// // Россия возвращает себе империю

Россия возвращает себе империю

1585

Большая игра в Персию

4
В разделе

Развитие ситуации на Ближнем Востоке опровергает тезис о намерении Кремля возродить Советский Союз. Речь идет о возрождении Российской империи. Не по величине территории, а по целям внешней политики и методам их достижения. И если в глобальном идеологическом конфликте шансов у СССР практически не было, а геополитические задачи не рассматривались как самостоятельные, то сейчас у России гораздо больше шансов.

16 августа мировое сообщество узнало о том, для налетов на позиции ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация – ред.) группа российских бомбардировщиков Ту-22М3 и Су-34 использует иранскую авиабазу Хамадан.

Уже через несколько дней после признания (и скорее всего, в его результате) российские самолеты вынуждены были покинуть иранскую базу. Тем не менее, мир уже никогда не вернется к состоянию на 15 августа. Сам факт того, что российские вооруженные силы оказались на территории Ирана подвел черту под всей стратегией США в регионе. Суть этой стратегии можно выразить одной короткой фразой - держать русских на максимально возможном расстоянии от Персидского залива, контроль над которым позволяет управлять мировым нефтяным рынком. По данным Департамента энергетики США, в регионе добывается каждый четвертый баррель и находятся две трети разведанных в мире запасов нефти. Эта добыча обеспечивала более четверти всех потребностей нефти в странах ОЭСР. Помимо нефтяного богатства, регион обладает еще и газовым. Здесь (по тем же источникам) сосредоточено около 36% всех доказанных месторождений природного газа.

Вперед к прошлому

Взлет самолетов с аэродрома в Хамадане перенес Российскую Федерацию во времена… Российской империи. 109 лет назад, в августе 1907 года, в Санкт-Петербурге была подписана англо-русская конвенция, центральный элемент которой - разделение сфер влияния в Персии (так называли в Европе Иран вплоть до 1940-х годов). Таким образом была окончена «большая игра» - противостояние Российской и Британской империй в Центральной Азии. В тот момент политическое руководство обеих государств отчетливо понимало, что основные риски для них исходят не периферии тогдашней цивилизации, а из ее центра.

В 1903 году лорд Элленборо, выступая в палате лордов Британского парламента, сделал следующее заявление, определившее дух времени: «Я предпочитаю скорее видеть Россию в Константинополе, чем германский военно-морской арсенал на берегах Персидского залива».

Напомним, что за пятьдесят лет до этого англичане начали войну с Россией, чтобы не допустить «константинопольский сценарий».

Как и полагалось в эпоху больших империй, защитный характер соглашений, заключаемый метрополиями, означал новый виток агрессии в колониях. Не стал исключением и Иран. Сохранившее свою независимость де-юре, государство с тысячелетней непрерывной историей лишилось ее де-факто, проиграв две войны России и отдав монополию на добычу нефти британцам.

Представителей этого государства в Санкт-Петербург не позвали, а просто поставили перед фактом раздела государства на три зоны интересов. В северной части интересы были российскими, в юго-восточной - британскими, а центр был объявлен зоной конкуренции. Все по-честному, по-имперски.

Интересно отметить, что база, которую использовали российские ВКС для бомбардировок Сирии, находится на территории российских интересов. То есть в полном соответствии договором столетней давности. Это, безусловно, совпадение. Но весьма символичное и знаменательное. Как и вся история Персии-Ирана в минувшем веке.

Идеологическая карта с нефтяными интересами

Сразу после революции СССР решительно порвала с наследием имперского прошлого, отказавшись от всех своих «привилегий», полученных в 1907 году. Но уже очень скоро начала корректировать идеологические установки, пытаясь вписаться в формат «энергодипломатии», которая стала новым фундаментом реальной политики в регионе.

Монополией на добычу нефти в Иране в этот время обладала Англо-персидская нефтяная компания (АПНК), получившая концессию от властей Ирана в качестве частной корпорации, но затем национализированная с целью гарантированных поставок нефтепродуктов для нужд ВМС Британии. Инициатором создания государственной нефтяной компании для нужд флота был Уинстон Черчилль , занимавший в 1917 году пост первого лорда адмиралтейства. Убежденный антисемит Черчилль не мог смириться с мыслью о том, что флот ее Величества будет снабжать «ротшильдовская» Shell.

Монополия АПНК не распространялась на северные территории Ирана. Здесь на протяжении межвоенных десятилетий Советский Союз пытался развернуть собственные проекты нефтедобычи. С этой целью он даже выкупил разрешения, выданные иранскими властями, и пытался привлечь американский капитал. Реальной задачей СССР было воспрепятствовать экспансии британских интересов на север. У британских стратегов были обратные страхи. Они опасались того, что Советский Союз начнет экспансию на юг, и в конечном итоге выйдет на берега Персидского залива, поставив под удар всю логистическую цепочку империи.

Судя по всему, эти опасения были вполне реальны. В 1940-м году, во время краткосрочного периода «дружбы и сотрудничества» с нацистами германские дипломаты предложили Советскому Союзу подписать соглашение о разделе сфер влияния в Иране, гарантировав СССР выход к Персидскому заливу.

В реальности все произошло с точностью наоборот, и уже в августе 1941 года советские войска совместно с британскими оккупировали территорию Ирана, вытеснив шаха из страны. На оккупированных территориях СССР откровенно начало строить новые государства – «Южный Азербайджан» и «Курдистан», объясняя это задачами национально-освободительного движения. На фоне освободительной повестки тема нефтяных концессий играла сугубо второстепенную роль. И она ушла в тень, как только стало ясно, что Советский союз не сможет удержать свои войска на территории Ирана, несмотря на все ухищрения. На исторической авансцене появился новый игрок - США, которые в конечном итоге вытеснили из Ирана как СССР, так и саму Британию.

Советизация Ирана

Оценивая угрозы советской экспансии в регионе, Британия и США всегда исходили из худшего - возможности оккупации Ирана, прорыву на побережье Персидского залива и угрозе поставкам нефти. Об этом говорят оперативные планы, которые предполагали разрушение всей инфраструктуры добычи нефти. Рассекреченные недавно Британией документы «засветили» директиву Совета по национальной безопасности США (документ NSC 26/2), который предполагал полное уничтожение всей инфраструктуры нефтедобычи и нефтепереработки в регионе, в случае прорыва СССР к побережью Персидского залива.

Напомним, что речь идет о намерениях устроить настоящий армагеддон на территориях других государств, совершенно отличных от Британии и США.

Но, судя по всему, даже самые далеко идущие планы Москвы предполагали скорее «советизацию Ирана», а не уничтожение нефтяных маршрутов. Независимо от используемых инструментов Советский Союз всегда пытался реализовать свою идеологическую программу, невзирая на то, насколько она соответствовала его собственным интересам.

Американские стратеги, уже оставшись в одиночестве (Британия покинула регион в начале 70-х), продолжали рассматривать его как единое операционное пространство, которое СССР намерен захватить при любом удобном случае. А Иран считали основным направлением для атаки. Тем более что в стране сохранились культурные и исторические связи с северным соседом. В последние годы своего правления шах Ирана, пытаясь освободиться от чрезмерной опеки американских кураторов, все более активно шел на контакт с Советским Союзом. И революция 1979 года во многом была попыткой американского лобби арабских государств ослабить Иран, усилив нефтедобывающие арабские государства.

События в 1979 году развивались настолько стремительно, что американская разведка посчитала: СССР решил воспользоваться неопределенной ситуацией и… ввести войска в Иран. Сейчас это кажется невероятным, но военные аналитики интерпретировали ввод советских войск в Афганистан как начало большой военной операции Советского союза. В результате 5 февраля 1980 года под грифом «совершенно секретно» военная разведка США представила «предупреждение» - короткий документ, в котором высказывалось предположение о намерении советской армии предпринять наступательную операцию на Иран.

Несмотря на вероятностный характер, докладчики настроены вполне уверенно, и свои выводы делают на основе неких передвижений военных, которые те совершались в рамках военных маневров. По мнению авторов документа, учебный характер этих перемещений - всего лишь прикрытие для подготовки реальной интервенции. Само предположение о том, что СССР одновременно оккупирует две страны, одна из которых (Иран) обладала современными и хорошо вооруженными силами, выглядит абсурдом. В этой связи особенно интересны воспоминания советских участников того конфликта. Один из них вспоминал - когда советская сторона узнала (из радиоперехватов, которые велись на иранской стороне), что американцы готовили десант для высадки на территорию Афганистана, советские войска опередили эту операцию на 2 часа...

Не исключено, что Штаты, всерьез опасаясь атаки Советского Союза на Иран, старались отвлечь его внимание на другие направления, самым удобным из которых был Афганистан.

Но также не исключено, что вся эта информация была частью игры против Ирана: Штаты пытались вернуть свои позиции в стране, утерянные в результате быстрой революционной эскалации. США в этот момент вели активную провокационную дипломатию в регионе, прямым следствием которой стало нападение Ирака на Иран и трансформация локального конфликта в крупнейшую после Второй мировой войну - по продолжительности, задействованным ресурсам и человеческим жертвам.

История учит…

Все эти факты - как хорошо известные, так и ставшие достоянием общественности относительно недавно, говорят о том, насколько сильным было напряжение в регионе. И, по сути, оно никогда не ослабевало. Менялись политические режимы и даже состав участников, но все стороны стратегической игры готовы были всерьез рассматривать самые решительные сценарии эскалации - включавшие и провокации, и диверсию, и прямую военную агрессию. Нынешняя эскалация в регионе происходит в условиях, которые гораздо больше напоминают начало ХХ века по сравнению с его второй половиной.

В отличие от СССР, выбор инструментов внешней политики был серьезно ограничен (можно даже сказать - скован) идеологическими принципами и обязательствами. Нынешняя России куда более свободна в выборе инструментов. И, судя по всему, готова поиграть в ту саму «большую игру», в которую играли дипломаты времен Российской империи.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.09.2016 16:38
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх