Версия // Власть // Почему ФСБ взялась за украинские неонацистские группировки в России именно сейчас?

Почему ФСБ взялась за украинские неонацистские группировки в России именно сейчас?

29800

Уже не «партнёры»

Почему ФСБ взялась за украинские неонацистские группировки в России именно сейчас?
(рисунок: Темур Козаев)
В разделе

Более сотни задержанных сторонников украинской неонацистской группировки готовили – внимание! – «теракты и массовые убийства» в 37 регионах России, сообщили в ФСБ. Это, пожалуй, почище былых художеств северокавказских экстремистов. Но почему, если всё так, за них принялись только сейчас?

Восстановим хронологию. В апреле, как сообщалось, контрразведчики арестовали несколько десятков приспешников украинских националистов в Иркутске, Краснодаре, Саратове, Тамбове, Тюмени, Чите, Анапе, Пущино Московской области и Переславле-Залесском Ярославской области. В мае задержания продолжились – в Саратове и области. А две недели назад возобновились с новой силой – в 37 регионах. И это, похоже, ещё не конец, судя по свежим сводкам из Пензенской области, Республики Коми и Воронежа. Да-да, из Воронежа, где в августе взорвали пассажирский автобус (и одновременно произошли ещё как минимум два инцидента с намёком на теракт). Напомним, что «Наша Версия» по горячим следам писала тогда, чьих рук это дело может быть, ссылаясь на экспертное мнение. Специалист по взрывчатке разъяснял: несложно установить, какая именно террористическая группировка собирала ту или иную взрывчатку. Скажем, северокавказские экстремисты практически всегда начиняют свои бомбы поражающими элементами, это их «почерк». В отличие от украинских. Между тем сетевое издание «Все новости Воронежа» сокрушается: «В СКР снова отказались назвать вероятную причину взрыва в маршрутке – на все запросы там отвечают формальной ссылкой на тайну следствия, хотя после трагедии пошёл уже четвёртый месяц». Казалось бы, если это исламистский след, как в случае с волгоградским вокзалом, что мешает назвать вещи своими именами? Или след всё-таки не исламистский, а какой-то иной?

Не претендуя на истину в последней инстанции, поведаем то, что знаем сами. До последнего времени российские и украинские контрразведки, как ни странно, обильно делились друг с другом информацией – несмотря ни на что. По этой причине в Киеве почти сразу же точно узнали, кто стоит за убийством российского депутата Вороненкова и за взрывом Тимура Махаури в «Тойоте» с грузинскими номерами. А в Москве – кое-какие подробности, скажем, о керченском инциденте, которые позволили сенатору Францу Клинцевичу во всеуслышание заявить об «украинском следе» и об «отмороженных националистах». Это заявление впоследствии тихонько замяли – как и похожую филиппику главы Крыма Сергея Аксёнова (а также подробности операции в Керчи, где стрельба закончилась за полночь, хотя «керченского стрелка-одиночку» ликвидировали за несколько часов до этого). Но в начале весны этого года всё изменилось самым решительным образом – когда стало известно, что не только военная разведка (ГУР МО Украины) планирует террористические атаки в России, но и, казалось бы, партнёрская СБУ. Оказалось, что ГУР и СБУ отныне действуют в тесной смычке, систематически дезинформируя при этом «российских партнёров». Разумеется, последовала «ответка». По весне российские контрразведчики вскрыли часть украинских «консервов» – законспирированных ячеек СБУ. Не факт, что они и в самом деле стали бы устраивать теракты, но в том, что они были готовы выполнять приказы из Киева, сомневаться не приходится. А затем прозвучал взрыв в Воронеже на автобусной остановке, хотя после весенних задержаний, казалось бы, зачистка периметра произведена. А затем в той же Воронежской области ещё два инцидента, о которых широко не сообщалось, – взрывы в Павловске и в Лисках (там взорвали отделение полиции). Пришлось «отрабатывать с пристрастием» ранее задержанных – и те вывалили подробности, о которых раньше умалчивали. Судя по всему, нынешние задержания – далеко не последние. Следует в этой связи отметить недавнее увольнение из СБУ Александра Руснака, возглавлявшего департамент контрразведки, – именно на него указывают как на «нарушителя конвенции» (разумеется, негласной) ФСБ и СБУ. Все эти российские ячейки – именно его рук дело. Называют, впрочем, ещё одно имя – сотрудника СБУ Виталия Кошицкого.

Анатолий Несмиян, публицист

– Массовое вскрытие украинских террористических ячеек можно было бы списать на желание нашей контрразведки отличиться, однако проблема здесь в другом. Слишком активно начала педалироваться тема войны с Украиной. Причём эта война интересна слишком многим, чтобы эти разговоры можно было пропустить мимо ушей. Я не стану перечислять все выгоды для тех, кто может получить профит с такой войны, здесь важно, что война становится прикрытием для решения многих «зависших» вопросов. По обе стороны украинско-российской границы. То, что в России могли действовать замороженные ячейки СБУ, – нет сомнений (памятуя и о керченском инциденте в том числе, и о том, что говорил об этом сенатор Клинцевич). Сейчас война очень сильно нужна по обе стороны потенциального фронта.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.12.2021 09:20
Комментарии 0
Наверх