Версия // Конфликт // С появлением в «Сибантраците» Катерины Босов люди начали перекрывать техдороги холдинга, устраивать протестные флешмобы, а на разрезах – происходить ЧП

С появлением в «Сибантраците» Катерины Босов люди начали перекрывать техдороги холдинга, устраивать протестные флешмобы, а на разрезах – происходить ЧП

15870

Кийзасский оползень: ущерб природе в 54 миллиарда?

4
В разделе

От Новокузнецка до Мысков час езды. Перед нами нет завесы из черной угольной пыли, ярко светит солнце. Лето в этом году здесь вышло длинным и жарким, и экологические проблемы кажутся надуманными. Пока мы не сворачиваем с трассы. Выходим на покрытую черной крошкой дорогу, которая ведет к Кийзасскому угольному разрезу. Мимо меня катит мужчина на велосипеде: он весь покрыт угольной пылью, одежда в серых угольных пятнах. За 10 минут прогрохотало 8 нагруженных «черным золотом» грузовиков. Из-за того, что уголь был на некоторых кузовах не покрыт, за ними тянулся пыльный черный шлейф.

Сюжет: Экология

Именно здесь, на крестообразном перекрестке, 1 августа местные жители на несколько часов перекрыли дорогу.

Но мы приехали сюда не только из-за этой «несанкционированной акции». Хотя случай этот весьма знаковый и тревожный для страны, о нем сообщило даже информационное агентство «ТАСС». Раньше перекрывали дороги и стучали касками по мостовым шахтеры. Сейчас начали перекрывать дороги простые люди – из-за шахтеров. Вернее, из-за их руководителей.

По информации, полученной нами из неофициальных источников, кемеровское областное подразделение «Росприроднадзора» якобы оценило ущерб от схода селя на разрез «Кийзасский» в прошлом году в 54 миллиарда! При этом официально «Сибантрацит», который владеет разрезом, заплатил всего 23 млн руб. штрафа. Мы направили запрос в природоохранное ведомство с просьбой ознакомить нас с отчетом об обстоятельствах схода лавины на разрезе и нанесенном в результате этого ЧП ущербе для экологии региона. В надежде получить информацию побыстрее, что называется, из первых рук, мы и приехали в Кемеровскую область. Прежде всего, решили побывать на месте происшествия – на близлежащей к разрезу территории.

Угольная лихорадка от Катерины Босов

Группу «Сибантрацит» три месяца назад возглавила молодая вдова основного собственника компании Катерина Босов. Как отмечали СМИ, и по рассказам сотрудников, менеджмент на предприятии стал более жесткий. Начался режим еще более жесткой экономии, хотя, казалось бы, жестче уже некуда. Катерина Босов пришла в угольную сферу из сферы продаж модной одежды. Тем не менее два года назад супруг назначил ее коммерческим директором, и на местах, что называется, почувствовали разницу. Специфика угледобывающего производства существенно отличается от пожива одежды, и экономия на тех или процессах может выйти боком. Вскоре после того, как Катерина Босов взяла управление в свои руки, на предприятиях холдинга начались ЧП.

В середине июля этого года «Сибантрацит» оказался в центре очередного экологического скандала: грязевой сель, сошедший с отвала угледобывающего участка в Новосибирской области, завалил озеро, реку и сельхозугодья. О сходе лавины написали многие федеральные и местные СМИ. Они вскрыли несоответствие информации из пресс-релизов холдинга тому, что обнаружили журналисты на месте схода лавины на самом деле. С жесткими заявлениями выступили экологи, два депутата Госдумы написали письма в Минприроды, Генеральную прокуратуру и Следственный комитет с просьбой провести проверку обстоятельств и причин случившегося.

Узнав о таком громком общественном резонансе, начали «бить в колокола» люди, живущие возле других угольных разрезов «Сибантрацита». Жители поселка Линево, у которых зимой идет серый снег, а летом дома накрывают угольные бури, с соцсетях провели своеобразный флешмоб: начали фотографировать и выкладывать в своих аккаунтах голые черные пятки. По их словам, такие пятки из-за того, что они ходят они в своих квартирах, по сути, по угольной пыли. Люди устают по несколько раз протирать подоконники, столы, полы, и перед тем как выйти на улицу, моют ноги.

По теме

Ущерб от схода селя в Кийзассе составил 54 миллиарда?

Сход селя, похоронивший под собою ЛЭП и часть леса, год назад случился и на Кийзасском разрезе. За 12 месяцев, как рассказали нам жители, «Сибантрацит» практически ничего не сделал, чтобы рекультивировать территорию. Ее просто отгородили заборами и установили охрану, чтобы не совали нос любопытные.

Мы попытались проникнуть на место экологической катастрофы, но были остановлены охранниками разреза. Пришлось представиться туристами. Здешние активисты, перегородившие дорогу, по которой ездили грузовики «Сибантрацита», рассказали нам, что приехавших в район журналистов здесь «отслеживают», ищут всяческие поводы предъявить к ним претензии. Информационное агентство «Кузбасс», финансируемое, судя по всему, в том числе, областной администрацией, назвало самих активистов… «провокаторами, собравшими людей под вымышленным предлогом».

Как известно, Катерина Босов на днях сделала заявление, что на холдинг, который волею судеб она недавно возглавила, якобы ведется некая атака. И что обвинения в экологических преступлениях, которые начали сыпаться со всех сторон, ни что иное как именно часть задуманных против «Сибантрацита» и ее лично «козней».

Как нам рассказали, об акции протеста люди хоть и говорили между собой, но она не была спланирована заранее. Жители собрались стихийно, увидев на технологической трассе разреза вместо привычных грузовиков, груженных доверху углем, поливальные машины. Вид стекающих с трассы потоков черной от угольной пыли воды всколыхнул людей.

Вода попадала, в том числе прямо в речку Малая Тетенза. Дорога пересекает ее, и угольщики в этом месте русло речки завели на несколько метров в трубу. Но что такое несколько метров, если угольная пыль от грузовиков рассеивается на километры? Вода сегодня в Малой Тетензе черная, рыбы в ней нет. Ее ядовитая вода впадает в реку Большая Тетенза, которая также уже практически отравлена и снабжает своими водами соседние водоемы. Екатерина, выходит что люди, вышедшие обратить внимание на свои проблемы, тоже рейдеры и провокаторы?

В заложниках у разреза

Когда пять лет назад «Сибантрацит» открывал разрез, его руководители и кемеровские чиновники заявляли, что это будет современное горное предприятие, где будет работать целый комплекс по добыче, переработке и транспортировке угля. Населению обещали, что во время работы разреза сразу будет проводиться частичная рекультивация земель и на территории, где происходит добыча недр, не появятся лунные ландшафты. Как оказалось, это были всего лишь пустые обещания.

Чёрный снег, смог и гектары испорченных земель. Это те «блага», которые получили местные жители с появлением «Сибантрацита». Особенно усугубилась ситуация в последние пару лет, с приходом в компанию Катерины Босов. Проблемы с пылеобразованием еще более обострились. Люди начинали за бесценок продавать свои дома и квартиры, чтобы уехать и сохранить здоровье.

Здешние экологи открыто высказыаают свое мнение о том, что происходит незаконный перевод земель для нужд разреза, а публичные слушания нередко проводятся после строительства объекта и с грубейшими нарушениями законодательства. Методы работы, практикуемые угольщиками, мысковчане, оказавшиеся у них в заложниках, называют «свинороем» и обличают местные власти в попустительстве и даже в предательстве.

В день перекрытия дороги люди сами вызвали полицию на место происшествия и вышли на трассу, чтобы пресечь, по их мнению, нарушение закона. Незаконным они считают не только слив вод в результате полива дороги, но и в целом факт существования технологической трассы и углепогрузочного пункта.

По теме

Валентина Митрошина, член инициативной группы жителей поселков Бородино и Тетенза, с которой мы встретились, рассказала, что в полицию они звонили три раза. «Полиция прибыла спустя 1.5 часа и примкнула к стоявшим вдали от жителей работникам разреза, - сообщила она по «прямой линии» областной администрации. - Представители ГАИ, зам. мэра Капралов Е.В. о чем-то долго обсуждали, а потом полиция и ГАИ начали резко приближаться к жителям и первое, что мы услышали – это нечто похожее на запугивание, полное игнорирование по отношению к водителям разреза, которые делали смыв с дороги, и грязная вода стекла в реку и в скважины водозабора, которые питают город и наш поселок».

СМИ тогда сообщили, что полиция проверит законность возведения технологической дороги, которая существует много лет - все то время, что ведется добыча на Кийзасском. «Заявление писали прямо у меня дома, в тот же день», – пояснила Митрошина.

Как так получилось, что техтрасса и станция погрузки оказались вблизи поселков, да еще и в зоне водозаборных скважин, которые обеспечивают водой все Мыски? Замгубернатора Кемеровской области Андрей Панов, вскоре после перекрытия мысковчанами технологической дороги написал в Фейсбуке, что техдорога и углепогрузка эксплуатируются Кийзасским разрезом «в рамках действующего закона». «Данные объекты оформлены по всем нормам и правилам <…> Надзорными органами по данному вопросу проводились проверки, и они не нашли нарушений закона», - подчеркнул он.

Чиновник явно придерживался версии, озвученной Катериной Босов в своем заявлении для прессы.

При этом Панову было известно, что водозаборные скважины находятся в нескольких десятках метров от техдороги, но «качество воды из скважин, расположенных вблизи дорог, постоянно проверяется и соответствует нормам», – написал он.

Интересно, стоял ли хоть однажды чиновник возле речки Малая Тетенза?

Митрошина не верит, что вода в скважинах может быть в порядке: она зачерпывает при нас ладонью воду из Малой Тетензы вблизи техтрассы – перед нами в бутылке темная жидкость. А к речке пришлось спуститься по склону дороги, полностью покрытому угольной пылью. Потом она показывает на участок, действительно всего в сотнях метров отсюда: «А вот тут уже одна из скважин. Из нее мы пьем воду».

При этом замгубернатора соглашается: «Шум и пыление долгие годы создавало жителям дискомфорт. В связи с чем губернатором Кузбасса было дано поручение разрезу Кийзасский проработать вопрос и перенести погрузку на более удаленное от жилых домов расстояние», – пишет он. И вопрос был проработан. Было решено построить железнодорожное ответвление к предприятию от существующих железнодорожных путей и погрузочную станцию «Лесная» вблизи разреза.

Но что-то пошло не так. «Сибатрацит»,как говорят,не выполнил свои обещания, данные жителям. Фактически руководство компании подставило губернатора Цивилева, пообещавшего людям, что станция погрузки угля и дорога будут перенесены подальше от жилых поселков.

А ведь у «Лесной» есть уже не только название, но и одобрение общественности. «По крайней мере об этом пишет представитель администрации Кемеровской области: «… с участием общественности Мысков были представлены и рассмотрены возможные варианты расположения железнодорожных путей и станции «Лесная» <…> большинство представителей общественности поддержали предлагаемые решения».

Митрошина поправляет: «Мы на публичных слушаниях проекта станции Лесной не видели, мы рассматривали только подъездной железнодорожный путь между станцией Мыски и Лесной».

В любом случае непонятно, почему же к сроку исполнения поручений Цивилева строительство даже не началось?

P.S. Когда статья уже была готова к публикации, на фейсбуке вице-губернатора Андрея Панова появился новый пост. «Сегодня ознакомился с результатами недавней проверки, проведенной на разрезе «Кийзасский» Росприроднадзором, – пишет чиновник. – Выяснил что не все так радужно у них, как мне докладывали ранее». Далее Панов признаёт, что «в своей работе предприятие допустило нарушения природоохранного законодательства». Вот ещё некоторые из цитат.

«Кийзасский» самовольно снял плодородный слой почвы возле железной дороги. Землю не вывезли, она складирована рядом с местом выемки». «Допущен ряд нарушений использования водных объектов <…> Установлено, что вдоль технологической дороги разреза есть система сбора ливневых и сточных вод, не соответствующая законодательству». «Главный инженер «Кийзасского» не смог дать внятного ответа на вопросы о причинах такого положения дел. Что говорит о плохой работе в данном направлении на предприятии, приведшей к нарушениям».

Но позвольте, как же так? Ещё в июле Митрошина и её односельчане сообщили властям, что собираются пресечь правонарушения на разрезе «Кийзасский», и просили поддержки у полиции. Но полиция почему-то встала на сторону угольщиков, а не протестующих. Видимо, тогда «нарушений законодательства» со стороны «Сибантрацита» в администрации старались не замечать.

Примечательно, что прозрение настигло господина Панова буквально на следующий день после того, как в Мыски приехал наш корреспондент. Раньше времени внимательно ознакомиться с результатами проверки у Росприроднадзора у него почему-то не было.

Что ж, похоже, новый глава «Сибантрацита» Катерина Босов стремительно теряет административный ресурс. Перспективы у попавшей в лихорадку компании при сегодняшнем руководстве компании совсем не ясны.

А мы в ближайшие дни попытаемся выяснить, в какую же сумму в действительности кемеровское областное управление Росприроднадзора оценило ущерб от сошедшего с разреза «Кийзайсский» угольного селя.

г. Мыски.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 08.08.2020 09:08
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх