// // Не прогадает ли Москва, оказывая военную помощь Асаду?

Не прогадает ли Москва, оказывая военную помощь Асаду?

1228

Новороссирия

2
В разделе

Россия спешно наращивает свою военную группировку в Сирии. Ещё каких-то полгода назад технический персонал единственного пункта постоянного присутствия Военно-морского флота России в Средиземноморье, 720-го ПМТО в Тартусе, состоял всего из нескольких человек – сегодня там служат порядка 1700 военных. Но главное – наконец-то Дамаск дал добро на строительство российской военной базы в Латакии, крупнейшем сирийском порту, чего Москва добивалась ещё со времён СССР.

Одно тревожит: не случится ли так, что мы тратим деньги впустую? Построим базы, очистим страну от боевиков, а нас в благодарность попросят убраться прочь – в недавней истории так уже бывало.

До того как в 1977 году базировавшийся в Средиземноморье советский военно-морской флот вынужденно перебрался в сирийские Тартус и Латакию, наши корабли дислоцировались в Египте на базах в Александрии и Мерса-Матрухе. Взамен Москва годами бесплатно снабжала Каир продовольствием, оружием и техникой, а также тысячами обучала в советских вузах египетских студентов. Мало того, наши военные сражались на стороне Каира в «войне судного дня» с Израилем. Тем не менее однажды египетскому президенту Анвару Садату показалось, что помощи СССР недостаточно, а тут США как раз посулили ему гораздо более значительную поддержку. И «друг СССР» Садат немедленно «переобулся», в одностороннем порядке разорвав договор о дружбе с Советским Союзом. Смена покровителя для самого Садата закончилась фатально: три года спустя американцы подбили мусульманских фундаменталистов из числа военных убить президента Садата. Что и было сделано – во время военного парада по случаю годовщины арабо-израильской войны. Не повторит ли Башар Асад судьбу Анвара Садата? Определённые круги в Вашингтоне уже начали делать ему заманчивые предложения – как 40 лет назад египетскому президенту.

Базы в Сирии обойдутся России в миллиард долларов

Приятно, конечно, что у России наконец-то появятся полноценные военные базы в Средиземноморском бассейне – ведь, по сути, их не было даже у СССР. В те времена в Тартусе действовала лишь ремонтная база, а в Латакии – временная стоянка для 9 амфибий морской пехоты, тогда как вся советская военно-морская средиземноморская группировка из 40 кораблей и 20 подлодок была рассредоточена в разных местах. С 1981 года Москва ждала от Дамаска окончательного решения по базе в Латакии – и, так и не дождавшись, в 1991-м отвела свои корабли. А теперь Асад дал добро не только на базу ВМФ, но и на аэродром, предусматривающий возможность посадки тяжёлых бомбардировщиков. В каких-то 200 километрах от Дамаска и 400 – от Тель-Авива! Вот и ответ, зачем на днях прилетал в Москву президент Израиля Биби Нетаньяху – сегодня, по сути, свершилось то, что в советские времена было попросту невозможно. Вероятно, в полной мере осознавая неизбежное, Нетаньяху в обмен на гарантии безопасности для своей страны предоставил Москве оперативные разведданные о дислокации сирийских боевиков и подразделений запрещённого в РФ «Исламского государства». Вот так: базы, по сути, ещё как таковой нет – она только строится, а пользу она уже приносит.

На строительство военных баз в Сирии Россия истратит миллиард долларов

Есть, правда, одно обстоятельство – неизвестна цена вопроса. Во сколько Москве обойдётся строительство двух средиземноморских военных баз с ремонтными доками и взлётными полосами для штурмовиков и бомбардировщиков? Представитель минобороны США Джефф Дэвис классифицировал российскую базу в Латакии как «авиабазу передового развёртывания» – на одно лишь строительство подобных объектов Вашингтон тратит от 250 до 500 млн долларов, не считая обслуживания. Таким образом, Москва готова оставить в Сирии почти миллиард долларов – и это сегодня, на самом пике экономического кризиса. Не многовато ли? И есть ли какие-то гарантии, что нас не «попросят» с построенных нами военных объектов?

По теме

Москва не получила никаких гарантий от Дамаска

Похоже, что гарантий нет никаких: ни в Минобороны, ни в МИД РФ так и не представили официальных бумаг, закрепляющих за Россией построенные объекты на 5, 10 или более лет. Впрочем, нельзя исключать, что документация всё-таки имеется, но её скрывают – военная тайна как-никак. Но в таком случае кому-то из официальных лиц всё же неплохо было бы успокоить общественность: мол, деньги истрачены на дело, под соответствующие гарантии, верьте на слово. Так ведь и этого нам не сказали. Тем более что полмиллиарда долларов – это стоимость обычного строительства базы. А её в Латакии сейчас возводят сверхбыстро, задействовав грузовые самолёты, вместо того чтобы неспешно перевозить необходимое снаряжение морскими конвоями. Таким образом, стоимость строительства явно увеличивается.

Да, наличие российского военного объекта в Латакии стоит затрат: по сути, наша страна берёт под контроль огромный гражданский порт в Средиземноморском бассейне. Наличие полноценного российского военного присутствия в регионе способно в значительной мере скорректировать внешнюю политику не только целого ряда стран Европы, но и Израиля, и Саудовской Аравии и в конечном итоге даже США. Так что, как ни верти, но сделка Москвы и Дамаска представляется выгодной для обеих сторон. Тревожит лишь явное отсутствие гарантий.

Впрочем, есть и куда больший повод для тревоги. Нашим военным придётся обеспечивать защиту своих объектов. А враги Башара Асада сегодня сосредоточились буквально на подступах к Латакии. Это значит, что именно Российской армии придётся зачищать территорию, проводя сухопутные рейды, – то, чего всегда стараются избежать европейцы и американцы. Неизбежны человеческие потери, причём немалые (часть экспертов считают, что они могут быть сопоставимы с нашими потерями в Афганистане). Только представьте себе, как отреагирует российское общество на сообщения о десятках, если не сотнях цинковых гробов? Не раскачает ли это страну, едва вставшую на ноги после лихих 90-х?

Мнение

Анатолий НЕСМИЯН, востоковед:

– Нам объясняют: Россия должна гарантировать своё присутствие в Средиземноморье, и по этой причине нам край как нужны базы: морская, авиационная, а также для сухопутных сил, прикрывающая первые две. Версия кажется логичной, правда, гораздо более сильный Советский Союз по каким-то причинам так и не стал создавать базы в Сирии, ограничившись базой МТО, которая в лучшем случае тянет на якорную стоянку. Ответ, как мне кажется, очевиден: в мирное время проход через Босфор и Дарданеллы вполне доступен, но во время обострения владелец проливов – блок НАТО – может явочным порядком изменить эту ситуацию. Россия ещё со времён князей решала эту критическую проблему, но так и не смогла её решить. Противники менялись, проблема осталась. Военная база и опорный пункт, к которому перекрыт доступ, – это классический эксклав, который стратегически не может быть защищён.

КСТАТИ

Как показывает история, строительство объектов за рубежом, как правило, себя не оправдывает. Ежегодная аренда российской базы в Севастополе обходилась нам в 98 млн долларов – правда, «живых» денег Москва Киеву не платила, а лишь погашала часть украинского государственного долга. При этом постоянно нам выдвигались всё новые претензии: нельзя было модернизировать флот, нельзя строить новые береговые сооружения, проходы судов требовалось согласовывать с украинским военным командованием и т.п. Флот год от года старел, и практическая польза от его пребывания на принадлежавшем Украине полуострове то и дело снижалась.

Едва ли кто-то сегодня рискнёт оценить, во сколько Москве обходилось содержание военно-морской базы во Влёре (Албания) – арендной платы как таковой мы тогда не платили, но фактически содержали взамен целую страну. И оно, вероятно, того стоило: в 1959 году одна из советских субмарин, прорвав все противолодочные заслоны НАТО, провела учебную атаку на крейсер «Де Мойн», на борту которого в тот момент находился президент США. Тем не менее в 1962 году советским подводникам приказали убраться – невзирая на все наши затраты. На строительство и арендную плату за базу в Бербере (Сомали) Советский Союз извёл 44 тонны чистого золота, получив взамен первоклассную военно-морскую базу на берегу Аденского залива, на входе в Красное море, в стратегически важной точке маршрута из Европы в Азию через Суэцкий канал. А в 1977 году русских выставили из Сомали – вместо нас пришли американцы, которые по достоинству оценили взлётную полосу нашей постройки, внеся её в список резервных полос для посадки шаттлов.

Опубликовано:
Отредактировано: 28.09.2015 09:02
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх