// // России закрывают дорогу в космос

России закрывают дорогу в космос

2572

Ропот c космодрома

6
В разделе

Космодром Восточный, призванный заменить знаменитый Байконур, должен быть введён в строй уже в этом году. Однако строительство стратегического объекта постоянно сталкивается с многочисленными проблемами, что ставит под угрозу сроки ввода в эксплуатацию.

Причиной же этого стал внутренний конфликт ведомств, отвечающих за освоение космоса. Их война за влияние и бюджеты в результате приводит к тому, что крупнейший за постсоветскую историю проект в области развития отечественной космонавтики оказывается под угрозой срыва.

21 января Владимир Путин согласился с предложением правительства объединить Федеральное космическое агентство (Роскосмос) и Объединённую ракетно-космическую корпорацию (ОРКК). Провести очередную реформу ведомств предложил Дмитрий Медведев, убедившийся в бесплодности всех попыток урегулировать конфликт между Роскосмосом и ОРКК – оба ведомства постоянно конкурировали друг с другом за управленческие полномочия. Изначально премьер был против объединения, полагая, что разделение функций заказчика и исполнителя будет более эффективно, такого же мнения придерживались в Минэкономики и «Открытом правительстве». Противоположную точку зрения защищал тогдашний глава Роскосмоса Владимир Поповкин, в начале 2013 года сумевший убедить Владимира Путина в целесообразности преобразования Федерального космического агентства в госкорпорацию по образцу Росатома. По словам источника в администрации президента, соответствующий указ уже был практически готов, однако против его подписания в последний момент выступил тогда как раз Дмитрий Медведев. Что же заставило сейчас главу правительства изменить своё мнение и чем обернулась для страны эта учёба на собственных ошибках?

Астрономический бюджет

Разделение функций между Роскосмосом и ОРКК предполагало глубокую реформу всей космической отрасли. Осенью главу агентства Владимира Поповкина, ушедшего в отставку по состоянию здоровья, сменил бывший командующий Войсками воздушно-космической обороны, заместитель министра обороны Олег Остапенко, а его заместителем неожиданно для многих стал экс-глава АвтоВАЗа Игорь Комаров.

В декабре 2013 года президент подписал указ, в соответствии с которым ведомству г-на Остапенко надлежало координировать политику в космической сфере и выступать в роли заказчика. Исполнителем же госзаказа назначили ОРКК, руководить которой и стал г-н Комаров. Корпорации предполагалось передать в течение двух лет 56 промышленных предприятий, выпускающих соответствующую продукцию.

Конфликты начались с самого начала – руководство Роскосмоса настаивало на своём праве участвовать в выборе и назначении директоров предприятий, тогда как ОРКК старалась замкнуть этот процесс на себя. Когда Роскосмос в конце прошлого года представил проект федеральной космической программы на 2016–2025 годы, руководство ОРКК решило провести оценку реальности его реализации. В результате проект было решено пока не вносить на рассмотрение правительства – федеральное агентство оценило программу действительно в космическую сумму – 2,436 трлн рублей. Подобные траты программа предусматривала в том числе с учётом проекта создания сверхтяжёлой ракеты-носителя для запусков с космодрома Восточный. Между тем именно строительство Восточного, а вернее проблемы в ходе его, привели к тому, что реформа была свёрнута, а на базе федерального космического агентства и ОРКК было решено создать госкорпорацию Роскосмос.

По теме

Восточный Вавилон

Но вернёмся к началу истории с Восточным. Указ о его строительстве Владимир Путин подписал 6 ноября 2007 года. Планировалось, что новый космодром станет гарантом независимости России в космической сфере, учитывая, что легендарный Байконур оказался после распада СССР на территории Казахстана. Подходящее место нашлось в Амурской области, неподалёку от посёлка Углегорск. Под будущие сооружения зарезервировали более 1 тыс. квадратных километров. Эскизное и техническое проектирование комплекса было начато в 2011 году, а уже в 2012-м к работе приступили строители. Генеральным подрядчиком стал «Спецстрой России» – ещё одно федеральное агентство, подчинённое Министерству обороны.

Вскоре начались проблемы. Строители жаловались, что якобы заказчик не предоставляет им в срок необходимую документацию, в Роскосмосе на это отвечали, что не могут получить от исполнителей работ отчёта о расходовании выделенных средств. Что, вот так и было: одни сидели и ждали отчёта, другие сидели и ждали документацию? А поговорить? Договориться? Незадолго до своей отставки глава Роскосмоса Олег Остапенко в одном из интервью признавался, что «с самого начала строительства, с 2012 года, работы велись хаотично, бессистемно». «Стратегической ошибкой» при планировании, по его словам, стало то, что «завершение строительства и первый старт ракеты-носителя были запланированы на одно и то же время – конец 2015 года». Напомним: речь идёт не о возведении курятника бригадой шабашников под руководством неграмотного прораба, а о строительстве важнейшего государственного объекта стратегического значения. Не странно ли, что завершение строительства совершенно неожиданно совпало с первым пуском ракеты?

В итоге был найден простой выход: срок окончания строительства перенесли с декабря на июль. Для этого пришлось скорректировать сроки монтажа технологического оборудования, по ходу увязав процессы строительства и монтажа в единый график. Но гладко это оказалось только на бумаге. В реальности же дело пошло по законам строительства Вавилонской башни, когда все говорят на разных языках. Для соблюдения любого графика необходимо достаточное количество рабочих, а если график вдруг стал авральным? Сколько должно трудиться рабочих в таком случае? На такой простой вопрос даже и сейчас никто не сможет ответить. В докладе, представленном бывшим руководством Роскосмоса главе правительства в конце прошлого года, на объекте вместо необходимых 14 763 работников трудилось всего 6073. Правда, в «Спецстрое» называют другую цифру – 9347 человек, но и этого, как видно, всё равно недостаточно.

Стоимость госконтрактов необоснованно увеличивалась

Параллельно строился второй Вавилон – бумажный. Взаимные претензии отражены в объёмной межведомственной переписке между генподрядчиком и заказчиком – за 2013 год ведомства направили друг другу около 2500 писем, то есть почти по семь в день. Исходя из графика рабочего времени получается, что специалисты обеих контор только и занимались тем, что строчили друг другу послания. В Роскосмосе утверждают, что причиной бюрократической войны стало непредоставление «Спецстроем» информации о состоянии возводимых объектов. С целью получить такую информацию даже обращались в Счётную палату, аудиторы которой в феврале и марте минувшего года проверяли ход работ на Восточном. В итоге нарушений выявилось предостаточно, причём с обеих сторон.

У «Спецстроя» была своя правда – несвоевременно полученная документация, к тому же с неточностями и прочими дефектами. В ответ Роскосмос предъявлял новые претензии: часть выданных заказчиком авансовых средств размещалась на депозитных счетах, а стоимость некоторых госконтрактов необоснованно увеличивалась уже после их заключения.

Урегулировать конфликт попытался вице-премьер Дмитрий Рогозин. По его настоянию в качестве своеобразного арбитра был привлечён первый замглавы Минстроя Леонид Ставицкий. Но, как это обычно бывает, параллельно росту количества арбитров противостояние лишь обострялось. Строители жаловались: бюрократический подход заказчика тормозит весь процесс работ. Роскосмос выдвигал цифру: «несвоевременное выполнение объёмов строительно-монтажных работ и как следствие непредставление отчётных материалов за ранее выданные авансы повлекло за собой возврат в бюджет средств в размере 20,126 млрд рублей».

По теме

Во всём виновата зима

На фоне всех вышеописанных проблем стройку в сентябре 2014 года посетил Владимир Путин, давший указание сопровождавшему его Дмитрию Рогозину лично контролировать строительство. С тех пор вице-премьер навещает Восточный практически каждый месяц. Во время последнего визита, уже в январе этого года, стало очевидно: завершить строительство в срок будет сложно. Зимой на стройплощадке температура опускается до минус 40 градусов. Чтобы бетон мигом не остывал, рабочие используют тепловые пушки. Однако промерзание грунта привело к повреждению фундаментов нескольких второстепенных зданий. И то хорошо, что от морозов не пострадали стартовые сооружения, да и то по счастливой случайности. Однако дорогостоящее уникальное оборудование, приготовленное для монтажа, вынуждено ждать своего часа в контейнерах рядом со стройплощадкой.

Аппаратные стройки века

По неофициальной информации, Комарова, предположительно, поддерживает глава госкорпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов. Это обстоятельство может уравновесить силы в войне со «Спецстроем», глава которого – Александр Волосов – будто бы считается близким другом министра обороны Сергея Шойгу. «У Остапенко такой поддержки не было», – посетовал источник в Роскосмосе. О недостаточном аппаратном весе бывшего руководителя говорит и то, что его будущее трудоустройство пока туманно. «С учётом того, что он человек опытный, можно было бы поручить ему какую-то работу внутри космической отрасли, например возглавить совет директоров одной из холдинговых компаний Роскосмоса», – несколько неопределённо заметил премьер-министра Дмитрий Медведев. Временным главой ОРКК вместо Комарова стал его заместитель по программам и проектам Юрий Власов. Теперь сама ОРКК должна войти в состав создаваемой госкорпорации, которая будет организована по модели Росатома.

Как новые назначения и аппаратные поддержки помогут в рекордные сроки завершить строительство космодрома, пока непонятно. Но, может быть, теперь все эти заказчики, исполнители, кураторы наконец-то заговорят на одном языке? На языке дела.

Прямая речь

Владимир Путин, президент России, 22 мая 2014 г. на совещании о развитии космодрома:

– Строительство космодрома Восточный – чрезвычайно важный проект не только для региона Восточной Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, но и, безусловно, имеет общенациональное значение.

Дмитрий Медведев, премьер-министр, 17 ноября 2014 г. на совещании с вице-премьерами в Горках:

– Это очень большой и амбициозный проект не только для Дальнего Востока, но и вообще для России. Он имеет не только научное, но и экономическое значение. Даже геополитическое, если хотите. В данном случае речь идёт о престиже нашей страны.

Сергей Иванов, первый вице-премьер РФ*, 26 ноября 2007 г. в интервью «Русской службе новостей»:

– Создание космодрома даст толчок к развитию инновационной, современной экономики на Дальнем Востоке. Это важная социальная задача.

* на момент интервью

Дмитрий Рогозин, вице-премьер РФ, 14 ноября 2014 г. на совещании по строительству космодрома:

– Космодром Восточный должен быть. Для нас это гарантия суверенитета страны, независимый выход в околоземное пространство.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.02.2015 10:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх