// // Почему правительственные реформы одна за другой терпят провал

Почему правительственные реформы одна за другой терпят провал

1020

Кадровый тупик

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
В разделе

Сможете вы навскидку назвать хотя бы одну реформу последнего времени, которая закончилась бы – нет, не то чтобы успешно, но, во всяком случае, без особого вреда для страны? Ответ очевиден, но не слишком приятен, потому немного изменим вопрос: какие очевидные, а не мнимые успехи за последнее время демонстрировало нам российское правительство? Может, рубль укрепили или безработицу побороли? Нет. Так, быть может, для решения всех наших насущных проблем прежде надо решить наиважнейшую из них – кадровую? И начать если не с полной замены правительства, то хотя бы с заметной кадровой ротации.

Не забыли ещё сталинский лозунг, гласящий, что «кадры решают всё»? Кадры и правда решали если не всё, то почти всё, и по этой причине их селекция велась скрупулёзно. В министерствах и ведомствах брали на карандаш наиболее перспективных руководителей производств из глубинки и спустя пару-тройку лет вызывали их в Москву. Далее представителю кадрового резерва предстояло пройти по цепочке от рядового управленца союзного значения до «зам зама» и, наконец, до «зам Сама». И в итоге самому оборотистому на дверь кабинета прибивали табличку «Сам». Система была эффективной, позволяла подниматься наверх если не лучшим, то, во всяком случае, активным и хитрым, назначавшим затем отодвинутых в сторону «лучших» своими заместителями. Потому кадрового голода не было в принципе. Да, управленца, подвизавшегося в сельском хозяйстве, запросто могли «перебросить» на образование. Но управленческий опыт обычно не позволял «переброшенным» кадрам завалить новое для них дело. И со временем работа налаживалась. А если не налаживалась, руководящего кадра провожали на выход – иногда до тюремного «воронка».

С тех, кто проваливает реформы, нет никакого спроса

А что же сейчас? А сейчас всё наоборот: перспективных, как раньше, «берут на карандаш», но не для того, чтобы продвинуть во власть, а, похоже, напротив – чтобы задвинуть подальше. Новых лиц в российском правительстве – раз-два и обчёлся. И да не введёт вас в заблуждение то, что начало исполнения ими нынешних полномочий датируется в основном 2008–2012 годами: практически все наши высшие управленцы прописались во властных коридорах издавна. Время от времени меняются роли, ещё реже – амплуа. Но на манеже – всё те же. И добро бы эти «те же» успешно использовали свой накопленный опыт – в условиях критического отсутствия управленческого дара. Увы.

Например, Игорь Шувалов в правительстве с 1997 года, с 2003 года – помощник президента, с 2008 года – первый вице-премьер правительства. Долгожителями в правительстве также являются Дмитрий Козак (с 1999 г.), Сергей Шойгу (с 1990 г.), Сергей Лавров (с 2004 г.). Многие из нынешних членов правительства успели начать новые реформы и их же похоронить.

Доказательства? Извольте. Реформа социальных льгот, известная как «монетизация», началась в январе 2005 года с принятия закона о замене льгот денежными компенсациями, а закончилась активным недовольством значительной части льготников и полнейшим провалом реформы. Инициировали провальную «монетизацию» два топ-управленца – министр здравоохранения Михаил Зурабов и зампред правительства Александр Жуков. И что, они вышли в тираж? Отнюдь: первый трудится послом на Украине – о результатах его «успешной» деятельности на новом посту можно судить по текущим событиям в этой стране. А второй нынче первый зампред Госдумы. Кресла меняются, а седалища те же самые.

По теме

Или взять текущую реформу здравоохранения, уже приведшую к недофинансированию российских клиник на 19 млрд рублей в год и как следствие к массовому увольнению врачей. К 2017 году из-за этой реформы умрёт на 526 тыс. россиян больше, чем могло бы, – а что стало с теми, кто готовил и проводил эти «перемены к лучшему»? А ничего ровным счётом. Все они в своих креслах, начиная от министра здравоохранения Вероники Скворцовой. Вольготно российским министрам. Затеял реформу – можешь смело её провалить. Спросу-то всё равно никакого.

Реформа как способ создать видимость работы

На примере реформы здравоохранения можно запросто отследить, как вообще в России проводится любая реформа – с чего начинается, что за собой «тащит» и чем заканчивается.

Итак, в незапамятные времена российские лечебные учреждения финансировались из госбюджета. Затем, в 90-е годы, придумали фонд обязательного медицинского страхования (ОМС) – работодатель должен был отчислять туда определённый процент от зарплаты медперсонала (на сегодняшний день – примерно 5%). Предполагалось, что за счёт ОМС больницы и поликлиники должны были как-то компенсировать себе высыхающие бюджетные ручейки. Но этого не произошло: врачи продолжали получать копейки, зато у больниц начались проблемы с деньгами. Повышать тарифы на платные услуги медиков в правительстве не решались, и произошло то, что и должно было произойти. Началось сокращение числа поликлиник и больниц. А тут как раз подоспели пресловутые «майские указы» 2012 года. Предписывающие, что к 2018 году зарплату врачей следовало довести до 200% от среднего заработка по региону (для Москвы это примерно 60 тыс. рублей, сообщает Росстат). Закон физики: если в одном месте прибудет, то в другом столько же убудет. Рост зарплат врачей неизбежно повлёк бы сокращение всех других расходных статей медучреждений. И что делать? Очень просто – объявить о реформе! «Минздрав сдал всех без боя, – резюмировала председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи Гюзель Улумбекова. – Субъектам велели – действуйте! И систему начали планомерно уничтожать».

Никакого плана, никаких консультаций с руководством клиник, экспертные мнения игнорируются. И вот вам промежуточные итоги реформы – по всей России закрыли 306 больниц и 76 поликлиник, сократили 35 тыс. койко-мест в стационарах. В 2015 году лечебные учреждения должны будут полностью перейти на финансирование по системе ОМС – из федерального бюджета, следует понимать, деньги на медицину поступать больше не будут. Ожидается, что число лечебных учреждений сократится в лучшем случае наполовину. А недавно агентство Bloomberg составило рейтинг эффективности систем здравоохранения в более-менее развитых государствах мира. Россия заняла в этом рейтинге последнее 51-е место. Вслед за Азербайджаном. Так что падать нам, в общем-то, всё равно некуда. Можно смело докладывать наверх, мол, реформа проводится и победа близка.

В ближайшем номере «Наша Версия» начнёт цикл расследований проблем Минздрава.

«Реформы высасывают миллиарды рублей и никогда ни к чему не приводят»

Догадайтесь, когда в нашей стране началась пенсионная реформа? В «лохматом» 2002 году – и продолжается она до сих пор в режиме нон-стоп. Хотя завершиться должна была ещё в 2007–2008 годах. И что же? Того, кто затягивает реформу, фактически тем самым её срывая, наверное, выгнали прочь?

А вот и нет: замминистра здравоохранения и социального развития Максима Топилина, отвечавшего за ход реформы, назначили министром труда и соцзащиты. И нынче он продолжает, как ни в чём не бывало, проводить пенсионную реформу. И не видать той реформе ни конца ни края. Придумали накопительную пенсию, затем её же отменили, а сейчас вообще залезли в чужие накопления из-за нехватки средств в Пенсионном фонде. Продолжать можно сколько угодно, припомнив и реформу полиции (который по счёту её «этап» нынче предпринимает министр Владимир Колокольцев?), и реформу армии (даже нет смысла напоминать, к чему она привела – а между тем реформирование всё ещё продолжается и продлится как минимум до 2020 года). Тянут-потянут реформы, максимально оттягивая их окончание. Да и сами реформы, признаться, нынче рождаются буквально из воздуха, безо всякого понимания, для чего и зачем они вообще нужны. Раньше реформы планировали в Госплане, задолго до их начала. Теперь нет Госплана, и реформы возникают из ниоткуда. Почти всегда – для создания видимости работы. «Главная наша беда – это отсутствие системности в управлении, – уверяет глава думского Комитета по промышленности Сергей Собко. – Нет ни чёткого плана, ни кадрового состава, который смог бы реализовать такой план». «Нужно восстанавливать отраслевые министерства и прежде всего Госплан, – соглашается лидер ЛДПР Владимир Жириновский. – И отказаться от несистемных, из пальца высосанных «реформ», на которые мы гробим миллиарды рублей и которые никогда ни к чему не приводят».

А между тем времена изменились – те, кто этого ещё не заметил, могут ознакомиться с президентским посланием Федеральному собранию, там об этом всё сказано, ёмко и однозначно. И новые времена требуют нового подхода к работе – но едва ли этот новый подход смогут обеспечить старые, никчёмные кадры, проводящие невнятные и заведомо обречённые на провал реформы.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.12.2014 11:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх