// // Российское вооружение больше не может производиться без иностранного участия

Российское вооружение больше не может производиться без иностранного участия

503

На западный маневр

Французские десантные корабли оказались ненужными российскому флоту
Фото: ИТАР-ТАСС
Французские десантные корабли оказались ненужными российскому флоту Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В конце января Минобороны окончательно расставило приоритеты по поводу закупок вооружения. Переоснащение Российской армии теперь отдано на откуп отечественному производителю, при этом будет всячески ограничиваться доступ к гособоронзаказу иностранных производителей. Но «Наша Версия» выяснила, что без зарубежных производителей российский оборонный комплекс сегодня не в состоянии производить современное оружие.

Как рассказал «Нашей Версии» главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко, планами военной реформы, особенно в сфере перевооружения армии, по его мнению, должно заниматься не только Минобороны, но и Совет безопасности, кроме того, основные позиции нужно утверждать в виде закона. Эксперт отмечает, что с 1992 года с назначением каждого нового министра обороны происходит резкая смена приоритетов в реализации гособоронзаказа, поэтому решения в сфере закупок вооружения не носят долгосрочного характера, что негативно сказывается на имидже России как импортёра военной техники и технологий.

Импортные комплектующие есть практически в любой технике

Напомним, что во время пребывания Анатолия Сердюкова на посту министра обороны в России, впервые в её истории, было принято беспрецедентное решение массово закупать иностранные системы вооружений. Это произошло в преддверии старта масштабной Государственной программы вооружения, которая предполагает в период 2011–2020 годов практически полную модернизацию армии. Объяснялось это тем, что в Минобороны не удовлетворены актуальностью предлагаемой российским ОПК продукции. Военные предложили компенсировать отставание оборонки за счёт зарубежного производителя, также ожидая, что угроза иностранной конкуренции будет стимулировать модернизацию российского военно-промышленного комплекса и позволит сдержать рост цен во время массовых закупок вооружения.

Созданная конкурентная среда позволила предъявлять жёсткие требования к закупаемой продукции. Хотя в полной мере даже команда Сердюкова не могла воспользоваться ситуацией. К примеру, военные могли сколько угодно предъявлять пусть даже совершенно обоснованные претензии по завышению цен на продукцию российских оборонщиков, однако закупать подводные лодки или межконтинентальные баллистические ракеты в других странах в принципе невозможно. Никто в мире не продаёт стратегическое и ядерное оружие, так что конкурентов российским подводным ракетоносцам и ракетным комплексам не было априори. Но Игорь Коротченко отмечает, что даже эти важнейшие для безопасности государства виды вооружения на сегодняшний день уже нельзя назвать 100-процентно российскими.

«Сложилась такая ситуация, что без электронной компонентной базы зарубежного производства строить нашу технику мы просто не можем. Это значит, что

По теме

Давно не является полностью российской и военная авиация, доля иностранного участия иностранных фирм в российском авиастроении прослеживается довольно отчётливо. Так, российские истребители Су-27 и Миг-29 доукомплектовываются французской и израильской авионикой. На экспорт эти типы самолётов продаются только с импортной электронной начинкой, в частности навигационными и оптико-электронными системами. Более того, Минобороны даже планировало покупку 100 учебных вертолётов AS350 и AS355 Ecureil производства европейской компании Eurocopter, однако без объяснения причин от этой идеи отказалось.

Без закупок иностранных беспилотников Россия не могла бы создать свои

Первой полноценной массовой закупкой готовой иностранной продукции военного назначения стал контракт на поставку беспилотных летательных аппаратов (БЛА) Bird Eye 400 и Searcher Mk II в 2009–2010 годах в Израиле у компании Israel Aerospace Industries.

Как рассказал «Нашей Версии» эксперт по беспилотным системам, главный редактор профильного интернет-портала UAV.Ru Денис Федутинов, этот контракт выполнен полностью, беспилотники поставлены, а операторы и технический персонал прошли соответствующее обучение. В настоящее время эти же системы, но уже под российскими наименованиями собираются на принадлежащем холдингу «Оборонпром» Уральском заводе гражданской авиации в Екатеринбурге. Более того, в прошлом году российским военным ведомством также рассматривался вопрос о приобретении партии БЛА у другой израильской компании – Aeronautics. Однако в свете скандала с принадлежащим Минобороны России ОАО «Оборонсервис», с именем которого связывается эта сделка, перспективы её сегодня представляются сомнительными.

«Интерес к некоторым образцам зарубежных БЛА остаётся и сейчас в силу отсутствия в ряде ниш отработанных и готовых к серийному производству отечественных аналогов. Кроме того, в целом ряде подсистем в мире существуют технические решения, превосходящие российские аналоги. Это, в частности, в той или иной степени касается двигателей, оптико-электронных систем, систем связи и др. Рынок вооружения и военных технологий специ­фичен, и далеко не всё, что представляет интерес, может быть закуплено. В любом случае закупки систем БЛА за рубежом способны решить лишь некоторые локальные задачи, стоящие перед российским Минобороны. Поэтому они могут быть для России лишь временной мерой, после которой необходимо переходить к созданию собственных систем, возможно, в кооперации с зарубежными компаниями».

Между тем эксперты обращают внимание на то, что в остальных закупках иностранного вооружения наблюдается некоторая сумбурность. Игорь Коротченко считает, что в последнее время из-за отсутствия элементарного контроля были совершены серьёзные ошибки по целому ряду вопросов. Например, не учитывали, во сколько обойдутся эксплуатация и обслуживание импортной техники. Но главным недостатком всех контрактов, по мнению нашего собеседника, является отсутствие офсетной составляющей, то есть передачи технологии и создания производства, хотя эта практика сегодня широко распространена в сфере импорта продукции военно-промышленного комплекса.

Военные сами не знают, какое им нужно оружие

Характерным примером служит подписанный в 2011 году договор на покупку двух французских вертолётоносцев типа Mistral на сумму 1,2 млрд евро. Ранее ряд экспертов утверждали, что у Российской армии нет сфер применения для этого корабля, на российских базах их даже негде швартовать, к тому же выясняется, что они выходят из строя при низких температурах, что делает их практически непригодными для использования в наших климатических условиях.

Ситуация с бронетехникой кажется куда более простой: продажа танков, бронемашин пехоты и бронеавтомобилей практикуется во всём мире. Именно поэтому российские производители бронетехники больше других пострадали от иностранной военно-технической интервенции. Прецедентом стало решение о поставке и производстве бронемашин Iveco LMV M65, которые в России получили название «Рысь» и в 2010 году были приняты на снабжение. Первый контракт на производство в России 1775 бронемашин, который обошёлся нашей стране в 1,5 млрд долларов, был подписан с Iveco в 2011 году. В прошлом году стало известно, что планируется увеличить закупку итальянских бронемашин в четыре раза, но теперь, вероятнее всего, условия контракта будут пересмотрены.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.02.2013 15:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх