов за баррель, курды отладили процесс со всей серьёзностью: они не только добывают, но и перерабатывают нефть, правда, при помощи не самого совершенного оборудования.

Террористы контролируют две трети сирийских нефтяных месторождений

И от Алеппо, и от Эль-Хасаки рукой подать до Эр-Ракки – каких-то полторы сотни километров. В окрестностях этого города расположены шесть нефтяных месторождений. Все эти месторождения до последнего времени контролировали боевики ИГ, а Эр-Ракку они провозгласили своей столицей. Правда, на днях в Дамаске объявили, что сирийские правительственные войска «взяли под контроль стратегические высоты» в этой провинции, но пока не вполне понятно, кто сегодня качает оттуда нефть: Асад, халифат или вообще никто. Полтора года назад официальный Дамаск, помнится, уже поспешил отрапортовать о взятии Эр-Ракки, но после боя за авиабазу «Табка» боевикам удалось выбить сирийскую армию за пределы провинции. Второй наскок на подконтрольные ИГ нефтеносные земли попытались совершить противостоящие Асаду «умеренные оппозиционеры» из Сирийской свободной армии осенью прошлого года. Но не повезло и «оппозиционерам»: террористы бились за свои ресурсы столь ожесточённо, что Сирийская свободная армия потеряла на подступах к Эр-Ракке пятую часть своих бойцов.

К юго-востоку от Эр-Ракки, неподалёку от границы с Ираком, расположились шесть нефтеносных месторождений провинции Дейр-эз-Зор. До недавнего времени пользовался ими халифат (за исключением одного месторождения, Омар, отбитого у террористов сирийской армией), и торговал нефтью по цене от 5 до 14 долларов за бочку. А вот что там происходит в последние несколько месяцев, сказать однозначно нельзя. Официальный Дамаск вплоть до недавнего времени подчёркивал, что и город Дейр-эз-Зор, и расположенную на его окраине авиабазу контролируют сирийские военные. В начале февраля агентство Reuters сообщило: боевики ИГ в полном составе покинули провинцию и отступили к Эр-Ракке и Эль-Хасаке (даже отступают они предусмотрительно, в сторону богатых нефтью районов!). Так что же, провинцию полностью контролирует Дамаск? Да как бы не так: 19 февраля сирийские правительственные источники «на голубом глазу» объявили о том, что в провинции Дейр-эз-Зор пилоты ВВС Сирийской арабской армии нанесли 18 авиаударов по позициям ИГ в городских кварталах Шейх Ясин, Аль-Канамат, Аль-Хавика и Ас-Сина. Успешно поразив штаб ИГ в центре провинции, из которого виднелись аллеи Центрального парка Дейр-эз-Зора. Какое, к бесу, ИГ, если террористы две недели как отступили?! Стало быть, всю провинцию Дамаск всё-таки не контролировал? Судя по всему, до установления полного контроля всё ещё далеко. Что же до террористов, которые, по некоторым данным, продолжают использовать как минимум четыре из шести месторождений, то их ежемесячная выручка от продажи углеводородного сырья составляет не менее 20 млн долларов. Столько же, если верить минфину США, зарабатывает ИГ в Эр-Ракке. Не слишком-то много, но, видимо, достаточно, чтобы успешно вести войну на нескольких фронтах одновременно.

В общем, ситуация предельно ясна: практически все наступательные (и, как выясняется, даже отступательные) военные операции стороны сирийского противостояния проводят с неизменной оглядкой на залежи полезного сырья.

Анатолий НЕСМИЯН, востоковед:

– Главной задачей той «вашингтонской башни», которую представляют Обама и Керри, была ликвидация фактора непредсказуемости действий сторон в сирийском конфликте. Требовалось вернуть ситуацию в целиком прогнозируемое русло, и поначалу казалось, что у Керри это неплохо получилось в Мюнхене. Но жизнь, как водится, внесла свои коррективы. Турки слишком быстро поняли, что американцы их «развели», отговорив от начала наземной операции в Сирии, но при этом отказавшись признавать курдский Демократический союз, вызывающий у Эрдогана оскомину, террористической организацией. В Анкаре справедливо решили, что в этой позиции Вашингтона курды из Демсоюза и Рабочей партии Оджалана разглядят индульгенцию всем своим действиям. В том числе и в военном противостоянии с турецкой армией в самой Турции. И Эрдоган вынужден был немедленно реагировать на действия США, объявив о готовности к вторжению в Сирию. Эта угроза, в свою очередь, вогнала в ступор Кремль. И для России, и для Америки вторжение Турции в Сирию совершенно неприемлемо. Это вторжение снова создаст неопределённость, от которой едва-едва удалось избавиться в Мюнхене. «Под ковром» американцы давят на турок, и это заметно: Эрдоган вынужден притормаживать, хотя это ещё не гарантирует окончательного отказа от наземной операции. Разогнувшуюся пружину уже не так просто вернуть в исходное положение. Тем не менее связка Обамы и Керри сделает всё, чтобы развести турецкие и российские войска по разным углам ринга, избегая серьёзной головной боли. Получится или нет – неизвестно, и это как раз их и нервирует. Но вот как будет действовать другая «вашингтонская башня» в лице Хиллари Клинтон и её команды (в которую, в частности, входит вице-президент США Джо Байден. – Ред.)? Полагаю, Клинтон станет активнее подзуживать Эрдогана на военную операцию. В этом спасение самой Клинтон, которая получит шанс доказать избирателям, что Обама не способен проводить грамотную внешнюю политику. Москва с Анкарой в этой игре американских кланов исполняют вторые роли, а разменной картой в игре остаются Асад и курды.

Главный вопрос

Сирийское перемирие: возможно ли невозможное?

23 февраля должны возобновиться переговоры по урегулированию сирийского конфликта с участием представителей властей страны и «умеренной оппозиции», начавшиеся в Женеве 29 января и прерванные 3 февраля.

Пройдут они скорее всего на фоне сопровождающегося артиллерийской канонадой «прекращения огня», о котором международные наблюдатели договорились в Мюнхене. Формально прекратить огонь противостоящие стороны должны были ещё в минувшую пятницу, однако ни о каком перемирии, разумеется, не может быть и речи. Почему? Расплывчатые и напрочь лишённые конкретики условия, согласованные во время мюнхенской встречи, делают процесс прекращения огня и перемирия таким же неопределённым. По одним боевикам стрелять нельзя, по другим можно, при этом сами боевики к перемирию вообще не присоединились. Так что нет ни малейшего повода для оптимизма.

Едва ли поможет грядущим переговорам и распространённая западной прессой информация о том, что «умеренная оппозиция» разжилась крупной партией ракет класса «земля – земля», поставленных то ли из Анкары, то ли из Эр-Рияда. Мало того, сообщения о поставке ракет способно сорвать не только переговоры, но и объявленное перемирие как таковое.

А главной интригой остаётся всё ещё открытый вопрос турецкого вмешательства: рискнёт ли Реджеп Эрдоган ввести войска в Сирию? После того как президент Турции публично пообещал разгромить засевших вдоль границы «курдских террористов», не дающих покоя проживающим по соседству «братьям-туркоманам», население страны ждёт от него действий. Пора приступать, иначе последуют обвинения в мягкотелости. Большинство военных настроено в отношении действующего главы государства крайне скептично, так что запросто можно окончательно потерять авторитет у армии. А тут ещё и проамериканская турецкая оппозиция стала откровенно высмеивать слишком долго раздумывающего президента. А это верный знак: оппозиционерам скомандовали в Вашингтоне. Американцы, если кто забыл, уже дважды пытались устроить Эрдогану «майдан» и «белые ленточки», а бог, как известно, любит троицу. И третий раз может стать для Эрдогана последним, ибо к «демократической оппозиции» на сей раз присоединятся и местные «патриоты», раздражённые пустой говорильней президента, безуспешно «ломающего» даже своих, турецких курдов. Тем паче что традиция военных переворотов с казнями вышедшего из доверия руководства в Турции уже сложилась.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.02.2016 12:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх