// // Как отмечают праздник участники знаменитой автогонки Париж — Дакар

Как отмечают праздник участники знаменитой автогонки Париж — Дакар

52

Новогодняя жара

Как отмечают праздник участники знаменитой автогонки Париж — Дакар

Пожалуй, главным спортивным символом Новогодья традиционно является автомарафон Париж — Дакар. Когда соревновательная жизнь во всем мире замирает, участники знаменитого ралли-рейда выходят на старт, дабы проверить себя и свою технику на стойкость. Тем, для кого Дакар — образ жизни, приходится регулярно встречать Новый год в африканской пустыне. В этом году караван принял старт 31 декабря в Барселоне, чтобы затем направиться на юг Испании, к Гибралтару, пересечь пролив на пароме и начать бороздить пески. Честь России в гонке «Телефоника—Дакар-2005», финиш которой состоится 16 января, традиционно защищают «КамАЗы» — их победы уже никого не удивляют. Но вот присутствие наших соотечественников в самом быстроходном классе внедорожников выглядит неожиданным. Корреспонденту «Версии» удалось поговорить с дебютантами супер-марафона — экипажем из VMP Rasing Team пилотом Алексеем Беркутом и штурманом Антоном Николаевым, чемпионами страны в абсолютном зачёте по ралли-рейдам.

— Расскажите, что заставило вас в канун праздника оставить семьи и броситься к чёрту в пекло — деньги, слава?

— О деньгах говорить не приходится: несмотря на спонсорскую поддержку, мы вынуждены потратить немало собственных средств. Призовой фонд Дакара — миллион евро, но львиная его часть, разумеется, достанется победителям, в число которых нам пока не попасть. Впрочем, даже призёры вряд ли окупят расходы, связанные с подготовкой к старту. Так что остаётся нам? Испытать свои силы, получить новые ощущения, приобрести необходимый опыт. Зачем люди идут в горы? Здесь примерно то же самое: Дакар — это своеобразный «восьмитысячник» автоспорта.

— Удалось ли вам накануне гонки хотя бы запастись подарками для родных? И как вы сами отмечали Новый год?

— Ёлку купили загодя, подарки попрятали по углам, потом позвонили из Испании и рассказали, где они лежат. А в 12.00 ночи подняли по фужеру шампанского, ведь 1 января гонки вообще нет, только перегон.

— А по ходу гонки выпить можно? Или у вас в команде сухой закон?

— Нет, общего закона у нас нет. На Дакаре каждый решает сам, главное, чтобы ты с утра был в норме.

— Но в пустыне-то магазинов нет. О припасах горячительного вы заранее позаботились?

— У нас же организаторы — французы, поэтому на этот счёт и беспокоиться нечего. На бивуаке тебе всегда предложат стаканчик-другой красного вина. Что может быть лучше после изнуряющей гонки на сон грядущий? Засыпаешь как младенец...

— А это потом не мешает ориентироваться в пустыне? Как вы вообще находите маршрут на местности, где зачастую нет ни единой географической привязки?

— Строго по «автомобильной книге», которая ничего общего не имеет с картой, бессмысленной в нашем случае. Это своеобразная система координат, благодаря которой понимаешь, куда, собственно, двигаться. Я слежу за курсом по навигационным приборам, корректирую его, когда пилот начинает отклоняться от маршрута.

— Можно, наверное, по чужим следам идти?

— Да, но это заведомо проигрышный вариант. Вот в Тунисе, на этапе Кубка мира, подул сильный ветер, и спустя 5 минут все следы исчезли разом... В общем, учиться без запинки «читать» пески нам ещё предстоит.

— А какие ещё опасности подстерегают гонщиков в пустыне?

— Часто бывает так, что буквально в 10—15 метрах от наезженной трассы можно угодить в песчаную ловушку. Чуть зазевался — и откапывайся из песков целый день. А ещё между отдельными кочевыми племенами в Африке до сих пор идут настоящие войны. В прошлом году из-за этого на Дакаре 3 этапа отменили, весь караван дружно под конвоем проследовал в безопасное место. Так что особо отклоняться от маршрута не рекомендуется. Ведь знаменитая трасса традиционно собирает свою дань человеческих жертвоприношений — причём погибают в первую очередь звёзды. Те, кто хочет ехать быстрее других.

— А вообще, трудно ли стать участником знаменитого автомарафона?

— Очень просто. Нужно заплатить стартовый взнос 26 тысяч евро, иметь международную лицензию и автомобиль, соответствующий всем требованиям. А ещё вовремя подать заявку: скажем, мотоциклистам поставили шлагбаум ещё в мае, набрав необходимый кворум в 200 с лишним человек. В нашем классе заявки перестали принимать в октябре — всего у нас набралось 165 соперников. Все ограничения — только из соображения безопасности и трудностей организационного плана, а так здесь почти разгул демократии.

По теме

— А каков бюджет на гонку?

— Помимо стартового взноса необходимо ещё тысяч 150—200 — на техобслуживание, запчасти, бензин, наконец. Ведь общая протяжённость трассы составляет без малого 9 тысяч километров.

— Нынешний Дакар чем-то отличается от предыдущих?

— Он стал чуть короче, но насыщеннее. Отдыхать практически некогда: дважды за гонку машина должна пройти связку из 2 спецучастков, между которыми запрещено всякое спецобслуживание. Но это ещё не все новшества: теперь нельзя пользоваться автоматической системой регулировки давления в колёсах. Это очень важно при гонке в пустыне: по песку проще идти на приспущенных колёсах — меньше риск застрять. При этом на каменистой дороге нужны «звонкие» автопокрышки, вот и решай, как быть. То ли выскакивать из машины и, теряя время, вручную нянчиться с колёсами, то ли рисковать, делая ставку на скорость.

— А какие у вас отношения с камазовцами, которые уже выигрывали Дакар не раз?

— Почти братские. У них всегда можно после гонки разжиться стаканом холодного пива. Да и камазовскую «техничку» с нашей не сравнить. Впрочем, дружим мы не из какой-то корысти: все они — отличные ребята, корифеи пустыни. Недавно они признались, что уже и не представляют, как по-другому можно встречать Новый год. Ведь команда КамАЗа в ралли без перерывов уже более 15 лет.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.10.2016 15:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх