Версия // Власть // Москва делает ставку на отношения с Пекином

Москва делает ставку на отношения с Пекином

3481

Друг Си

фото: Kremlin.ru
В разделе

Российско-китайские отношения находятся сейчас на пике своего развития. Такое оптимистичное заявление сделали президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин в ходе своей встречи 3–4 июля. И всё же что-то мешает сказать:«Ура,товарищи!» Страны занимают согласованную позицию по многим вопросам международной повестки дня,однако в экономической сфере успехи двустороннего сотрудничества намного скромнее – товарооборот между Россией и Китаем растёт гораздо медленнее,чем хотелось бы Москве.

Прошедшая встреча лидеров России и Китая стала уже 22-й с момента возвращения Владимира Путина в Кремль в 2012 году. Об уровне отношений говорит тот факт, что китайский лидер на этот раз покинул Москву орденоносцем. Российский президент наградил его высшей государственной наградой – орденом Андрея Первозванного. До Си Цзиньпина этой награды были удостоены лишь два иностранных лидера – Нурсултан Назарбаев и Гейдар Алиев.

Вручаемая за «высшие государственные заслуги» награда в данном случае отражает реальность – когда в 2014 году против РФ были введены санкции, именно Китай стал рассматриваться российскими политиками и экспертами как альтернатива Западу. Восточный сосед ожидания оправдал. Визит Владимира Путина в Пекин в том же году ознаменовался подписанием беспрецедентного договора о поставках газа в Китай с месторождений Восточной Сибири. Тогда же стороны договорились об увеличении двустороннего товарооборота до рекордных 200 млрд долларов к 2020 году. Тесное партнёрство Москвы и Пекина проявилось и в согласованной позиции в отношении ядерной программы КНДР, а в последнее время и в подходах к сирийской проблеме.

Несговорчивые партнёры

Однако экономическое сотрудничество между нашими странами явно отстаёт от того уровня, на котором находятся политические взаимоотношения. Если в 2014 году двусторонний товаро­оборот вплотную приближался к 100 млрд долларов, то уже на следующий год из-за ослабления рубля он упал до 66 млрд долларов – почти на 30%. Лишь к концу этого года стороны рассчитывают вывести его хотя бы на докризисный уровень. О намерениях довести его через три года до прогнозных 200 млрд долларов в Москве и Пекине сегодня не говорят, предпочитая концентрироваться на конкретных проектах. Главным из таковых, безусловно, является подписанное в 2014 году соглашение между «Газпромом» и китайской CNPC соглашение о поставках газа по газопроводу «Сила Сибири». Согласно этому договору Россия через два года должна начать поставки газа в Китай в объёме 38 млрд кубометров в год. Соглашение также оговаривает возможность дальнейшего увеличения поставок. Для этого стороны в 2015 году договорились об основных условиях поставки газа с месторождений Западной Сибири в объёме до 30 млрд кубометров в год по газопроводу «Сила Сибири – 2» (так называемый западный маршрут). На повестке дня до недавнего момента стоял и вопрос о ежегодных поставках 8 млрд кубометров газа с Сахалина (дальневосточный маршрут). Однако переговоры о двух дополнительных газопроводах идут трудно. Китайская экономика растёт примерно на 6% в год, однако, по расчётам Всемирного банка, для развития страны необходим рост не менее чем на 8%. Это замедление влияет и на спрос на сырьё, в том числе и на газ. Другой масштабный проект – высокоскоростная магистраль Москва – Казань – пока и вовсе находится на стадии согласования. Не оговорены ни конкретные сроки, ни объёмы китайских инвестиций. При этом магистраль является частью важной для Пекина инициативы «Один пояс, один путь», который в Китае рассматривают как глобальный экономический проект, нацеленный на расширение экономической экспансии страны и доступ китайских компаний на мировые рынки. В неформальных разговорах китайские бизнесмены и чиновники жалуются на неуступчивость российских партнёров.

По теме

Новая колонизация

Надо сказать, что китайцы сталкиваются с аналогичными проблемами не только в России. Стремление «подмять» под себя местную экономику приводит к тому, что страны, рассчитывающие на китайские инвестиции, всё чаще задумываются о том, какую цену за них придётся заплатить. Один из последних примеров – Пакистан, в мае этого года обнародовавший проект китайско-пакистанского транспортного коридора, который должен соединить западные провинции Китая с портом Гвадар на берегу Индийского океана. Многие элементы инфраструктуры были построены ещё в начале-середине 2000-х годов, однако новое дыхание проект обрёл в 2014 году, уже при Си Цзиньпине. Китайцы запланировали строительство заводов по переработке сельхозпродукции, освоение земель, прокладку дорог – всё за счёт Китая в лице его государственных банков. Фактически это означает столь глубокое проникновение китайского государства и бизнеса в пакистанскую экономику, что критики проекта – а их в Пакистане немало – назвали китайско-пакистанский транспортный коридор «новой колонизацией» страны. Однако, судя по всему, китайцы готовы вкладывать свои средства в инфраструктуру международных проектов лишь на таких условиях. Но если в бедных странах Африки, которые рады любому юаню китайских инвестиций, такая стратегия приносила Пекину успех, то с Пакистаном она уже не срабатывает. Как будет с Россией?

На международной арене Москва и Пекин зачастую выступают заодно. По словам директора Института Дальнего Востока РАН Сергея Лузянина, «двусторонние российско-китайские отношения уже оказывают влияние на общемировую проблематику, в частности на вопросы безопасности». Так, во время последней встречи были согласованы позиции сторон по вопросу сирийского урегулирования, а также по северокорейской проблематике. Президенту США Дональду Трампу, на днях объявившему в ответ на очередной запуск Северной Кореей новой баллистической ракеты, что его терпение на исходе, придётся считаться с согласованной позицией двух крупнейших соседей этой страны, да к тому же постоянных членов Совета Безопасности ООН. Но в экономических вопросах достижение конкретных договорённостей между Москвой и Пекином оказывается намного более трудоёмким делом, нежели согласование позиций в геополитической сфере.

Бюрократический тормоз

Это относится не только к двустороннему товарообороту. В ходе прошедшего в середине мая в Пекине форума «Один пояс, один путь» Владимир Путин представлял не только Россию, но и фактически Евразийский экономический союз, в который кроме РФ входят Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия. При этом Китай, на словах признавая ЕАЭС полноценным партнёром, предпочитает взаимодействовать с входящими в него отдельными государствами. Стратегия экономического проникновения китайцев в бывшие среднеазиатские республики не сильно отличается от приведённого примера с Пакистаном. Так, китайские дальнобойщики могут свободно передвигаться по киргизским дорогам, а вот их киргизские коллеги не могут на своих фурах заезжать на китайскую территорию дальше чем на 30 километров. Руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев* видит выход в создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Китаем, однако признаёт, что «оформление полноценной ЗСТ – дело будущего». По его мнению, российская и китайская бюрократии в данном случае лишь тормозят процесс – в настоящее время действует целых пять межправительственных комиссий, зачастую дублирующих друг друга. Кстати, во время пекинского форума глава крупнейшей китайской нефтегазовой корпорации CNPC Ван Илинь объявил о необходимости диверсифицировать источники поставок газа в Поднебесную за счёт поставок нефти и сжиженного газа из США. Это формально не имеющее к российско-китайским экономическим связям заявление прозвучало как завуалированный намёк «Газпрому»: если вы хотите продавать нам больше газа, будьте поуступчивее в вопросах цены!

Неудивительно, что многочисленные противоречия, возникающие в ходе ведения «бизнеса с китайским лицом», могут быть решены лишь на высшем уровне. Последняя встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина это ещё раз доказала – по её итогам глава «Газпрома» Алексей Миллер объявил о начале поставок газа по газопроводу «Сила Сибири» в конце 2019 года. Учитывая, что «Газпром» строит эту трубу за свой счёт, при том, что изначально планировалось привлечение китайских инвестиций, это заявление может означать следующее: Владимиру Путину удалось согласовать со своим китайским коллегой такую цену на газ, которая сделала бы проект прибыльным не только для Китая, но и для России.

Бронислав ВИНОГРОДСКИЙ, китаевед:

– Отношения России и Китая можно назвать и дружбой, и стратегическим партнёрством, только и дружба, и стратегическое партнёрство невероятно сложные, таящие в себе огромное количество недопонимания, недоразумений, противоречий, это очень зыбкая конструкция, которая требует удержания равновесия. Но при этом происходит огромное количество всего во взаимодействии России и Китая, в том числе инвестиционных каких-то вещей, но в официальном поле ни там ни здесь это не высвечивается и не оценивается.

*
Александр Габуев внесен Минюстом в реестр физических лиц, признанных иностранными агентами
Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.07.2017 15:45
Комментарии 0
Наверх