// // Сирот «завалили» деньгами, но они их не видят

Сирот «завалили» деньгами, но они их не видят

7401

Ребёнок на продажу

2
В разделе

В Екатеринбурге Следственный комитет расследует громкое дело: сотрудники органов опеки, по сути, торговали детьми. Также проверяется информация о том, что чиновники самовольно распоряжались пенсиями детей-отказников и детей-инвалидов.

Трёхлетней малышке из уральской столицы повезло. Не только потому, что она обрела приёмную семью. Будучи по документам ребёнком-инвалидом, на самом деле она оказалась абсолютно здоровой. Все страшные заболевания, вплоть до ишемии мозга, приписанные ей в доме малютки, не подтвердились. А ещё ей повезло с приёмной мамой. Женщина прошла все круги чиновничьего ада, но наперекор системе добилась своего и забрала ребёнка в свой дом.

Чудесное исцеление?

На форумах, посвящённых усыновлению, и в социальных сетях можно прочесть много таких историй. Вот, например, что пишет в «ВКонтакте» Елена Караваева: «Когда мои хорошие знакомые пришли насчёт усыновления конкретного ребёнка, их начали отговаривать ещё на стадии районного инспектора по опеке. Главврач потом говорила, что болезней у девочки куча, называла страшные диагнозы, и, наконец, когда аргументы закончились, о девочке заключили: «Да она просто дура». Это было сказано о девятимесячном ребёнке. Также было показано много справок о болезнях ребёнка. Но у этих знакомых были свои независимые врачи. Их заключение стало неожиданностью: усыновлённый ребёнок оказался практически здоров!»

Любой специалист может подтвердить: и усыновление, и рождение – это определённый риск. Даже у абсолютно здоровых родителей иногда рождаются больные дети. А про наследственность нашу одному Богу известно, ведь далеко не каждый знает, чем был болен его прадедушка. Потому вполне естественно, что в роддомах появляются на свет дети с физическими недостатками, от которых родителям предлагают отказаться. Их помещают в дома малютки. По закону их могут усыновить. По этому же самому закону усыновитель имеет право провести независимую врачебную экспертизу перед принятием ребёнка в семью. Почему же в домах малютки отговаривают от усыновления детей именно с неблагополучными диагнозами, детей-инвалидов? Оказывается, дело вовсе не в благих намерениях сотрудников домов малютки. Причина проста: за каждого инвалида государство платит из бюджета. И до совершеннолетия этими детскими деньгами распоряжаются те взрослые, в чьи руки попали дети. Чаще всего это чиновники из органов опеки, домов малютки и интернатов для детей-инвалидов. Вот и героиня уральской истории подтверждает: «Я заметила, что все сберкнижки отказников лежат у юриста дома малютки в шкафу. На каждой хранятся деньги. У моей приёмной дочки на счёте в 3 года было 385 тыс. рублей. В 4 года её отправили бы в интернат, там она окончательно стала бы «овощем». После интерната – в дом инвалидов. При этом отчисляемые якобы на её лечение государственные субсидии продолжали бы расти и пополнять её сберкнижку, находящуюся у руководства интерната».

Как поясняет адвокат Любовь Гончарова, при помещении детей в интернат опекунские функции исполняет администрация этого интерната. Однако администрация интернатов в некоторых случаях злоупотребляет своими правами и распоряжается детскими деньгами не в пользу подопечных. Фактов, которые это подтверждают, множество. Так, несколько лет назад стало известно, что в Ленинградской области руководители приютов незаконно потратили деньги с личных счетов детей-сирот.

Борис Альтшулер, глава общественной организации «Право ребёнка»:

По теме

– По сути, сирот сегодня «завалили» деньгами. Только сами сироты и дети-инвалиды об этом не знают. А есть ещё траты на ремонт зданий, «коммуналку» и прочее. Система детских домов, интернатов – это огромный источник денег. Там идёт непрерывный капитальный ремонт, строительство. Это подряды, заказы, на которых можно «пилить» и воровать. Зачастую в сиротских учреждениях персонала едва ли не больше, чем детей. Один детский дом может содержать небольшой посёлок. Чем больше там детей, тем больше денег на них выделяется, тем больше расходов и возможностей для незаконного обогащения.

«80 тысяч рублей – и ребёнок ваш»

В интернатах для инвалидов – подушевое финансирование. На каждого ребёнка учреждение получает средства из бюджета региона. В редком регионе эта сумма бывает меньше 30 тыс. рублей в месяц. Кроме того, каждый инвалид получает пенсию – минимум 6 тыс. рублей. Кто же контролирует эти деньги? Как рассказала член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, куратор общественных проектов в администрации президента РФ Яна Лантратова, траты на детей-инвалидов, находящихся в доме малютки и детских домах, обязаны контролировать региональные счётные палаты и министерства социальной политики. Однако происходит это не везде и не всегда. Катализатором становятся такие вот резонансные случаи, как в Екатеринбурге.

В ходе расследования в Екатеринбурге всплыли и другие неприятные факты. Так, подтвердилось, что юрист дома малютки навязывала потенциальным усыновителям «здоровеньких, новорождённых» детей. Однако потом выяснялось, что у них были родители. Это были так называемые социальные сироты, не занесённые в базу данных на усыновление. Такие дети попадают в дом малютки по заявлению родителей, испытывающих жизненные трудности. Если верить рассказам очевидцев, за усыновление такого ребёнка, имеющего родителей, в доме малютки Екатеринбурга просили 80 тыс. рублей. Помимо истории о фактической торговле детьми оперативники проверяют и другую информацию: якобы местные сотрудники опеки занимались присвоением денег и квартир достигших совершеннолетия инвалидов.

Круговорот «инвалидных» денег

Когда ребёнку-инвалиду исполняется 18 лет, деньги формально поступают в его распоряжение. Однако чаще всего по суду его признают недееспособным. После чего его сберкнижка переезжает из детского дома инвалидов в психоневрологический интернат в распоряжение нового опекуна-директора. На что тратятся средства со сберкнижки инвалида, никто не знает. Теоретически функция контроля лежит на органах опеки. Но подсчитывают ли чиновники, сколько шоколадок, тетрадок, таблеток и памперсов реально было куп лено? Сомневаюсь. Кстати, в случае смерти ребёнка либо недееспособного подопечного психоневрологического интерната, не имеющего других наследников, деньги с его сберкнижки наследует государство. Но этот процесс опять же никто не контролирует.

В общем, в обеспечении и финансировании детей-сирот с инвалидностью, а также в содержании подопечных интернатов для инвалидов так много лазеек для коррупции и так мало отчётности, что нарушения серьёзного масштаба неудивительны. Потому неудивительно, что в сложившейся системе сиротские деньги работают не на сирот, а на коррупционную систему, которая не имеет ничего общего с будущим детей, обделённых от рождения.

Справка

По самым приблизительным данным, средние нормативы текущих расходов на одного ребёнка в детских домах и приютах для детей-инвалидов составляют от 54 712 до 97 099 рублей в месяц. Даже в самом депрессивном регионе на каждого сироту тратят 300–350 тыс. рублей в год. А есть регионы (например, на севере Красноярского края), где эта цифра превышает 2 млн рублей в год. За последние годы финансирование детдомов и интернатов выросло в разы.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.04.2018 14:57
Копировать текст статьи
Комментарии 4
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх