// // Несмотря на то, что в советские годы всё мистическое было под запретом, Мессингу разрешали выступать перед публикой

Несмотря на то, что в советские годы всё мистическое было под запретом, Мессингу разрешали выступать перед публикой

1216

Мессинг – месседж о непознанном?

3
В разделе

Известный журналист-интервьюер, автор книг «После России», «Я устал от ХХ века», «Мои великие старухи», «Мои великие старики», «О Сталине без истерик», «Я тебя никогда не забуду» (об А. Вознесенском») и др. Феликс Медведев рассказывает в «Нашей Версии» о событиях и лицах прошлого, к которым он прямо или косвенно был причастен.

Имя Вольфа Мессинга притягивает меня многие годы. В конце 1960-х я несколько лет прожил в городе Кургане. Именно тогда в Зауралье приехал со своими «психологическими опытами» удивительный гастролёр, имя которого к тому времени не было широко известно. Первое своё интервью этот человек незаурядной судьбы дал только в 1960 году. И лишь через пять лет журнал «Наука и религия» опубликовал воспоминания самого ясновидца. Несмотря на то что в советские годы всё мистическое было под запретом, Мессингу разрешали выступать перед публикой, и народная молва о волшебнике уже гуляла по столице. Ещё бы, ведь говорили, что он общался с самим Сталиным, а кто-то шёпотом добавлял: «И с Гитлером…» Поразительные легенды касались и моего слуха.

Представление столичного чародея проходило в курганском Доме политического просвещения. Как Мессинг оказался в этом далёком крае? Говорят, он не поладил с Хрущёвым. По одной из легенд, Никита Сергеевич попросил медиума выступить в 1961 году на ХХII съезде партии с заявлением, будто к нему в видении явился Ленин и попросил убрать тело Сталина из Мавзолея. Мессинг отрезал: «Простите, но с миром мёртвых не общаюсь». В результате ему запретили выступать на столичных площадках.

Мессинг не смог обнаружить Вознесенского

Прошло более полувека, но до сих пор я помню всё, что происходило в зале и на сцене. Зал вмещал всего лишь человек сто. Думаю, место встречи со зрителями выбрали не случайно: обкомовское начальство остерегалось широкодоступного шоу. Уверен, что до этого ничего подобного по культурно-просветительской части в Зауралье не проводилось.

Вольф Мессинг находил у зрителей по их мысленной команде какие-то вещи – портсигары, дамские колечки, авторучки… То есть почти все задания досужей публики он щёлкал как орехи. Помощница телепата предлагала залу активно участвовать в представлении. Надо сказать, что я пришёл в зал политпроса с готовой для маэстро «каверзой». Выглядеть банальным не хотелось, и я придумал для него нечто изощрённое: обнаружить в журналистском блокноте четверостишие любимого мною поэта Андрея Вознесенского, которое я предварительно записал:

«Невыносимо, что не влюбиться,

По теме

Невыносимо без рощ осиновых,

Невыносимо самоубийство,

Но жить гораздо невыносимей».

Замечу, что я не хотел запутывать Вольфа Григорьевича и специально «надувать щёки», просто было весело-любопытно увидеть, сможет ли он разгадать мою задачу. В первое же мгновение я увидел не то чтобы некую растерянность Мессинга, но едва заметное замешательство. Как показалось, его раздражало само моё появление на сцене, хотя все пуговицы у меня на пиджаке были застёгнуты, брюки выглажены, а ботинки начищены (всё-таки я работал в областной партийной газете).

Сначала Мессинг корректно попросил меня сосредоточиться. Дело в том, что я, эмоциональный и не очень собранный по натуре, предстал перед ним самим собой. Наверное, это и вывело из себя мэтра. Он пронзил меня острым сверлящим взглядом, по-видимому, подавая в глубины моего сознания экстрасенсорные флюиды. Но я не «раскалывался» и, сам того не понимая, не поддавался телепатическому напору визави. Он нервничал, повторяя снова и снова: «Сосредоточьтесь!.. Сконцентрируйтесь!..» Публика напряглась. По залу прокатился лёгкий гул. Необычный сеанс противостояния длился несколько минут, у Мессинга ничего не получалось… И он нервно, жёстко попросил меня покинуть сцену… Не поняв, что произошло, я, смущённый, спустился в зал. Досмотрел концерт, наблюдая, как почти все задания других «соискателей» он выполнял с лёгкостью. Подойти после концерта к Вольфу Григорьевичу я не решился.

Мысленно всегда с вами

С тех событий прошло много лет, но я до сих пор по-хорошему завидую тем немногим, кто побывал в небольшой московской квартирке на Соколе и внимал рассказам легендарного медиума о его драматической и впрямь удивительной судьбе. Лет 10 назад я познакомился и подружился с Нами Микоян, музыковедом, мемуаристкой, мамой Стаса Намина. Каково же было моё удивление при первом посещении её квартиры, когда в прихожей я увидел портрет Мессинга с дарственной надписью: «Нами, верьте в свои силы. Мысленно я всегда с Вами. Всё будет хорошо. Вольф Мессинг. 7. 05. 1968».

«С Вольфом Григорьевичем я познакомилась на даче известного скрипача Леонида Когана в Архангельском, куда приехала с мужем и с Раисой Анисимовой, вдовой известного литературоведа, – поведала Нами Артемьевна. – Он показался мне робким, добрым, но несчастным человеком и в то же время волевым и сильным. Конечно, нам, наслышанным о необычайных способностях Мессинга, хотелось воочию в них убедиться, и провидец словно почувствовал наше нетерпение. Усадив гостей рядом, он попросил Раису Семёновну думать о чём-то конкретном, а мне при этом предложил ему помочь, то есть на короткое время стать его индуктором. Держа крепко мою руку, он долго сосредоточенно молчал, потом вслух стал «цитировать» мысли Раисы Семёновны. При этом он успокаивал её, убаюкивал добрыми словами. Я удивилась, ибо знала, что недавно у Анисимовой погибли сын и внук.

В тот день я себя не очень хорошо чувствовала: сел голос, и я говорила шёпотом, то ли простыла, то ли нервы. Я очень волновалась, ибо мне предстояло по работе ехать в Венгрию и ежедневно по телефону диктовать информацию о днях армянской культуры в Будапеште. Мысль об этом меня тревожила. Заметив, что я сильно расстроена, Мессинг пригласил навестить его в ближайшие дни. Конечно, я не могла отказаться от такого предложения. Жил Мессинг в районе Песчаных улиц, в небольшой двухкомнатной квартирке вместе с сестрой покойной жены и двумя собачками. Приветливо встретив, он стал расспрашивать, чем я так подавлена. «Вам, красивой и умной, надо верить в себя, поднять самооценку, – сказал он. – Сейчас я подарю вам свою фотографию с надписью, а вы обещайте взять её с собой в поездку и там каждое утро читать то, что я напишу».

Как считает Нами Артемьевна, магические слова Мессинга и впрямь помогли ей тогда и не раз помогали потом…

Тема сверхъестественных психических способностей человека насыщенна и бесконечна. Люди стремятся хотя бы на время выпасть из банальностей бытия и поверить в невозможное, необыкновенное.

Так было всегда, так всегда и будет. Несмотря на научные вердикты-опровержения учёных, нам хочется быть… безобидно обманутыми. А такие люди-мифы, как Мессинг, Блаватская, Ванга или та же Джуна, рождены для того, чтобы человек верил в чудо и надеялся на него.

Р.S. В своей библиотеке я насчитал семь книг о Мессинге, пролистал объёмистый «гроссбух» газетно-журнальных вырезок о нём за целое полстолетье. Просмотрев «мессингиану», я так и не понял, кто же такой этот Вольф Григорьевич – непознанный феномен, пославший месседж будущим поколениям: «живите за пределами возможного!», или талантливый мистификатор, гениальный хитрован, сумевший, взбудоражив миллионы современников, вписаться в историю.

У Берии на Лубянке

В одну из встреч Мессинг рассказал, как попал на Лубянку к Берии, который прослышал о его удивительных возможностях и захотел сам их проверить. Берия приказал: «Вы должны выйти на площадь, купить в киоске газету и вернуться назад. А я дам команду охране, чтобы вас не впускали и не выпускали». Кончилось тем, что часовые отдали ему честь и Мессинг, купив газету, вернулся как ни в чём не бывало в кабинет Берии. После этого хозяин Лубянки повёз Вольфа Григорьевича к Сталину…

Опубликовано:
Отредактировано: 23.03.2016 16:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх