// // Почему Россия теряет рынки вооружений?

Почему Россия теряет рынки вооружений?

568

Автомат не работает

5
В разделе

Российский оборонно-промышленный комплекс сдаёт позиции на мировом рынке вооружений. В ходе выставки DSA 2012, которая прошла в апреле в столице Малайзии Куала-Лумпуре, заместитель генерального директора Рособоронэкспорта Виктор Комардин сообщил, что Россия потеряла существенную часть своих иностранных заказчиков. «Центральная Европа потеряна, Северная Африка теряется, Китай уходит, Иран ушёл. Это серьёзные потери», – заявил чиновник. Одной из самых крупных потерь для ОПК за последнее время стало прекращение переговоров на поставку Китаю крупной партии самолётов Су-35, сумма контракта оценивалась в несколько миллиардов долларов. С чем же связаны эти неудачи? Российская военная техника становится неконкурентоспособной или всему виной какие-то происки Запада?

Михаил Ненашев, председатель Общероссийского движения поддержки флота, бывший председатель подкомитета Госдумы по военно-техническому сотрудничеству:

– К сожалению, совокупность причин даёт возможность утверждать, что перспективы военного сотрудничества с другими странами будут только ухудшаться. На первый взгляд это связано с конфликтами в различных регионах мира. Наложение санкций и как следствие ограничение поставок по военно-техническим контрактам и ограничение в обслуживании техники. На тех рынках, которые мы занимали в последнее десятилетие, эта причина является доминирующей. Но, с другой стороны, причиной снижения объёмов заключаемых контрактов на поставку нашего вооружения в зарубежные страны является затяжной кризис в оборонно-промышленном комплексе России. Очень многие виды вооружения и техники нуждаются в резком обновлении, а ВПК – в высокотехнологичном обновлении или модернизации в целом. Если этого не произойдёт, то, к сожалению, лет через пять-семь мы потеряем даже те рынки, которые сейчас ориентированы только на Россию. А ведь у нас пока ещё остаются Индия, Вьетнам и страны Юго-Восточной Азии, где мы ещё прилично законтрактованы или имеем перспективы заключения достаточно объёмных контрактов. Конечно, в этом вопросе нельзя исключать и политики. Международные санкции по Ирану, российское согласие с ними вытолкнули нас с поля поставок зенитных систем С-300 в Иран. А кризис в оборонке привёл к тому, что Китай теперь сам начинает делать по нашим лекалам вооружение и продавать его другим странам. Нам давно пора учесть и такие нюансы. В конце концов, посмотреть на соседей и у них чему-нибудь поучиться. Например, Украина старается модернизировать свои танки. Пусть хоть и в небольшом сегменте, но всё же активно наращивает объёмы поставок. Пока они продают по нескольку десятков танков в год всего в две-три страны, но это уже поставки, это уже завоевание небольшого сегмента рынка. Нам тоже хорошо бы забыть о своей гордыне и начать всё сначала.

Владимир Рубанов, вице-президент ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям»:

– В современном мире существует два типа конкуренции – прямая конкуренция, то есть по преимуществу цены или технических характеристик, и так называемая ограничительная деловая практика – это тоже тип конкуренции. Именно в этом случае фактически существует политический сговор против одной стороны. Это может выражаться в том, что в подписываемых контрактах изначально ставятся условия, которые поставщик в принципе не может выполнить. И такие условия стали довольно часто нам выставлять.

Кроме того, рядом своих контрактов мы сами же себе подрываем репутацию. Надо признать, что у нас бывают неприятности с качеством. Поэтому нам крайне необходимо проводить послепродажное обслуживание. Но мы сами противимся этому, так как здесь как раз и возникает множество проблем. Было большим упущением в своё время размыкать технологические цепочки. Сегодня у нас есть заводы, собирающие самолёты и двигатели, но нет подшипников и микросхем. Нет единого механизма, соответственно нет единого органа, который мог бы осуществлять послепродажное обслуживание. Если мы на самом деле начнём модернизировать свои Вооружённые силы, экспорт пойдёт на порядок лучше. Но, для того чтобы заниматься модернизацией, нужны свои КБ, исследовательские институты, а с этим большая проблема. К примеру, если что-то сломалось в технике, находящейся в Сингапуре, то необходимые детали надо заказывать и ждать из Санкт-Петербурга. А там очередь, а других производителей этих деталей в России нет. Не все покупатели согласятся с такими условиями. Покупатели во всём мире не хотят в будущем зависеть от воли поставщика.

По теме

Также необходимо учитывать, что во многих странах существует запрет даже на подписание контрактов, если нет открытого формата производства покупаемого товара. Можно считать, что это требование специально сделано под нас. Ведь мы всячески противимся подобному открытому формату. Но тем не менее это мировое требование. А мы не только его не выполняем, но и не вкладываем средства для выполнения более простых мировых требований и стандартов. Безусловно, это конкуренция. Но ведь в результате этой конкуренции не мы выигрываем, мы всё чаще и чаще просто не попадаем в форматы.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

– У нас правительство проводит политику, разрушающую военно-произ-водственный потенциал. Раньше оборонно-про-мышленный комплекс, ВПК умел делать абсолютно всё-всё самого высокого качества. Но в 2009 году оборонный заказ был выполнен на 50%, в 2010-м – на 30%, а в прошлом году провален полностью. Это свидетельствует о том, что правительство и министр обороны саботируют, не то что помогают, а просто не дают развиваться предприятиям оборонно-промышленного комплекса, следовательно, гробят всё на корню. Если наша армия не хочет покупать наше же вооружение, то каких контрактов нам ждать от других стран и армий? Это совершенно преступная политика, которая разрушает нашу безопасность. Кто этим занимается? Те, кто дышит в хвост Дяди Сэма. Те, кто желает, чтобы наша страна стала придатком НАТО, рассматривая нас как живую силу для будущих авантюр НАТО – будь то на юге или на востоке. Вот смысл проводимой политики. И подтверждением тому – попытка разместить натовскую базу в Ульяновске. Мы уже раздали всё, что было в Прибалтике, убежали с юга, где ещё Суворов брал крепости и защищал наши земли, согласились отдать наши военные базы в Киргизии. Теперь уже и Волгу сдаём! Так что вся антинатовская и антиоранжевая риторика имела под собой только выборный пафос. Национальные интересы сдают оптом и в розницу. И до тех пор, пока мы сами не научимся защищать свои интересы, нас никто на цивилизованные рынки не пустит. Поэтому причина в невозможности заключения новых контрактов на поставку российского вооружения в нас самих – мы себя сами не уважаем, поэтому нас и другие уважать не хотят.

Игорь Коротченко, глава Центра анализа мировой торговли оружием:

– Я не знаю, какие эксперты говорят о том, что мы теряем рынок продаж оружия. Ведь на самом деле все контракты реализуются в полном объёме. В последние пять лет идёт устойчивое увеличение экспортной выручки за счёт поставок российского оружия. У нас каждый год идёт рост. Результат 2011 года – свыше 13 млрд долларов. Это абсолютный рекорд. Так что контракты заключаются, контракты выполняются без каких-то проблем. Безусловно, некоторые рынки в силу политических проблем мы теряем. Но на общем объёме выручки это не сказывается. В результате санкций потерян арабский рынок, из-за смены власти потерян ливийский рынок, но эти потери на общем фоне всё равно не сказались. Совершенно очевидно, что для целого ряда ближневосточных государств, которые прежде строили планы по масштабным обновлениям своих вооружённых сил, сегодня на первое место будут, конечно, выходить социальные программы. Но это не значит, что наши оборонщики несут ущерб и что они безвозвратно теряют рынок. Мы завоевали свою нишу на этом рынке, и просто так нас из неё уже никто не выгонит. А сами мы своих позиций сдавать не собираемся.

Опубликовано:
Отредактировано: 07.05.2012 17:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх