Версия // Власть // Почему современные страны годами спорят друг с другом из-за названий

Почему современные страны годами спорят друг с другом из-за названий

5084

Что в имени тебе моем

Александр Македонский
В разделе

Сегодня в мире насчитывается 195 признанных независимых государств и примерно два десятка непризнанных или частично признанных. Каждое из них за свою долгую или не очень историю как минимум несколько раз меняло название. Чтобы найти любопытные примеры, не нужно заглядывать вглубь веков. Даже на нашей памяти, в последние тридцать–сорок лет множество привычных нам со школьных уроков географии стран поменяли имена. И конца этому процессу не видно.

Театр начинается с вешалки, а новообразованное государство – с названия, которое ему дают отцы-основатели. А, как мы помним из классики, «как вы яхту назовете, так она и поплывет». И если «Победа» по каким-то причинам превращается в «Беду», то быть беде на самом деле. А еще поменять имя – это как переписать судьбу. Так что давайте поговорим об именах.

Берег Слоновой кости стал Кот д`Ивуаром. Бывшая Верхняя Вольта после прихода к власти революционера Томаса Санкары превратилась в Страну Достойных Людей – Буркина Фасо. Заир, после крушения авторитарного режима Мобуту Сесе Секу стал Демократической Республикой Конго. Военная хунта старшего генерала Тан Шве переименовала Бирму в Мьянму. И это не говоря уже о том, что после крушения советского блока из названий десятков стран, от Польши до Монголии, исчезли прилагательные «социалистическая», «народная» и «народно-демократическая».

Но что говорить про Африку или Азию – даже европейские страны до сих пор «собачатся» между собой по вопросам политической топонимики. Самый свежий пример – вновь разгоревшийся буквально на наших глазах спор из-за Македонии. У этой истории длинный хвост – тянется она с исторического 1991 года, когда распался не только Советский Союз, но и был дан старт распаду СФРЮ – Социалистической Федеративной Республики Югославии.

Одной из наследниц СФРЮ как раз и была эта сравнительно молодая страна, расположенная на историческом фронтире между соперничавшими за него Болгарией, Грецией и Сербией. Причем этнически нынешние македонцы – это самые обычные болгары, только горные, которым не повезло стать частью единого болгарского государства по итогам русско-турецких войн второй половины XIX века. Но это отдельная и длинная история, углубляться в которую мы здесь не будем. Достаточно знать, что дедушки нынешних македонцев всю первую половину XX века яростно боролись с оружием в руках за право быть болгарами. А подпольная ВМОРО (Внутренняя македонско-одринская революционная организация) македонских болгар под руководством Ванчо Михайлова была одной из самых известных национально-освободительных организаций Европы своего времени, гремевшая наравне с ирландской Шинн Фейн и баскской ЕТА. Но история распорядилась иначе, и из македонских болгар сделали отдельный народ, македонцев. Фарш, как известно, не прокрутишь назад.

Когда же Македония стала независимой, первое, с чем она столкнулась, стало яростное неприятие соседней Грецией ее названия. Дело в том, что в составе Греции есть своя Македония – исторический регион, давший миру Александра Великого. И греки опасались, что существование под боком еще одной Македонии оживит давно угасшие настроения: идею объединения всех македонских земель в одну Великую Македонию. Тем более славянское население «греческой» Македонии давно требовало для себя автономного статуса.

Споры из-за названия вызвали нешуточное бурление страстей: Афины заблокировали движение новой страны в НАТО и ЕС, ввели экономические санкции и дело чуть не дошло до войны из-за, как считали в Афинах, «украденного» названия. Как только не предлагали переназвать несчастную Македонию – вплоть до таких экзотических вариантов как Мигдония и Магедон. В итоге ситуация на долгие четверть века подвисла на тонкой, готовой оборваться в любую минуту нитке, а соседка Греции для остального мира так и осталась «Бывшей югославской республикой Македония».

По теме

И вот на минувшей неделе случился исторический прорыв. Миру сообщили: Афины и Скопье (столица Македонии) договорились: отныне бывшая республика СФРЮ будет официально именоваться Северной Македонией. Казалось, лидеры ударили по рукам и дело в шляпе, а перед прозападной элитой Скопье наконец-то откроются двери в вожделенный ЕС и НАТО. Но гладко лишь на бумаге. На дыбы встали политики и «улица» обеих стран. В Греции о неготовности к компромиссу тут же заявила ультраправая «Золотая заря», взбрыкнули и парламенты обеих государств. В итоге все вернулось на круги своя: президент БЮРМ Георге Иванов дезавуировал договоренности премьеров обеих стран Алексиса Ципраса и Зорана Заева.

«Мое решение окончательное, я не поддамся никакому давлению, шантажу или угрозам. Текст этого договора – это поражение для республики Македония. Он предусматривает не только изменение конституционного наименования, но и поправки в преамбулу и во все статьи Конституции, в которых появляются понятия и названия, происходящие от наименования «Македония», – заявил Георге Иванов.

Фактически такое заявление македонского лидера похоронило едва достигнутые договоренности. И все вернулось к исходной точке.

Впрочем, не все так плохо на фронте переименований. На фоне греко-македонскорго диспута почти незамеченным прошло известие с самого юга африканского континента. Там крошечное королевство Свазиленд, со всех сторон окруженное территорией Южноафриканской республики, официально сменило название на Королевство Эсватини, что переводится с местного языка как «земля свази».

Смена названия прошла тихо и без споров. Может быть, потому, что Свазиленд – одна из немногих остающихся на политической карте планеты абсолютных монархий. И воля короля Мсвати III священна и не оспаривается никем из подданных. Официальным поводом к смене названия стало желание избежать путаницы со Швейцарией (в англоязычном варианте написания Switzerland и Swaziland действительно похожи).

Что ж, как говорится, все могут короли.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 22.06.2018 14:15
Комментарии 0
Наверх