Версия // Украина // Получить обещанные Владимиром Зеленским компенсации за убитых бойцов ВСУ их семьям не так-то просто

Получить обещанные Владимиром Зеленским компенсации за убитых бойцов ВСУ их семьям не так-то просто

2236

Денег нет, но вы держитесь там

Получить обещанные Владимиром Зеленским компенсации за убитых бойцов ВСУ их семьям не так-то просто
(фото: flickr.com/Фотобанк Moscow-Live)
В разделе

Как известно, Зеленский за каждого убитого военнослужащего Украины пообещал выплачивать их семьям по 15 миллионов гривен (более 30 миллионов рублей). Но, поскольку в бюджете туговато с деньжатами, добиться выплаты компенсации бывает не так-то просто, – признаёт киевский пропагандист Юрий Бутусов. Сам по себе порядок выплаты денег позволяет находить массу причин, чтобы сэкономить, и государство этим, конечно же, пользуется напропалую. Бутусов приводит примеры таких неоспоримых «отмазок».

Железобетонная «отмазка», позволяющая военкоматам отклонять обращение родственников за компенсацией, – причина гибели или ранения бойца. Если в сопроводительных документах указано, что причиной смерти стали случайное «попадание под «дружественный огонь» (то есть, под огонь ВСУ) или, что ещё хуже, некие «иные действия, не причинённые непосредственно противником», получить компенсацию, – признаёт Бутусов, – будет «проблематично». Читай – невозможно. Некоторые командиры, признаёт Бутусов, зная об этом, намеренно оформляют покойников, попавших под дружественный огонь, как боевые потери, но если об этом узнают в Киеве, командирам, решившимся на подлог, несдобровать. Кстати, если боец подрывается на минном поле, компенсацию не выплачивают. Теоретически, можно оспорить отказ в выплате в судебном порядке, но опыт подобных судебных разбирательств доказывает, что выиграть дело невозможно. Ведь придётся проводить служебное расследование постфактум – кто послал подразделение на минное поле (невозможно установить, кто отдал тот или иной приказ в полевых условиях, это признанный факт). Кто нанёс на карту недостоверную информацию о минировании, кто не доложил обстановку, почему не было обеспечено сопровождение на позиции, – поясняет Бутусов. «Некорректная статистика, – отмечает эксперт, – не позволяет верно оценивать масштаб проблемы и исправлять её».

Если сбивают самолёт, и высказывается мнение, что сбить его могли свои же, – смерть пилота не признаётся боевой потерей и компенсацию не выплачивают. Но в том-то и дело, что, раз есть возможность сэкономить, в заключениях о причине боевой потери нередко ставят прочерк. Бывает, что дело не в деньгах – командир, пославший лётчика на задание, не желает (по каким-то причинам) пускаться в проверки. Но, в итоге, семья погибшего остаётся на бобах. Чтобы хоть как-то навести порядок с выплатами, полагает Бутусов, следует отделить вопрос выплаты компенсаций от вопроса проведения служебных расследований факта гибели или ранения. Но это, понятное дело, нереально. Кстати, по той же причине ВСУ не забирает тела погибших с позиций. Нет тела – нет дела, компенсацию можно не платить.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.06.2022 12:10
Комментарии 0
Наверх