// // Присяжные раз за разом оправдывают «террористов». Прокуратура раз за разом направляет дело на пересуд

Присяжные раз за разом оправдывают «террористов». Прокуратура раз за разом направляет дело на пересуд

42

Судить до победного

Присяжные раз за разом оправдывают «террористов». Прокуратура раз за разом направляет дело на пересуд
В разделе

В Астрахани уже пятый год тянется процесс по делу о взрыве на Кировском рынке 19 августа 2001 года. Тогда буквально за 2 месяца спецслужбы отрапортовали об успешном раскрытии этого преступления и поимке не только рядовых исполнителей теракта, но и — невиданная доселе удача! — заказчика злодеяния. При ближайшем рассмотрении «террористы» оказались, мягко говоря, к делу непричастными. О чём есть соответствующее решение суда. Однако прекратить преследование псевдотеррористов и заняться поиском реальных преступников астраханские силовики, похоже, не желают.

Заказчик взорвал сам себя

Вкратце расскажем предысторию событий. 19 августа 2001 года на самом оживлённом рынке Астрахани прогремел взрыв. Взрывчатка была заложена в урну у одного из коммерческих киосков. Тогда погибли 8 человек, ещё 52 — ранены. Первые сообщения от правоохранительных органов свидетельствовали: у теракта прослеживается чеченский след. Так, в прессу просочилась информация о перехвате телефонного разговора, в котором некий Резван докладывал чеченскому полевому командиру Абу аль-Валиду, что дело сделано. Однако вскоре силовики сообщили о задержании и террористов и заказчика. Что любопытно, ни одного чеченца среди предполагаемых преступников не было. А заказчиком оказался заместитель генерального директора фабрики по пошиву рабочей одежды ООО ПКФ «Саида» дагестанец Магомед Исаков, по совместительству державший несколько палаток на Кировском рынке.

Исполнители теракта производят ещё более странное впечатление. Скажем, ингуш Хазир Ханиев и дагестанец Максим Ибрагимов в материалах дела значатся как «лица без определённого места жительства». В «интернациональной банде» есть и славянин — Александр Штурба. Хоть и с пропиской, но «с семьёй не проживающий». Ещё одна «исполнительница» — Вера Коренева — в своих показаниях путается с именами своих сожителей, и у неё на руках трое детей, и все от разных мужчин. Очень примечательный состав банды.

По версии следствия, Магомеду Исакову было, мягко говоря, не по душе, что рядом с его киоском «Ботлих» постоянно торговали с рук. Предполагалось, что вскоре стихийная торговля будет запрещена. Однако время шло, торговцев с рынка не прогоняли, и Исаков решил взрывом ускорить процесс.

Для осуществления этих планов он поручил Ханиеву передать Штурбе заказ на изготовление взрывчатки. Получив через Ханиева готовую бомбу, он немного подержал её дома, а потом предложил опять же Ханиеву найти кого-нибудь, кто заложит взрывчатку на рынке. Предварительно Исаков сам лично установил взрыватель на 15 часов 55 минут. Ханиев нашёл Кореневу, которая и подкинула бомбу в урну. Так всё выглядело по версии следователей.

Однако заказчик оказался какой-то странный: взрывчатка оказалась подложена в урну рядом с палаткой Исакова. И она пострадала больше всего. Если руководствоваться материалами дела, то ущерб составил 343 144 рубля

15 копеек (порядка $12 тысяч). По словам Магомеда, его убытки были больше полумиллиона рублей. Резонный вопрос: если хочешь устрашить конкурентов, зачем взрывать себя?

«Усилия» следователей пропали даром — подозреваемых оправдали

Но следствию, похоже, было не до того, чтобы задаватьcя лишними вопросами. Задача стояла — доказать вину любыми способами. А их в арсенале астраханских следователей немало. Вот цитата из жалобы Магомеда Исакова в Центр содействия международной защите прав человека: «Втолкнули в «отстойник», где меня ждал «опер». Он меня стал жестоко избивать. Удары кулаком, но больше ногой, грубым башмаком, пришлись по голове, по бокам». А если и не били, то угрожали: «Перевозил меня Месиашвили» на своём личном джипе, по пути угрожал всячески. Могу, мол, всё представить как твою попытку к бегству и застрелить. Поэтому, если хочешь жить, сразу дай признательные показания».

По теме

О схожих методах работы с подозреваемыми рассказывают и другие фигуранты дела. Штурба остался без пальца, а сожителя Кореневой попросту убили. Михаила Конина после его заявления в суде о готовности отстаивать невиновность своей подруги избили неизвестные во дворе дома. «После того избиения Миша стал себя очень плохо чувствовать: отнимались ноги, отказывали почки... — Рассказывает Коренева. — Я 2 раза вызывала «Скорую», но «Скорая» не стала забирать его в больницу, так как у врачей не было разрешения от милицейских начальников. Разрешение было получено, когда Мише стало совсем плохо. Но время было уже упущено».

Исакова «следственно-оперативные мероприятия» в конечном итоге довели до больничной койки. После освобождения Исаков попал в Республиканскую клиническую больницу Дагестана, где ему была проведена операция по поводу «эпителиального нагноившегося свища». Лечился он и в неврологическом отделении.

Но «усилия» следователей пропали даром: 18 ноября 2003 года Исаков, Ханиев, Ибрагимов и Штурба были оправданы коллегией присяжных. Присяжные сочли доказанным одно обвинение в отношении Исакова — самоуправство. Помимо «терроризма» следователи раскопали эпизод, когда Исаков выбивал из продавщицы своей палатки недостачу. Это следователи квалифицировали как вымогательство, но суд счёл, что Исаков всего лишь пытался вернуть свои деньги незаконными методами. По приговору Магомеду было назначено наказание в виде года исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в пользу государства. Но в связи с истечением срока давности от уголовной ответственности Исакова освободили.

Приговор коснулся ещё одного фигуранта — Штурбы. Его деяние сочли более серьёзным и признали виновным в незаконном хранении боеприпасов. Он получил 2 года и 6 месяцев тюрьмы.

Но по основным статьям обвинения — «терроризм», «убийство», «умышленное причинение вреда здоровью» и пр. — все фигуранты были признаны невиновными. Причём вину подсудимых недоказанной сочли все 12 присяжных единогласно.

Беспринципные присяжные вынесли незаконный вердикт?!

Прокуратура Астраханской области с решением не согласилась — обидно признавать, что 2 года поисков террористов были потрачены попусту, — и направила кассацию в Верховный суд. ВС жалобу удовлетворил, и 4 февраля 2004 года дело было направлено на новое слушание в ином составе суда присяжных. Решение главной судебной инстанции было крайне спорным: оно базировалось прежде всего на том, что у одной из присяжных, вынесших «банде» оправдательный приговор, сын имел судимость. Но к тому времени, когда набиралась коллегия, судимость уже была погашена, то есть согласно российскому законодательству сын присяжной был чист перед законом.

Недавно назначенный областной прокурор Евгений Волколупов в своём интервью по астраханскому телеканалу так прокомментировал дело Исакова: «Это был незаконный вердикт. Присяжные должны принципиально... (небольшая пауза) принципиально решить этот вопрос правильно».

Догадаться, какое именно решение, по мнению астраханской прокуратуры, является правильным, несложно.

Дело Исакова принято к рассмотрению Европейским судом по правам человека

Так дело пошло по новому кругу. Набрали новых присяжных, но вскоре большую часть из них разогнали. Формально состав тот же, но реально — новые всё лица. А обвинительного приговора не выходит. Как говорит сам Исаков, похоже, что и третий состав хотят разогнать.

Любопытен и следующий факт. Слушание по делу о терроризме продолжается, однако заказчик теракта — Магомед Исаков — находится на свободе, так как остаётся в силе оправдательное решение суда. Впрочем, для этого дела подобные вещи не выглядят чем-то странным. Так, в 2001 году Вера Коренева весьма интересным образом была переведена из обвиняемых в свидетели.

«В СИЗО я провела более четырёх месяцев, была в психушке две недели, а потом, когда узнали, что я беременная на 5-м месяце, меня 25 декабря почти босиком выпустили из СИЗО, — говорит Коренева. — В психушке меня признали шизофреничкой и на этом основании по делу о взрыве на Кировском рынке меня областная прокуратура перевела из обвиняемой в свидетели».

«В последнее время дело превратилось в фарс, — рассказывает Магомед Исаков. — Сами пострадавшие не хотят приходить на заседания суда. Мне некоторые из них рассказывали, что к ним приходят милиционеры и под угрозой заставляют идти на слушания. Вы можете себе такое представить: чтобы пострадавших на суд силком тащили? На слушаниях, прошедших на минувшей неделе, обвинитель предложил зачитывать показания потерпевших, раз уж они сами на суд не пришли».

При таких методах работы не стоит удивляться, что на подсудимых оказывается всяческое давление. На прошлой неделе в отношении супруги Исакова Айшат областная прокуратура возбудила дело по 315-й статье УК (неисполнение решения суда). В прошлом году суд обязал выплатить ООО ПКФ «Саида», которое возглавляет Айшат Абдулатиповна, 500 тысяч рублей в виде штрафа за то, что предприятие не оплатило потребляемое электричество. Решение суда было небесспорным, но Исаковы решили в это сражение не вступать, а просто откупиться. Была договорённость, что сумма будет выплачена не вся сразу, а частями. Но сейчас по поводу графика выплат возникли трения. И прокуратура не мешкая возбуждает уголовное дело против Айшат.

«Мне кажется, что главная цель этого хода — лишить меня возможности выезжать из Астрахани, — говорит Айшат Абдулатиповна. — Если я еду в Москву, я встречаюсь с правозащитниками и начинается ненужная прокуратуре суета по делу моего мужа. Иных объяснений у меня нет. Юристы на нашей фирме говорят, что оснований для возбуждения дела нет никаких. Подобные вопросы решаются спокойно: хотят другой график выплат — пожалуйста, мы же не против. Мы же всё согласно договорённостям и выплачивали».

Идут и другие дела, в которых фигурирует фамилия Исакова. Так, в феврале Тверской суд г. Москвы принял к производству гражданский иск Магомеда о компенсации морального вреда. Ответчиком по делу выступает Минфин. Свой моральный вред, а также ущерб здоровью во время пребывания в изоляторе временного содержания Исаков оценил в 5 миллионов евро.

Дело Исакова было принято к рассмотрению Европейским судом по правам человека. И там скорее всего уже не будут руководствоваться призывами к принятию «принципиально правильных решений». Ясно также, что уже почти всем, кроме астраханской прокуратуры, очевидна непричастность Исакова, Ханиева, Ибрагимова и Штурбы к взрыву 19 августа 2001 года. Но настоящих виновников взрыва астраханская прокуратура как не искала, так и не ищет.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.10.2016 16:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх