Версия // Власть // Политика Дональда Трампа в отношении Китая противоположна подходу двух последних администраций

Политика Дональда Трампа в отношении Китая противоположна подходу двух последних администраций

3659

Разворот на 180 градусов

В разделе

2016 год американо-китайские отношения заканчивают на самой минорной ноте за последние годы. Президент Дональд Трамп поставил под сомнение политику «одного Китая» и разгневал руководство материковой части, приняв поздравительный звонок от тайваньского президента Цай Ин-вэня. Ответ Китая не заставил себя долго ждать: на искусственных островах в Южно-Китайском море были установлены зенитные орудия, а также захвачен подводный американский беспилотник из-под носа корабля ВМФ США.

Большой вопрос, как будут развиваться отношения двух стран в 2017 году, возьмут ли они курс на примирение или продолжится эскалация?

До сих пор конкурирующие стратегические интересы Китая и США были смягчены общими экономическими интересами. Но экономическое сотрудничество может быстро закончиться из-за разногласий.

Ни один из государственных лидеров не смог бы легко избежать этого назревающего конфликта, они оба сталкиваются с внутренним давлением. Трамп в ходе кампании взял на себя обязательства изменить динамику отношений с Китаем, а президент Си Цзиньпин должен показать, что его «китайская мечта» прогрессирует. Наиболее вероятным результатом является значительное ухудшение отношений между сверхдержавой и ее самым быстрорастущим соперником.

Сейчас давняя фоновая напряженность в отношениях выходит на первый план, но не стоит забывать - в последние два десятилетия политика США в отношении Китая отличалась умеренностью. Поскольку Китай стал главным претендентом на формирование политического порядка в Тихоокеанском регионе, администрации Буша и Обамы реагировали осторожно.

Причины такой умеренности были сложны и разнообразны. Одним из главных объяснений является мнение, что экономический рост Китая не представляет никакой проблемы для США, поскольку рост глобального благосостояния - не игра с нулевой суммой. Торговые отношения между Китаем и США в основном виделась как классическая либеральная, свободная торговля: это заставило всех страны пойти навстречу друг другу, предлагая по низким ценам товары для американских потребителей и рабочие места для китайцев.

Но главная причина для умеренности, несомненно, в том, что и президент Джордж Буш, и Барак Обама решили, что они не особо много могут сделать с растущей мощью Китая, особенно в свете того, что тот остается крупнейшим неамериканским держателем казначейских облигаций.

В военном отношении Буш и Обама поддерживали традиционные отношения в сфере безопасности с различными странами Тихоокеанского региона, в сущности, ради сдерживания Китая.

Трамп смотрит на ситуацию совершенно по-другому. Он считает рост Китая незаслуженным, вызванным несправедливой валютной политикой, а не экспортом товаров по бросовым ценам. Он уже демонстрирует, что считает возможным изменить переговорную позицию США.

В то же время Дональд Трамп, кажется, не особо заботится о региональных геополитических амбициях Китая. В ходе предвыборной кампании он критиковал обязательства США защищать Японию и призвал Японию платить больше за защиту.

Это поворот на 180 градусов от американского подхода. Буш и Обама в основном приветствовали экономический рост Китая, но опасались растущей военной мощи страны. Трамп, кажется, не рад экономическому прогрессу Китая, но безразличен к росту его геополитического влияния.

Как китайская сторона будет реагировать, очень сильно зависит от восприятия Си Цзиньпином экономических и стратегических интересов своей страны - и его собственных политических целей. Экспортная модель экономики Китая не может позволить себе торговой войны с США.

По теме

Являясь держателем огромных долговых обязательств США, Пекин располагает рычагами, дающими некоторую уверенность; но это также означает, что Китай не может позволить себе подтолкнуть США к ситуации, при которой ее облигации резко упадут в цене. История банкротства Трампа является дополнительной причиной китайской осторожности на этом фронте.

В то же время Си посвятил себя и Коммунистическую партию Китая реализации националистической внутренней стратегии. Учитывая неизбежное снижение темпов экономического роста в Китае с его всемирно-исторических высот, только национализм обещает укрепить легитимность партии.

Националистический курс будет иметь крайне важное значение, особенно если Си решит попытаться остаться у власти дольше чем на 10 лет, тем самым нарушая норму, разработанную двумя десятилетними циклами китайской политики. Если он это сделает, он будет нуждаться в еще более сильном националистическом обосновании, чтобы оправдать свои действия.

Учитывая все это, разумно ожидать, что Си захочет показать силу Трампа через символическую военную агрессию - как размещение зенитных батарей на Спратли и захват подводного беспилотного аппарата. Это имеет больший эффект для китайской внутренней аудитории, чем ответные экономические меры.

Если это произойдет, Дональду Трампу придется пересмотреть вопрос о военной позиции Китая. Он мог ответить дешевыми разговорами. Или он мог бы использовать нечто похожее на подход Обамы – разместив истребители F-22 в Австралии.

Опасность военной эскалации существенна. Опасность экономической эскалации не меньше. Несмотря на все разговоры о Владимире Путине и России, итоги президентства Трампа вполне может определить то, как будут развиваться отношения США и Китая.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 29.12.2016 14:35
Наверх