Версия // Конфликт // «Росатом» осваивает российские миллиарды на благо других стран

«Росатом» осваивает российские миллиарды на благо других стран

7542

Долговые реакторы


(фото: Виктор Толочко/РИА Новости)
В разделе

В конце июня в Иране аварийно отключилась от сети АЭС «Бушер-1», построенная российскими специалистами. С чем конкретно связана остановка, не сообщается. Но в местной прессе всплыла информация, что Иран не заплатил России за ядерное топливо, поставленное для станции. Кроме того, Тегеран задолжал Москве 500 млн долларов за строительство АЭС «Бушер-2». В связи с этим возникает вопрос: за чей же счёт структуры «Росатома» строят за рубежом АЭС?

В своё время запуск АЭС в Бушере у побережья Персидского залива выглядел политической победой. Строить её начинали немцы ещё в 1975 году. Однако через пять лет работы были остановлены: ФРГ присоединилась к американским санкциям против Ирана, введённым после Исламской революции. Спасти иранцев от дефицита энергии решила Россия. В 2010 году объект был достроен и подготовлен к запуску. Таким образом на Ближнем Востоке появилась первая АЭС, а Москва показала, что не стесняется действовать вопреки западным санкциям.

Всё это время мировые ядерные державы стремились затормозить иранскую ядерную программу, в связи с чем делать из своего урана топливо для АЭС иранская промышленность пока не может. Выходит, что всё это время ядерные материалы закупались у верного парт­нёра, России. Известно, что последняя партия топлива была поставлена в Бушер 29 апреля. Можно было бы предположить, что «Рос­атом» хорошо зарабатывает на этих поставках, ведь обложенному международными санкциями Тегерану выбирать продавцов не приходится. Однако всплывшие теперь факты могут говорить о том, что ядерное топливо из России поставлялось в долг. Точные цифры никто не называет, так что мы можем только приблизительно оценивать порядок сумм. К примеру, официально сообщалось, что в 2017 году «Росатом» поставил в Иран партию ядерного топлива на 30 млн долларов.

Деньги, конечно, немаленькие, но долги за строительство «Бушер-2» ещё больше. Может ли в таком случае этот проект быть выгоден России? «Росатом», как обычно, не раскрывает финансовых подробностей. О цене проекта в 10 млрд долларов мы знаем только из неофициальных источников. Известно, что «Атомстройэкспорт» (структура «Росатома») выступает как EPC-подрядчик. Это значит, что российская компания обязуется сдать объект под ключ по фиксированной цене. Если в ходе строительства возникнут непредвиденные расходы, то EPC-подрядчик берёт их на себя. Так что, к примеру, резкий рост стоимости стали в этом году наверняка ударит по бюджету «Атомстройэкспорта». Также стоит учитывать падение курса рубля.

Но главное – если Иран задерживает платежи, то получается, что работы ведутся за счёт России. Известно, например, что государственный ВТБ то и дело кредитует «Рос­атом» на гигантские суммы. Да, эти деньги частично возвращаются в виде заказов на российские предприятия. Однако, по сути, они проедаются, а инфраструктура тем временем создаётся в других странах.

Лояльные к «Росатому» спикеры обычно упирают на то, что за счёт иностранных проектов поддерживается жизнь на российских предприятиях, обладающих атомными технологиями. Тем не менее вопрос о перспективности этих технологий остаётся открытым. Похоже, что мировая энергетика делает теперь ставку на солнце и ветер – по итогам 2019 года эти источники уже обошли АЭС по суммарной генерации. К слову сказать, развитием ветрогенерации в России тоже занимается «Росатом». Но стоит ли ждать заметных успехов в этом направлении, если менеджеры госкорпорации уже приноровились осваивать миллиарды долларов без всякой конкуренции на строительстве АЭС?

Разве могут конкурировать другие строители АЭС в тендерах, если мы строим станции в долг. При этом не особо и требуем возврата (см. справку ниже). Так ещё и намекая на возможность самим забрать вечно фонящее отработанное топливо. Так себе бизнес.

Куда денут отходы?

Страны, в которых «Росатом» строит АЭС, зачастую не располагают технологиями для хранения и утилизации отработанного топлива. Но этот вопрос как-то не принято затрагивать на торжественных презентациях. Не повезут ли эти отходы в Россию, как сейчас уже везут их из Европы? Немецкие СМИ сообщали, что компания Urenco заключила соглашение с «Техснабэкспортом» о направлении в Россию 12 тыс. тонн обеднённого гексафторида урана – в «Росатоме» отметили, что эти материалы будут использоваться как сырьё для последующего обогащения. Однако в результате этих операций всё же останутся «вторичные урановые хвосты». По исходящей из «Росатома» информации, они «находятся на временном хранении на специальных площадках российских обогатительных комбинатов для дальнейшего использования в атомных и других отраслях промышленности». Прояснить количество и судьбу этих материалов пока не вышло. «Наша Версия» направила в «Росатом» соответствующий запрос.

Иностранные проекты «Росатома»

  • Белорусская АЭС, запущенная в прошлом году, строилась на российский экспортный кредит с лимитом 10 млрд долларов. Возврат планировался в течение 25 лет. Предполагалась выплата процентов по довольно сложной схеме: половину суммы нужно было вернуть из расчёта 5,23% годовых, на остальную часть суммы действовала плавающая ставка. В прошлом году условия были пересмотрены: ставка на всю сумму закреплена на уровне 3,3%, а срок кредита увеличен. Полностью условия нового договора не публиковались. Однако известно, что белорусская сторона просила продлить срок до 35 лет. К тому же были утечки, согласно которым из 10 млрд на строительство АЭС была израсходована только половина, остальное власти Белоруссии будут использовать на своё усмотрение. Таким образом, Белоруссия получила станцию, а «Рос­атом» – подряды за счёт российского бюджета. Есть информация, что Лукашенко с руководством «Росатома» уже планируют построить в Белоруссии ещё одну АЭС.
  • «Росатом» проводит модернизацию Армянской АЭС, построенной в 1977 году. В 1988-м она была закрыта в связи с сейсмической активностью в регионе, но затем снова запущена из-за недостатка энергии. Евросоюз требует от Еревана закрыть станцию, которая, по мнению европейских экспертов, не отвечает требованиям безопасности и уже выработала свой ресурс. Однако Ереван с помощью «Рос­атома» попытался модернизировать станцию и продлить её работу до 2026 года. Средства на это дал российский бюджет – 270 млн в качестве кредита и ещё 30 млн как безвозмездный грант. В 2019 году срок соглашения истёк, а модернизация не завершена, хотя потрачено было уже 200 млн долларов. Прошлым летом власти Армении заявили, что ищут деньги на продолжение работ. Судя по всему, вся надежда опять на Россию.
  • В 2017 году «Атомстройэкспорт» начал строить АЭС «Руппур» в Бангладеш на реке Ганг. 11,38 млрд долларов на это в качестве кредита дала Россия. Пуск первого энергоблока намечен на 2023 год.
  • В 2019 году в Венгрии «Росатом» начал возведение новых энергоблоков на АЭС «Пакш», построенной ещё в советское время. На финансирование проекта Россия выделила госкредит в 10 млрд евро, что составляет 80% от стоимости проекта. Сроки первого платежа по кредиту уже перенесены с 2025 на 2030 год. Ставки по разным траншам – от 3,95 до 4,95%.
  • На подобных условиях «Росатом» строит АЭС в Египте (российский кредит – 25 млрд долларов) и в Индии (кредит – 3,4 млрд долларов).
  • Из последних заграничных проектов «Росатома» особняком стоит турецкая АЭС «Аккую». Власти Турции только выделили площадку под станцию. Обязательства по возведению, пуску и эксплуатации АЭС и все связанные с этим риски взяла на себя компания «Аккую Нуклеар», подконтрольная «дочкам» «Росатома». Объём инвестиций – 20 млрд долларов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 05.07.2021 12:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх