// // Попрошайничество уже давно из разряда социальных проблем перешло в «деловую» сферу, где крутятся серьёзные деньги

Попрошайничество уже давно из разряда социальных проблем перешло в «деловую» сферу, где крутятся серьёзные деньги

2853

Дети-рабы

фото: РИА Новости
фото: РИА Новости
В разделе

Самое страшное, что главными действующими лицами в этом преступном бизнесе становятся дети: украденные, обманутые, бездомные, сироты. На сегодня никому – ни полиции, ни волонтёрам, ни омбудсмену – не удалось воспрепятствовать этому. Надежда лишь на поправки к закону, которые готовит Следственный комитет России.

В 2007 году на Казанском вокзале был похищен ребёнок. Буквально на следующий день в метро задержали попрошайку с пропавшим малышом на руках. Счастливый финал этой истории объясняется только тем, что родители разыскивали ребёнка. Как правило, на руках у попрошаек оказываются дети из неблагополучных семей, которые не то что не заявляют о похищении, а сами, добровольно, продают или сдают детей... в аренду.

Уголовная безответственность

…Вот уже много лет неподалёку от здания «РИА Новости» в Москве сидит на земле женщина в восточных одеждах. На руках у неё вечно спящий грудной ребёнок. Рядом бегает маленькая босая девочка с железной банкой, которую она подставляет для милостыни прохожим. Сердобольные люди кидают туда не только монеты, но и долларовые купюры. При этом мало кто из прохожих замечает: дети у «нищей» регулярно меняются. Дежурящий неподалёку, на углу Зубовского и Остоженки, представитель правопорядка никогда не приближается к «мамаше» и не проверяет у неё документы. Вместе с тем в пресс-службе ГУВД заявили: случаев пособничества попрошайкам с детьми со стороны полиции ни разу не было выявлено…

Безразличие полицейских отчасти можно понять: привлечь попрошаек с детьми сегодня по закону практически невозможно. Задержать тех, кто использует детей в качестве «реквизита» для наживы, реально лишь по ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушениях (неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних). В худшем случае попрошайкам с детьми грозит штраф – 5 тыс. рублей. Что для них эти деньги? Как сообщают волонтёры общественного движения «Дети-рабы в руках попрошаек», страничка которых есть в социальных сетях, попрошайки зарабатывают на несовершеннолетних до 150 тыс. рублей в месяц…

Вовлечение детей в попрошайничество – это на сегодня прибыльный бизнес, который процветает благодаря безнаказанности. Статья УК о добровольном, совершаемом без принуждения бродяжничестве отменена. Законы РФ «О фактическом месте проживания» и «Об ответственности родителей за своих детей» так и не были приняты Госдумой. Суды не дают санкций на арест тех, кто «крышует» детское попрошайничество, хотя выходы на эту мафию вполне прозрачны. Дело в том, что для привлечения к уголовной ответственности нужны доказательства вины. А доказать факты насилия или принуждения к попрошайничеству удавалось в единичных случаях и с большим трудом. Часто у «мадонн», сидящих в переходах с грудными детьми на руках, нет вообще никаких документов. Единственный путь установить факт родства в данном случае – экспертиза ДНК. Но кто оплатит эту дорогостоящую процедуру?

Часто хозяева маленьких попрошаек оформляют над ними опекунство или вовсе усыновляют. К примеру, я давно обратила внимание на юного гармониста в переходе у метро «Славянский бульвар». Мальчик с дефектом зрения играет там «вслепую» и в 35-градусную жару, и в зимний холод. Рядом с ним неизменно стоит женщина, собирающая дань. Мальчик и женщина совершенно не похожи, да и какая мать заставит своего ребёнка играть, например, в 20-градусный мороз? Я заинтересовалась степенью их родства и узнала, что собирающая дань дама – опекун маленького инвалида зрения. В этом случае заработок на ребёнке юридически чист. Дети в инвалидных креслах, с синдромом Дауна, слепые, слабовидящие – все они становятся объектами мошеннических схем. Ну а если ребёнок умеет петь либо играть – это для его хозяев вообще путь в большой бизнес.

По теме

Судьба попрошайки

За каждой такой историей вполне реальные дети с реальными проблемами. В социальной сети «В контакте» на страничке волонтёров общественного движения спасения и поиска детей «Дети-рабы в руках попрошаек» можно прочесть множество таких историй.

Андрюша П., 9 лет: «Меня мама родила, когда приезжала в зону радиоактивного загрязнения отходами ядерного комбината «Маяк» в Челябинской области. Потом мы вернулись в Москву. Я родился таким, что один глазик не видит. Я решил не идти в школу, там надо мной смеялись бы. Чтобы зарабатывать деньги себе и маме, решил стать аскером, попрошайкой. Меня научили, что надо говорить в метро, как одеваться».

Лена С., 17 лет: «Я жила с мамой в однокомнатной квартире. Мама увлеклась инопланетными делами, к ней стали часто приходить новые приятели, помешанные на НЛО. Мама решила продать квартиру, чтобы были деньги для экспедиции. Мы переехали в домик на берегу Волги, но он сгорел. А потом мама умерла. С тех пор я стала жить на вокзале, попрошайничать в метро с друзьями. Милиция нас не гоняет, потому что мы платим «крыше», а она делится с ментами…».

Действительно, у детской мафии попрошаек есть своё начальство, есть инкассаторы, смотрящие. Эту систему доказывают многочисленные эксперименты волонтёров, которые пытались войти в роль нищих. Через какое-то время к ним подходили некие мужчины и просили уйти. Волонтёр движения «Дети-рабы в руках попрошаек» Марьяна Шевцова рассказывает: «Чаще всего используют детей до 10 лет. Младенцы спят непробудным сном, потому что накачаны снотворным, наркотическими веществами или алкоголем. За детьми не ухаживают, не занимаются ими. Маленькие дети не выдерживают такой нагрузки. Спустя два-три года ребёнок чаще всего умирает, а попрошайка появляется с другим младенцем».

Кто же занимается сегодня детьми-попрошайками? Органы опеки, которые по своим должностным обязанностям должны обеспокоиться судьбой детей, оказавшихся на улице, по свидетельству волонтёров, чаще всего бездействуют. Сотрудники этих структур вызовы попросту игнорируют, хотя, казалось бы, кому, как не им, предписано спасать детей. Хотя формально и тут не придирёшься: попрошайки с детьми находятся в ведении ГУВД. Сотрудники полиции приезжают на вызов, пробивают детей по базе, вызывают «скорую», затем, если есть необходимость, отправляют детей в стационар. Что происходит с ними впоследствии, неясно. По словам волонтёров, в большинстве случаев после ряда бюрократических процедур ребёнка возвращают «мадонне», то есть его хозяйке.

Как поправить закон?

Сейчас судьбами детей-попрошаек занимаются в основном волонтёры. Марьяна Шевцова рассказывает: «Мы находим детей-попрошаек, пишем заявление в полицию. После задержания сотрудники полиции вбивают данные попрошайки в базу, проверяют документы и чаще всего выписывают штраф. Угроза реального уголовного преследования могла бы решить проблему использования детей попрошайками».

Как нам стало известно, сейчас Следственный комитет России работает над такими изменениями. В самое ближайшее время поправки будут внесены на рассмотрение в Госдуму. В частности, в СК готовится документ о внесении изменений в ст. 151 УК РФ, где говорится о вовлечении детей в попрошайничество. Понятие «вовлечение» предлагается заменить на «использование». Это вполне логично: ведь доказательная база строится на показаниях ребёнка, который должен осознать, что его «вовлекают». Часто дети находятся под серьёзным давлением, а груднички и малолетние и вовсе никаких показаний не могут дать. Если поправка будет принята, попрошайкам с детьми будет грозить не демократичный штраф в 5 тыс., а реальный срок. Под статью будут подпадать все, кто использует несовершеннолетних в целях попрошайничества.

А пока надежда на то, что наши сердобольные сограждане наконец поймут: деньги, которые они дают маленьким попрошайкам, их убивают. Пока детям подают милостыню, они будут проводить время на улице в жару и в холод по закону бизнеса: есть спрос – есть предложение.

Наша справка

Эксплуатирующих детей

с целью наживы привлекают по статье 151 УК. Вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством наказывается обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырёх лет». Однако применить эту статью сложно, так как зачастую невозможно доказать главное – действия взрослых были систематическими. Если «крышеванием» беспризорников-попрошаек занимается приезжий, отследить его бизнес практически нереально. Сегодня «крышей» детей-попрошаек всё чаще выступают преступные группировки, регистрирующие благотворительные фонды. На деле они обучают неблагополучных и беспризорных детей технологии попрошайничества.

КСТАТИ

Тем временем омбудсмен Павел Астахов предпочитает заниматься защитой детей в международном масштабе. В поле его зрения – каждый случай жестокого обращения с детьми иностранными усыновителями. Вместе с тем известно: с 1991 года из общего количества детей, усыновлённых иностранными гражданами, погибли пятеро, 16 стали жертвами несчастных случаев, в России за тот же период погибли 1220 детей, усыновлённых или взятых под опеку российскими гражданами, из них 12 человек были убиты своими усыновителями. Ювенальная юстиция, введение которой в России лоббировал Павел Астахов, в случае использования детей для попрошайничества бездействует.

Опубликовано:
Отредактировано: 15.06.2015 12:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх