// // Неправильные НКО массово проверяют. Правильным выделяют 8 000 000 000

Неправильные НКО массово проверяют. Правильным выделяют 8 000 000 000

453

Чистая коммерция

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В России набирает темпы комплексная внеплановая проверка некоммерческих организаций (НКО). Её объектом должны стать сотни НКО в десятках субъектов РФ. Эксперты связывают проверки с законом об «иностранных агентах», который был принят в прошлом году, и опасаются возможного закрытия множества правозащитных НКО. В причинах и последствиях ревизии российской общественности разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Виюле прошлого года был принят закон, по которому НКО, занимающиеся «политической деятельностью» и получающие финансирование не из российских источников, должны получить статус «иностранных агентов». Все материалы, которые распространяют эти НКО через СМИ или Интернет, обязаны сопровождаться указанием на «иностранного агента». Причём за отказ добровольно присвоить себе этот статус таким организациям грозит вначале насильственное блокирование их работы, а при дальнейшем упорстве и уголовная ответственность.

Многие известные правозащитные НКО, в частности старейшая в России правозащитная организация Московская Хельсинкская группа (МХГ), историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал», комитет «Гражданское содействие», движение «За права человека» (ЗПЧ) и ассоциация «Голос», занимающаяся наблюдением на выборах, сразу же заявили, что намерены бойкотировать закон. Глава МХГ Людмила Алексеева заявила: «Посадите меня в тюрьму. Это будет замечательно, потому что я там уже через два дня умру. Представляете, какой будет скандал? Мы откажемся от иностранных грантов только после того, как нас обяжет это сделать суд, но и в этом случае будем обжаловать решение и обратимся в Европейский суд по правам человека». В ответ замсекретаря генсовета «Единой России» Ольга Баталина назвала бойкот закона «саботажем».

Генпрокуратура начала массовую проверку НКО, которую не хотел проводить Минюст

Спешное принятие закона в трёх чтениях создавало полное ощущение, что разделение НКО на «чистых» и «нечистых» начнётся незамедлительно. Вести реестр «иностранных агентов» было поручено Минюсту. В ноябре 2012 года на здании «Мемориала» и на двери подъезда, где находится ЗПЧ, появилась сделанная краской надпись «иностранный агент». Однако месяцы шли, а реестр не пополнился ни одной записью. НКО не торопились являться с повинной, дружно игнорируя новый закон.

К концу 2012 года на включение в реестр «иностранных агентов» была подана только одна заявка – от чувашской организации «Щит и меч», партнёра правозащитной ассоциации «Агора». Причём правозащитники и не скрывали, что написали эту заявку лишь для того, чтобы создать правоприменительную практику и обжаловать закон в судебных инстанциях. Сам же Минюст инспекцию НКО проводить отнюдь не собирался. По мнению правозащитников, это фактически означало, что руководство Минюста объявило «итальянскую забастовку» новому закону, будучи несогласным с его концепцией. В итоге знамя блюстителей чистоты российской общественности подхватила Генпрокуратура. Именно она инициировала нынешнюю массированную и продолжающую нарастать волну проверок НКО.

В то же время непосредственно в задании Генпрокуратуры, разосланном в региональные управления, говорится о том, что «особое внимание следует уделить» НКО, получающим зарубежное финансирование, а также «участвующим в интересах иностранных источников в политической деятельности на территории РФ». Прокурорам рекомендовано обратить внимание на организации, участвующие в митингах и других уличных акциях. В общем, понятно, что «иностранных агентов» решено взять, да ещё и с поличным. Единственные, кому визит прокуроров не грозит, это «структурные подразделения иностранных организаций, обладающих иммунитетом от ревизий» – филиалы ЮНЕСКО, ООН, Всемирной организации здравоохранения и т.д. Все прочие НКО оказываются под потенциальным колпаком.

По теме

Лев Пономарёв отказался вновь проходить проверку и получил сразу три административные статьи

К настоящему моменту прокуроры пришли уже в более чем 90 НКО, среди которых такие известные организации, как «Мемориал», Amnesty International, «Общественный вердикт», движение «За права человека», Human Rights Watch, Transparency International, «Гражданское содействие», «Мемориал», «Агора», немецкие фонды имени Фридриха Эберта и имени Конрада Аденауэра. Под проверки подпала даже католическая церковь в Новочеркасске и санкт-петербургская ЛГБТ-организация «Бок о бок»… При этом работа организаций в ходе проверки фактически парализуется огромной бумажной волокитой. Так, «Мемориал» подготовил для проверки 1521 страницу документации, а Институт развития свободы информации (Санкт-Петербург) – 23 килограмма (!) документов.

Проверки должны закончиться в первых числах апреля, а их последствий пока никто не может и приблизительно представить. По словам члена Совета по правам человека (СПЧ) Елены Тополевой-Солдуновой, «впервые одновременно проверяется такое количество НКО и настолько масштабно». Сопредседатель «Гражданской федерации» Игорь Бакиров рассказывает о визите в ЗПЧ: «Прибыла бригада из прокуратуры в сопровождении энтэвэшников, а следом – представители налоговой инспекции и Минюста. Мы вызвали полицию и не пустили телевизионщиков, но они так и не уехали». Такой же состав «делегации» в «Мемориал» констатировала член этой НКО Анна Каретникова.

Кстати, глава ЗПЧ Лев Пономарёв отказался предоставлять документы, заявив в официальном письменном ответе прокурору, что уже проходил проверку в начале этого года и не хочет ещё раз парализовать работу организации.

В ответ против 71-летнего правозащитника были возбуждены сразу три дела об административном правонарушении – в частности, по статье 17.7 КоАП (невыполнение законных требований прокурора). А кроме того, на неопределённый срок заблокированы все счета движения.

Подобная кампания проводилась только в 1929 и 1937 годах

По оценке члена СПЧ Сергея Кривенко, «единственной аналогией столь массовой проверки НКО в отечественной истории можно считать 1929 год, когда за один год были массово проверены и закрыты религиозные организации, и кампанию 1937–1938 годов, когда были закрыты все иностранные организации». По словам Тополевой-Солдуновой, «людей, работающих в НКО, запугивают, у них нервные срывы: руководители жалуются, что их доводят до слёз, что помногу часов проводятся расспросы, похожие на допросы». В Краснодарском крае вместе с представителями прокуратуры в офисы правозащитников приходили сотрудники спецслужб. У сотрудников детско-юношеской общественной организации «Центр экологического образования» изымались компьютеры, личные вещи, в течение нескольких часов им запрещали выходить из своих кабинетов, в том числе в туалет.

По словам главы правозащитной ассоциации «Агора» Павла Чикова, «при проверке привлекают Минюст, налоговую, пожарных, Роскомнадзор, Роспотребнадзор, полицию и ФСБ – в разных конфигурациях». Например, в известной петербургской экологической организации «Беллона», так и не найдя экстремистских следов, придрались к тому, что сотрудники не проходили флюорографию. Кроме ЗПЧ об отказе подвергаться масштабной проверке заявили ещё две организации – «Агора» и «Щит и меч». А 11 российских НКО обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека…

Разделение НКО на «чистых» и «нечистых» подразумевает политику как кнута, так и пряника. По мнению Чикова, новый закон следует рассматривать в контексте с ужесточённым законом о госизмене, который подразумевает срок за оказание помощи международной организации, направленной против безопасности России: «В этом контексте заявление о вхождении в реестр и информирование государства об источниках финансирования звучит как «явка с повинной». Достаточно будет только доказать, что передаваемая ими информация кому-то угрожает»…

Для «правильных» же НКО уготован увесистый пряник. Эту роль, во-первых, сыграют госсубсидии и налоговые льготы, которые Министерство труда предлагает предоставить НКО, нацеленным на «патриотическое воспитание». Проект соответствующего закона уже подготовлен «в соответствии с поручением правительства РФ». Профессор Высшей школы экономики Иосиф Дзялошинский отмечает: «Деньги потекут холуйским структурам, созданным властью для обеспечения самой себя. Эти правильные организации будут исправно делать всё, чтобы укрепить влияние власти на массы. Но когда деньги идут не через людей, искренне желающих сделать хорошее дело, они разворовываются, а патриотизма не прибавится ни на грош».

Во-вторых, по постановлению правительства, принятому в 2012 году, субсидии из федерального бюджета получат те НКО, которые выиграют конкурс, ежегодно проводимый Минэкономразвития. В федеральном бюджете на поддержку НКО было предусмотрено 4,7 млрд рублей. Среди прошлогодних получателей грантов оказались сразу несколько членов Общероссийского народного фронта: в частности, Союз машиностроителей и Федерация независимых профсоюзов России, получившая 12 млн рублей на школу профсоюзов. Понятно, кто ж более достоин...

Впрочем, это только цветочки. По данным главы прокремлёвского Фонда развития гражданского общества, экс-начальника управления по внутренней политике администрации президента Константина Костина, в 2013 году на государственную поддержку НКО предполагается направить уже более 8 млрд рублей! «Иностранным агентам» на этом празднике жизни делать будет нечего.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.04.2013 15:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх