Версия // Власть // Сколько платили советским лётчикам за бомбардировку Берлина

Сколько платили советским лётчикам за бомбардировку Берлина

15706

За ценой не постоим

В разделе

В 2 трлн рублей, согласно подсчётам историков, обошлась Советскому Союзу Великая Отечественная война. Среди имеющейся статистики можно найти цифры расходов на производство боевой техники, сумму затрат на эвакуацию людей и заводов, объём материальных потерь от разрушенной захватчиками инфраструктуры и т.д.

Менее известны публике приказы, в которых говорится о денежном обеспечении солдат и офицеров Красной Армии, хотя именно они позволяют раскрыть историю Великой Отечественной с неожиданной стороны. В частности, из них становится понятно, почему лётчиков на фронте считали элитой: как выясняется, причина такого отношения заключалась не только в их «небесном» статусе, но и в немалых премиях за сбитые немецкие самолёты.

Первый приказ о целевом материальном поощрении Сталин подписал уже 8 августа 1941 года. «В ночь с 7 на 8 августа группа самолётов Балтийского флота произвела разведывательный полёт в Германию и бомбила город Берлин, – говорилось в нём. – Объявляю благодарность личному составу самолётов, участвовавших в полёте. Выдать каждому члену экипажа по 2 тыс. рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа, сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тыс. рублей».

В принципе ничего неожиданного в этом не было – и прежде лётчикам, полярникам и прочим героям было принято вкупе с орденами вручать пухлые конверты, а уж поощрить участников отчаянного рейда на Берлин, как говорится, сам бог велел. Однако Сталин, видимо, быстро понял, что деньги могут служить не просто довеском к наградам, но и сами по себе являются хорошим средством стимулирования бойцов и командиров. В конце концов, даже если они готовы умереть за Родину, дома у фронтовиков остаются семьи, которым на что-то нужно жить. Да и просто добросовестно нести службу рубль может подвигнуть не хуже призывов комиссаров.

250 рублей – за дневной вылет

В результате уже 19 августа, шесть дней спустя, увидел свет приказ Верховного Главнокомандующего, распространявший практику материального вознаграждения на всех пилотов в целом.

Согласно ему за каждый сбитый самолёт противника лётчики-истребители получали по 1 тыс. рублей. Кроме того, устанавливались премии за количество боевых вылетов и отсутствие жёстких посадок.

Не был обойдён и технический персонал – за каждый возвращённый в строй самолёт ремонтникам выдавалось по 500 рублей.

В таком решении был свой толк: после того как в первые же дни войны Красная Армия потеряла свыше тысячи самолётов, немцы господствовали в небе. Трудно судить, насколько материальный фактор сыграл свою роль в том, что советские лётчики сумели отразить натиск врага, однако факт остаётся фактом – в последующих приказах Ставка именно с помощью премий пыталась изменить порядок ведения войны в воздухе. Так, в приказе № 0489 от 17 июня 1942 года говорилось: «На всех фронтах наши лётчики-истребители при встречах с воздушным противником в большинстве случаев в первую очередь атакуют истребителей противника, а затем уже его бомбардировщиков. Эта привившаяся тактика действий в нашей истребительной авиации совершенно неправильна. Надо понять, наконец, что, уничтожая бомбардировщики, наши истребители этим самым уменьшают ударную силу авиации противника». В связи с этим вводились новые расценки. Впредь максимальная премия – 2 тыс. рублей – устанавливалась за бомбардировщики, 500 рублей следовало за транспортные самолёты, а истребители оценивались всего в тысячу.

По теме

Одновременно другой приказ касался действий штурмовой авиации. Отмечая, что командиры частей совершенно не используют штурмовики Ил-2 в качестве дневных бомбардировщиков, Сталин призывал покончить с этой вредной практикой. Для этого пилотам-штурмовикам устанавливалась премия в размере тысячи рублей за каждые четыре дневных вылета с полной бомбовой нагрузкой.

Пожалуй, надо отметить, что такое решение выглядит весьма показательно. Ведь Сталин, как известно, не стеснялся жёстких решений и мог бы просто приказать посылать штурмовики бомбить врага под угрозой немедленного расстрела ослушников. Однако то, что он предпочёл использовать вместо кнута пряник, свидетельствует: выбор был сделан не даром, то есть материальный фактор себя оправдывал.

Спас КВ – получил премию

Практика денежного премирования была распространена и на некоторых из тех, кто воевал на земле. Так, в феврале 1942 года Сталин подписал приказ «О премировании личного состава автобронетанковых ремонтных частей за быстрый и качественный ремонт танков». Согласно ему за возвращение в строй тяжёлого танка КВ техники получали по 800 рублей. Починка Т-34 оценивалась дешевле – в 500 рублей. Позже были установлены и премии за эвакуацию танков с вражеской территории. При этом спасение дорогостоящего и редкого в войсках КВ, броню которого не брали немецкие орудия, стоило как две с половиной бомбардировки Берлина – 5 тыс. рублей.

С 1 июля 1942 года премии начали вручать и за уничтожение танков противника. Командиру орудия и наводчику в этом случае полагалось по 500 рублей, остальным членам расчёта – по 200. Столько же причиталось и танкистам, расстрелявшим вражеский танк. Самую же большую премию – тысячу рублей – выплачивали бойцам, сумевшим лично уничтожить неприятельскую боевую машину с помощью гранаты или бутылки с зажигательной смесью.

Как и в случае с авиацией, материальный фактор здесь также использовался с дальним прицелом. Автор книги «Цена Победы в рублях» Максим Кустов анализирует подоплёку появления приказа о выплате дополнительного денежного вознаграждения механикам-водителям танков, подписанного Сталиным в ноябре 1942 года. Этот приказ вышел ровно за день до начала операции «Уран» – контрнаступления советских войск под Сталинградом, где решающая роль отводилась именно танковым частям. Как выясняется, незадолго до того командир 4-го механизированного корпуса генерал Вольский направил в Ставку донесение, в котором извещал о недостаточном уровне подготовки танкистов и, опасаясь в связи с этим за успех наступления, просил отодвинуть дату начала операции. Однако Сталин отказался менять уже утверждённый план, а для поднятия морального духа танкистов приказал обеспечить их дополнительными денежными надбавками.

Не за деньги, а за Родину

Значит ли всё это, что советские бойцы ходили с набитыми деньгами карманами? Случалось по-разному. В подавляющем большинстве случаев премиальные зачислялись на полевую сберкнижку вместе с денежным довольствием. В результате к концу войны у многих лётчиков и танкистов действительно скопились значительные суммы – по 20, а то и по 50 тыс. рублей.

Однако очень часто заслуженные премии бойцы не получали. Где-то деньги волей начальства передавались в Фонд обороны, где-то общим собранием было принято решение пересылать премии семьям погибших товарищей, а где-то начфины просто втихую подворовывали или же спустя рукава выполняли свои обязанности. Ведь для того, чтобы оформить выплату премиальных, требовалось заполнить массу бумаг, доказав, что вражеский самолёт или танк на самом деле был уничтожен. При этом часто бывало так, что на один «приз» имелось сразу несколько претендентов. «Например, самолёт сбили, лётчики себе припишут, зенитчики себе, пехота себе – все же стреляют. Как-то командир зенитной роты прибегает: «Василий Павлович, вы видели, что самолёт сбили?!» – «Видел». – «Это мы сбили. Подпишите, что вы были очевидцем». В итоге выходило, что не один самолёт сбили, а три-четыре», – приводит Кустов воспоминания Героя Советского Союза артиллериста Михаила Борисова.

Однако даже если честно заслуженная премия и оказывалась в руках героя, то размер её вряд ли являлся адекватным перенесённому риску. Для примера возьмём выплату, полагавшуюся наводчику противотанкового ружья за подбитый вражеский танк, сумма которой составляла 500 рублей. При этом для удачного выстрела танк требовалось подпустить на 200, а лучше на 100 метров, отчего противотанкистов на фронте небезосновательно называли «смертниками». Что же мог купить на эти деньги боец или его семья, на которую офицеры, как правило, оформляли свои денежные аттестаты? Как выясняется, не много. Так, стоимость бутылки водки, являвшейся самой твёрдой единицей расчёта, составляла на чёрном рынке тысячу рублей. За десяток яиц просили примерно 200 рублей, килограмм сливочного масла – 600–700, литр молока – 80–100. Так что по факту размер премии оказывался не таким уж и большим, а потому вряд ли можно говорить, что своей головой фронтовики рисковали ради премии – на первом месте всё-таки была Родина.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.05.2017 08:26
Комментарии 4
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх