// // Последнее очень

Последнее очень

56
Последнее очень
В разделе

Кризис «среднего возраста» — вещь для Москвы весьма типичная и весьма неприятная. «Ну, вот смотри, у меня всё есть, — плакался мне недавно один известный столичный пиарщик, которому осенью стукнуло 35. — Ну, абсолютно всё! Я даже бедным деньги раздавать начал — гадость какая! Дело само крутится, я там вообще не нужен. Жена есть, любовница есть, собаку вот себе завёл... Ты не представляешь, как скучно, — пью каждый день. Плохо, конечно, но больше-то вообще нечего делать». Российская столица приобретает характерные черты классических современных мегаполисов, где процент самоубийств среди успешных мужчин в возрасте за 30 выше, чем среди прыщавых подростков с минимальными доходами. Участь выпасть из окна с пачкой долларов в одной руке и стаканом 12-летнего «Джеймесона» — в другой мне пока не грозит, но тут поневоле задумаешься. О том, как должна сложиться жизнь, чтобы в её досрочном финале произнести: «А было весело...»

...Маленькая пятница, а проще говоря четверг, в нашем любимом клубе тихо подходила к концу. В половине второго люди уже стали вовсю тянуться к выходу: ещё минут 10 — и ночной драйв был бы безвозвратно потерян. «Пойдём, а? Сегодня больше не будет ничего, тухло уже стало...» — допивая по ходу коктейли, мы с моим другом U2 стали проталкиваться к выходу. В тот момент, когда мы уже были готовы забрать из опустевшего гардероба свои куртки, началось такое, чего наш любимый клуб не видел никогда. И вряд ли когда-нибудь увидит.

Дикий танец на барной стойке, разорванные дорогие сорочки, толпа визжащих девушек, груда перебитой посуды, бутылки с бесплатным алкоголем всем желающим, куски размотанной кассовой ленты по всему заведению, наряды, которым позавидовала бы отступающая армия Наполеона... Трое полноватых мужчин самого что ни на есть «кризисного» возраста устроили такое шоу, ради которого избалованная клубная молодёжь сдала обратно в гардероб свои вещи и начала отрываться с новой силой. Эффект происходившего лучше всего передаётся простой фразой: было весело. Очень.

Через час тотального угара обессилевшее трио спустилось на землю. С трудом держась на ногах, стаскивая пущенные на лоскуты рубашки, извлекая из штанов купюры, засунутые туда доведёнными до экстаза девушками, товарищи осторожно двинулись в глубь заведения. С ними знакомились, хотели выпить, им просто улыбались. В одночасье сотне человек, утомлённых трудовой неделей, стало как-то удивительно хорошо: замечательное настроение просто витало в воздухе. «Мужики просто супер! Ну что, пойдём — лучше уже не будет?» — вопрос U2 застал меня в тот момент, когда я отходил от стойки с двумя «лонг-айлендами» в руке. «Сейчас быстренько допьём и по домам — отличный вечер», — ответил я, отпивая залпом треть пол-литровой кружки. Никто и не подозревал, что лишние 10 минут кардинально изменят тональность этой замечательной ночи.

...Врачей «Скорой помощи» на танцполе поначалу никто не заметил. Народ оживился, лишь когда охрана настойчиво попросила освободить проход. Через замершую толпу быстрым шагом пробежали двое из шоуменов, а за ними неспешно проследовали санитары с носилками, накрытыми покрывалом. «Живых так не носят...» — прошелестело вокруг, и весь клуб одномоментно замер. Спустя пару минут выяснилось, что нести живого человека медикам и в самом деле не пришлось.

В девятом часу утра, допивая невесть какой по счёту «лонг-айленд» и пребывая при этом в абсолютно трезвом состоянии, мы с U2 тихонько переговаривались со знакомым барменом.

За большинством столиков пили, люди упорно не желали расходиться. «Ему вчера 36 исполнилось... Я с врачом парой слов перекинулся, знаете, какие были его последние слова?» — грохнув о стойку стопку с двойной текилой, бармен Паша опустил глаза. «Какие?» — выдохнули мы с U2 в один голос. «А было весело...»

Было действительно весело. Очень.

Раис Сабитов
Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2016 15:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх