Версия // Общество // Петербургский суд встал на сторону немца, забирающего ребенка у русской матери

Петербургский суд встал на сторону немца, забирающего ребенка у русской матери

8054

Как из русского сделать немца

В разделе

В петербургском суде слушается дело об отправке двухлетнего сына русской мамы немецкому папе, который никогда с ребенком не жил. Суд первой инстанции признал правоту отца, однако мать подала апелляцию. В пользу немца – Гаагская конвенция о похищениях детей. Из-за чего российские общественники уже ставят вопрос о выходе нашей страны из нее.

«Версия» не раз сообщала о конфликтах в интернациональных семьях, когда русские матери, прожив какое-то время за рубежом с мужем-иностранцем, после развода теряли право воспитывать совместных детей. Но нынешний случай стоит особняком. Суд проходит в России. Мать и ребенок – граждане РФ. А отец-немец через российский суд первой инстанции уже добился права вывезти ребенка обратно в Германию.

Об этой скандальной истории нам рассказали в общественной организации «Русская община Калининградской области». Сама мама двухлетнего сына, ставшего объектом международного спора, не общается с прессой, опасаясь за безопасность своей семьи.

В общине же сообщили, что отобрать ребенка у матери и навсегда отправить его в Германию позволяет Гаагская международная Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, к которой Россия присоединилась в 2011 году. Согласно этому документу, приоритетом в решении спорных семейных вопросов является «страна обычного проживания». В данном случае для мальчика, который родился и прожил первые год и семь месяцев своей жизни за границей, такая страна – Германия. Руководствуясь этим, в августе 2017 года Дзержинский районный суд Петербурга и удовлетворил иск гражданина Германии о возвращении в ФРГ его маленького сына.

– В зарегистрированном браке с отцом ребенка женщина не состояла. Сама она имела только российское гражданство, а в Германии – вид на жительство. Ребенок с декабря 2016 года является гражданином России, – рассказал «Версии» исполнительный директор РОО «Русская община Калининградской области» Максим Макаров.

Более того, по его словам, немецкий папа никогда не жил с этим ребенком. Вместе родители малыша пробыли недолго. В Германию жительница Калининграда Юля уехала учиться. На родине изучала немецкий язык в университете имени Канта, затем поступила в один из немецких университетов. В Германии, находясь у кого-то в гостях, однажды познакомилась с галантным немцем. Который не только красиво ухаживал, но интересовался Россией и напрашивался на поездку в Калининград. Потом девушка забеременела. Но отношения с отцом будущего ребенка не заладились.

– Немец оказался русофобом и неонацистом. Во время беременности издевался над матерью своего будущего ребенка, грязно ругал ее. В ходу, например, было выражение «русская грязь» по отношению к ней. Он запрещал ей в своем присутствии разговаривать по-русски даже с родственниками по телефону. После 2014 года, Крыма, у некоторых на почве русофобии там просто крышу снесло, – рассказал Макаров.

По его словам, кроме прочего, папа ребенка бережно хранит награды своего немецкого дедушки – поклонника Гитлера. При этом военные дневники этого деда ранее якобы были изъяты немецким правительством, так как вступали в противоречие с современными представлениями о демократии и толерантности.

Макаров рассказал также, что на момент отношений с Юлей немец имел параллельные отношения с другой женщиной. Но даже узнав об этом, калининградке не захотелось, чтобы ее сын был вообще без отца. «Вдруг будет каким-нибудь дипломатом, и это плохо скажется на карьере». Поэтому, когда ребенок родился, она договорилась со своим бывшим сожителем, чтобы он продиктовал свои данные в соответствующих инстанциях.

По теме

А вскорости немец сообщил, что «проконсультировался со знающими людьми», и, будучи гражданином Германии, теперь имеет право забрать ребенка у женщины. После чего Юля и стала пытаться уехать обратно в Калининград. Она в 2016 году по решению немецкого суда посещала Калининград 4 недели. И вернулась в Германию, не нарушив срока. А затем уехала в Россию в начале 2017 года, не нарушая каких-либо предписаний. И сразу же подала в Калининграде иск на установление нового постоянного места жительства для ребенка.

Отцу в Германию ушло соответствующее уведомление. После чего он подал уже свой иск в российский суд, теперь уже в Петербурге. В августе Дзержинский райсуд города принял его сторону. А последнее слушание по апелляции матери ребенка прошло в четверг, 19 октября.

«Русская община Калининградской области» нашла Юле хорошего адвоката. А лидер общины Максим Макаров рассказал нам, что на заседании в четверг судья запросил документы по ходу дела в Германии. На данный момент российской стороне доподлинно неизвестно, заведены ли там дела о похищении ребенка матерью, кто их ведет и т.д. В Петербурге же 21 ноября начнутся прения сторон, основная часть процесса.

Общественники добавляют, что случай с калининградкой стоит рассматривать шире, чем трагедию одной семьи. Практика применения Конвенции в России и раньше вызывала вопросы. Так, в 2014 году по заказу Минобрнауки был проведен анализ практики ее применения. И исследование показало, что количество перемещений детей в Россию из иностранных государств значительно меньше, чем из России в другие страны.

При этом открытых данных о ежегодном количестве детей, выданных из России и возвращенных в Россию с помощью Конвенции, на сегодня нет. А «Русская община Калининградской области», Уполномоченная по правам ребенка в Калининградской области Татьяна Батурина и Ассоциация родительских комитетов и сообществ России (АРКС) после случая с Юлей задались целью собрать такую статистику. Кроме того, община готовит большой документальный фильм о существующей проблеме.

На международном уровне рассматриваемая Конвенция существует еще с «советского» времени, с 1980 года. Россия никогда к ней отношения не имела, но вдруг присоединилась в 2011 году, – рассказала «Версии» председатель АРКС Ольга Леткова. – С самого начала многие представители родительской общественности говорили, что Конвенция будет иметь негативные последствия для нас. И хотя декларировалось, что она обеспечит защиту наших детей от похищений, на деле она позволяет легализовать механизм отъема наших детей иностранцами.

По словам Летковой, если ребенок прожил больше года в другой стране (не важно даже, кто и как его туда увез, к примеру, тренер детской спортивной команды на длительную подготовку), считается, что несовершеннолетний уже привык к той обстановке, и по соответствующему запросу в суд его должны будут отправить в «страну обычного проживания».

Есть и другой важный пункт – ребенка можно вернуть за границу, если он находится в стране, где нарушаются права человека. Учитывая, что в Европе многие смотрят на Россию именно в таком ключе, на фоне санкций и, к примеру, отсутствия в России системы ювенальной юстиции, для зарубежных пап или мам наша страна априори будет виноватой.

Наконец, даже более низкий уровень жизни, более низкие зарплаты в России по сравнению с Европой могут трактоваться, как повод забрать ребенка и отправить в более благополучную страну.

– Пока мы еще не собрали статистику по этой проблеме. Но мы уже готовы ставить на федеральном уровне вопрос о том, насколько необходима нашей стране Конвенция, работающая против нашей страны, – добавила Леткова.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2017 14:28
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх