// // Пиратская мебель становится бомбой замедленного действия

Пиратская мебель становится бомбой замедленного действия

54

Идеальное преступление

Пиратская мебель становится бомбой замедленного действия
В разделе

Недавно столичные магистрали украсили многочисленные рекламные щиты торгового комплекса «Три Кита», информирующие жителей Москвы о том, что, дескать, «подделок не держим» и «продаём только оригинальные изделия». Прикинув, каких бешеных денег стоит рекламная кампания подобного масштаба, мы решили выяснить у коммерческих служб «Китов», почему их пиар-отдел выбрал в качестве покупательского «манка» такую не очень модную и какую-то не попсовую тему? Коммерческий директор комплекса Алексей Семёнов, очевидно уставший от визитов журналистов, тем не менее на встречу согласился и прокомментировал ситуацию кратко: «Это не реклама. Это очень и очень серьёзная проблема. И если у правительства не всегда хватает времени на разрешение этой проблемы, мы будем бороться сами». На нашей встрече присутствовал и ещё один представитель компании «Три Кита» — главный врач медицинского центра торгового комплекса Ольга Шароба.

— Каковы основные причины, побудившие вашу компанию занять столь однозначную позицию в отношении контрафактной продукции? Ведь если вы не допускаете торговли подделками у себя в «Китах», то об остальных продавцах мебели вам заботиться и не обязательно.

Семёнов: А мы заботимся как раз не о продавцах, а о покупателях. И делить их на «наших» и «чужих» считаем некорректно. Люди покупают мебель, и если они становятся жертвами обмана и несут убытки (и материальные, и моральные, и физические), то в результате страдают все, кто так или иначе связан с мебельным бизнесом.

— Скажите, каким образом рекламная компания «Подделок нет!» связана с медициной?

Шароба: Она связана со здоровьем в первую очередь. Контрафактная продукция, которая попадает на торговые площадки Москвы и России, — это бомба замедленного действия. Это как минимум финальная инвалидность покупателей поддельной мебели, а как максимум смерть. К тому же смерть очень дорогая. Ведь основные подделки приходятся на самые известные итальянские и испанские мебельные брэнды, скажем Cappelletti, Renato Costa, Vidal Grau, Mariner, Creaciones Royal, Vicente Zaragoza, которые даже в пиратском исполнении стоят больших денег.

Семёнов: Скажем, у компании Vidal Grau существуют знаменитые мраморные элементы со встроенными светильниками. В поддельных вариантах мрамор заменяется неотличимой внешне пластмассой. А она при нагревании светильников выделяет чудовищную смесь канцерогенов и формальдегидов. Инкрустированные поверхности псевдо-Carpanelli — это низкосортная цветная бумага под толстым слоем дешёвого лака. Лак этот сварен с нарушением всех технологий в частных лавочках китайских кооперативчиков, и, несмотря на то что почти сантиметровый слой этого лака может ввести в заблуждение покупателя (выдав бумагу за инкрустацию перламутром и ценным шпоном), вред его не только визуальный. Я бы не покрыл этим лаком не то что мебель, стоящую в доме, но даже забор на даче.

— Вы не сгущаете краски?

Семёнов: Судите сами. Ценные породы дерева, являющиеся основным материалом для оригинальной итальянской мебели, напрочь отсутствуют в Китае — основном поставщике контрабанды. Для придания поддельной мебели идеального товарного вида и максимального сходства с оригиналом китайские умельцы вовсю используют дешёвые химические соединения, основной компонент которых — формальдегид.

Шароба: Формальдегид — сильный яд раздражающего действия, поражающий центральную нервную систему и вызывающий дистрофические изменения внутренних органов. При хронических отравлениях формальдегидом в низких концентрациях появляются диспептические расстройства, нарушения потоотделения, развиваются риниты, фарингиты, хронические бронхиты, аллергические поражения центральной нервной системы (психическое возбуждение, головная боль, нарушение сна, расстройство зрения). В тяжёлых случаях поражаются печень и почки, появляются крапивница, аллергические гастриты, отёк Квинке, дерматиты и экзема.

По теме

— Но ведь из школьных учебников химии нам известно, что формальдегид имеет резкий характерный запах, поэтому плохую мебель можно просто учуять носом. А во-вторых, он наиболее опасен при непосредственном контакте со слизистыми оболочками. Но ведь мебель, извините, не лижут и не едят. Так что о каком-то тяжёлом отравлении говорить, видимо, не приходится?

Семёнов: К сожалению, школьных знаний недостаточно. Хотя, будь всё даже так, как вы говорите, и не существуй опасность тяжелейшего исхода, вряд ли покупатель, отдавший несколько тысяч долларов за дорогую кровать, согласится на лёгкое отравление. У меня есть данные, что в одном загородном московском доме, где нами была обнаружена контрафактная мебель, зафиксировано 11-кратное превышение ПДК по формальдегиду (среднесуточная ПДК составляет 0,003 мг/м3). А это уже тот порог, за которым близок летальный исход. И особого запаха не чувствовалось. Впрочем, для того чтобы собрать более точные сведения о том, каков уровень формальдегида в приобретённой вами мебели, усилий специалистов «Трёх Китов» явно недостаточно: нет соответствующего оборудования, приборов и методик. Я считаю, что выявить и минимизировать утечку ядовитого вещества можно было бы с помощью сотрудников научно-исследовательских институтов, которые непосредственно занимаются вопросами санитарии и гигиены и экологическими проблемами...

— Таким образом, подделка — это практически идеальное преступление. Купил, подарил, поставил в квартире и жди, когда нужный тебе клиент отправится к праотцам? Диагноз будет чисто медицинский. Например, рак... Или нет, рак от формальдегида не бывает?

Шароба: Исследования показывают, что для возникновения злокачественной опухоли необходим непосредственный контакт формальдегида с живой тканью, причём опухоль появляется, как правило, на месте этого контакта. Поэтому долгое время считалось, что вдыхание этого вещества не вызывает рака лёгких. Однако позднее было установлено, что в случае попадания в лёгкие канцерогенных веществ, осевших на пылевидных частицах, они получают возможность задерживаться в организме и соприкасаться с его тканью. В случае поддельной мебели переносчиками канцерогенных веществ могут являться частицы сажи и иных веществ, используемых для тонирования (чернения) изделий. Если не мыть руки после каждого прикосновения к мебели, если не проветривать регулярно помещение, то пиратская мебель может привести к летальному исходу.

— Если можно, уточните, каким же образом ваш торговый центр планирует осуществлять контроль за отсутствием у поставщика контрафакта, если вы сами говорите, что отличить визуально подделку очень сложно, а специальных лабораторий и оборудования в «Трёх Китах» (как и у остальных продавцов) нет?

Семёнов: Уже с конца прошлого года в «Китах» введена система обязательной добровольной сертификации «подлинности» ведущих зарубежных фабрик. Мы работаем напрямую с известнейшими западными компаниями, поэтому договориться о такой эксклюзивной сертификации нам было довольно просто. Западные партнёры с уважением и пониманием отнеслись к нашей позиции и полностью нас поддержали. Документ гарантирует отсутствие подделки и подписывается президентами тех же Cappelletti, Renato Costa, Vidal Grau, Mariner, Creaciones Royal, Vicente Zaragoza и президентом «Трёх Китов» лично. За себя, таким образом, и за своих покупателей мы, повторюсь, спокойны. Но почивать на лаврах не собираемся. Пока в Москве и в России есть контрафактная мебель и все проблемы, с ней связанные, само слово «мебельщик» будет восприниматься населением негативно. А мы хотим гордиться профессией.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх