// // Три семьи — одна трагедия. Бесланская

Три семьи — одна трагедия. Бесланская

73

Пережить боль

Три семьи — одна трагедия. Бесланская
В разделе

Волна материалов о Беслане пошла на спад. Информация о последствиях теракта перемещается из главных тем в текущую информацию, а то и просто забивается менее значимыми, но более свежими новостями. Но это не значит, что жизнь бывших заложников вернулась в нормальное русло.

Для большинства из них мир никогда уже не будет таким, как прежде.

Каждый месяц в течение года «Версия» будет рассказывать о трёх семьях — Дзампаевых, Муртазовых и Рубаевых. В первой семье погибла мать двух девочек, работавшая учительницей в школе № 1, во второй выжили все, а в третьей ребёнок остался без родителей. Что предпринимает государство для поддержки пострадавших? Доходит ли до них помощь? Волнует ли кого-нибудь их трагедия? Или после отчётов и рапортов бывшие заложники будут брошены на произвол судьбы?

Таисия Дзампаева спасала своих учеников, но сама спастись не смогла

Рядом с Бесланом есть небольшая деревенька Фарн, что по-осетински означает «Счастье». И название это селению очень подходит: люди здесь живут тихой размеренной жизнью, неведомой обитателям крупных городов. Вернее, жили. Хоть потери села от теракта не сравнить с Бесланом, но и его зацепила страшная трагедия.

Дом Дзампаевых на улице Братьев Цахиловых — один из немногих в деревне, облачившихся в траур. Здесь жила учительница бесланской школы № 1 Таисия Хетагурова, или по мужу Дзампаева. Теперь без матери растут две девочки — Зарина и Марина.

1 сентября Виталий повёз семью в школу. Жену — на работу, детей — во 2-й и 3-й класс. Сам он тоже хотел посмотреть на торжественную линейку, но уже на месте оказалось, что забыли фотоаппарат. Пришлось высаживать Таю, Марину и Зарину около школы, а самому возвращаться домой. Сейчас Виталий переживает, что не остался, вдруг смог бы что-то исправить...

Во время штурма Зарине и Марине удалось выбраться из захваченной школы живыми. Их раненая мама продолжала спасать учеников, но себя спасти не смогла. «Это какой-то злой рок, — говорит Виталий. — Я сам без матери рос, а теперь у моих детей такая же судьба».

Наверное, это действительно рок. Ведь в «счастливом посёлке» есть своя школа. И если бы Таисия работала там, беда обошла бы семью Дзампаевых стороной.

До Беслана Тая преподавала осетинский язык в 17-й школе Владикавказа, туда её направили по распределению после университета. Но первая работа оказалась недолгой. В североосетинской столице молодая учительница познакомилась с Виталием Дзампаевым. Прямо на улице познакомились, разговорились. И оказалось, что они почти земляки — Таисия родом из селения Коста, что неподалёку от Фарна. Сначала просто подружились, потом возникла любовь, решили сыграть свадьбу.

Где будут жить, определились ещё до церемонии — у мужа в Фарне. Тая оставила работу во Владикавказе, решила перевестись поближе к новому дому. Но в местной школе место учителя осетинского было уже занято, зато вакантное место нашлось в Беслане, в школе № 1...

Фактически в последнее время Таисия была единственным источником живых денег в семье. Хоть учителя получают немного, но Дзампаевым этого вполне хватало. Даже на то, чтобы летом съездить в Геленджик. Много ли надо для счастливой деревенской жизни дружной семье?

Виталий сейчас не работает: колхоз в Фарне, в котором он был бригадиром трактористов, окончательно развалился год назад. Наверное, у каждого прочитавшего предыдущее предложение перед глазами возникает образ: ушёл из колхоза и запил. Уж слишком ожидаемо было бы такое развитие событий. Но нет, не запил. А начал заниматься своим хозяйством: коровами, огородом.

Сейчас семья за счёт этого и живёт. Потихонечку налаживается новая жизнь, вот уже и дети снова в школу ходят. Но теперь всё не так, как было прежде...

— Были планы, да все уже порушились, — вздыхает Виталий. — Мы же третьего ребёнка зимой ждали... Одна радость — дети вырвались из этого ада.

Виталий всё же немного побаивается свалившихся на него обязанностей. Всё-таки растить двух девочек — нелёгкая задача для отца-одиночки.

После событий у Марины на щеке остался шрам от осколка. Теперь и не знают, как с ним быть: одни врачи утверждают, что нельзя детям пластические операции делать, другие говорят, что самое время...

А планы на будущее хоть и были порушены терактом, но всё же остались. Из ближайших — отправить детей на Новый год в Великий Устюг к Деду Морозу. А из глобального — поднять Зарину и Марину на ноги. Это всё, что сейчас нужно семье Дзампаевых.

Опубликовано:
Отредактировано: 12.10.2016 20:57
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх