// // Кто в Москве мечтает, чтобы бесценное книжное собрание было скорее вывезено из России в США

Кто в Москве мечтает, чтобы бесценное книжное собрание было скорее вывезено из России в США

445

Сон о Шнеерсоне

Кто в Москве мечтает, чтобы бесценное книжное собрание было скорее вывезено из России в США
В разделе

Похоже, что в отличие от прошлого президентского срока Барака Обамы на этот раз российско-американским отношениям новая перезагрузка не светит. Виной тому могут быть по-прежнему сохраняющиеся между двумя сверхдержавами разногласия по поводу развития в США систем противоракетной обороны или возникшая перепалка по поводу «акта Магнитского» и «закона Димы Яковлева». Не исключено, что особой остроты в этот российско-американский политический «суп» может добавить конфликт вокруг статуса так называемой коллекции Шнеерсона – приблизительно 12 тыс. книг и 50 тыс. редких документов, собранных усилиями любавичского раввина Йосефа Ицхака Шнеерсона, который был выслан из СССР в 1927 году, и ныне составляющих одну из жемчужин Российской государственной библиотеки (РГБ) в Москве.

В том, что именно в Ленинке сконцентрированы залежи духовных сокровищ, был уверен даже профессор Воланд из булгаковского романа «Мастер и Маргарита», «помогавший» в изучении обнаруженных в государственной библиотеке сочинений чернокнижника Герберта Аврилакского. Похоже, что не понаслышке знают о том же и представители любавичских хасидов – давно обосновавшегося в США, но зародившегося на территории Российской империи религиозного направления иудаизма, – для которых собрание Шнеерсона представляет определённую духовную ценность. На первый взгляд суть конфликта предельно ясна: американские хасиды уже давно и безуспешно пытаются заполучить наследие Шнеерсона в свои руки, а руководство РГБ, поддерживаемое Министерством культуры, авторитетными учёными-иудаистами, российской еврейской диаспорой, не находит причин даже обсуждать эту проблему.

Комментируя спор, ректор Государственной еврейской академии им. Маймонида Вероника Ирина-Коган прямо заявила, что «место библиотеки только в России». В 1918 году находившуюся в Смоленской области библиотеку Шнеерсона национализировала советская власть. В годы Второй мировой войны собрание книг и рукописей попало в руки к нацистам, а после вернулось в СССР в числе военных трофеев. «Я её нашла после 80-летней пропажи, нашла в Ленинской библиотеке, – говорит Вероника Ирина-Коган. – Я считаю, что она не должна покидать пределы России, потому что она собиралась для российских евреев, российских раввинов и российских религиозных иешив. Это наша общая собственность. И родители тех хасидов, которые живут сегодня в Америке, жили здесь, в Любавичах».

Однако американские хасиды и вставшее на их сторону американское правосудие придерживаются иного мнения. Недавно суд округа Колумбия по иску, поданному хасидами, вынес решение, которым обязал российское правительство выплачивать по 50 тыс. американских долларов в день до момента возврата коллекции Шнеерсона американским хасидам. Неправосудное и уже, надо отдать должное американской Фемиде, пересмотренное определение американского суда в отношении суверенного государства, не входящего в юрисдикцию США, многие успели назвать политическим. Так, МИД России назвал это решение «юридически ничтожным» и противоречащим международному праву.

Моя прелесть

В пылу конфликта многие отмечают, что американские хасиды, преследующие с завидным упорством книжные ценности Шнеерсона, совершенно не принимают в расчёт доводов, показывающих бесспорность и законность пребывания собрания на территории России. Так, специалисты по проблеме перемещённых ценностей – культурно-исторического наследия, сменившего владельцев в ходе военных конфликтов и имеющего особый правовой статус, который в отдельных случаях позволяет его возвращение в страну происхождения, – отмечают, что коллекция Шнеерсона не попадает в эту категорию. Не берётся во внимание и то, что для коллекции в библиотеке созданы прекрасные условия с доступом к ней всех желающих. По просьбе московских раввинов прямо в библиотеке хасидам даже предоставлена возможность не только читать книги из коллекции Шнеерсона, но и совершать религиозные обряды с их участием.

По теме

Один из инициаторов данного уникального культурно-религиозного проекта, главный раввин России Адольф Шаевич считает, что ситуация по библиотеке Шнеерсона и решение американского суда откровенно бьют по интересам российских хасидов и иудеев вообще. «Это больше PR, чем желание получить эту библиотеку. Никто никогда не решал эти вопросы силовыми методами».

Однако даже в Москве раздаются голоса в поддержку немедленного возвращения библиотеки Шнеерсона США. Например, в интервью информационному порталу «Израиль Онлайн» известный российский бизнесмен Евгений Биргер сравнил книжную коллекцию Шнеерсона с духовными сокровищами всего еврейского народа, разграбленными при падении Израильского царства в середине первого тысячелетия до н.э. «Как вы думаете, если бы сегодня на повестке дня стоял вопрос о возврате Вавилонской империей Государству Израиль Ковчега Завета, Меноры Моисея и других священных реликвий, захваченных Навуходоносором в 586 г. до н.э. в храме Соломона, стояло бы мировое общественное мнение за скорейшее решение этого вопроса? На самом деле с библиотекой Шнеерсона примерно такая же история».

«Даже коммунистическое руководство Советского Союза понимало, что в сложном комплексе вопросов, связанных с перемещёнными ценностями, есть доводы юридические, а есть доводы, апеллирующие к высшей справедливости. Именно поэтому, скажем, в 1955 году в Германию была возвращена знаменитая коллекция дрезденской Галереи старых мастеров. Такое же решение Хрущёв принял и по знаменитому Пергамскому алтарю. А ведь СССР мог спокойно оставить эти шедевры в Москве или Ленинграде в качестве компенсации гигантских культурных потерь, понесённых во время фашисткой оккупации части своей территории. Мог, но не сделал этого», – отметил бизнесмен и меценат.

Опять Березина...

Во французском языке слово Berezina, восходящее к названию речки, ставшей местом краха французов в России, употребляется как метафора полной катастрофы. Кстати, на Малой Березине до сих пор находится местечко Любавичи, волею судеб и императрицы Екатерины II, установившей именно здесь черту оседлости для российских евреев, ставшее «столицей» мирового хасидизма. Именно здесь жил раввин Йосеф Ицхак Шнеерсон, собравший коллекцию, не только ставшую камнем преткновения в отношениях США и России, но и расколовшую российскую еврейскую общину на две неравные части – тех, кто за, и тех, кто против вывоза коллекции в США.

Именно по аналогии с французской катастрофой XIX века крайне тревожно слышать заявления, звучащие сегодня из уст Евгения Биргера, сказавшего, например, в том же интервью, что «прежде чем изыскивать организационно-правовые формы оптимального с культурно-исторической точки зрения и норм международного права статуса коллекции Шнеерсона, думаю, в первую очередь необходимо уйти от нелепой позиции отрицания самого конфликта...

Вердикт американского суда, к сожалению, уже пересмотренный, – это, конечно, не самое оптимальное решение по обеспечению возврата коллекции. Принимая посильное участие в подготовке иска общины любавичских хасидов, я совершенно не рассчитывал на жёсткие штрафные санкции, целью был прецедент такого решения. Иск – это жест отчаяния, на который была вынуждена пойти часть американских хасидов, подавших его». В том же интервью с 2001 года имеющий второе гражданство – Израиля, отметил, «что ещё в начале 2001 года, работая в управлении почтовой связи тогдашнего Минсвязи, при поддержке Федерации еврейских общин России (ФЕОР) и главного раввина России Берла Лазара мне довелось участвовать в подготовке проекта издания почтовой марки с изображением портрета раввина Менахема Мендла Шнеерсона. Тогда, к сожалению, данному проекту не было суждено реализоваться, в том числе, возможно, из-за ситуации правового вакуума вокруг собрания Шнеерсона, возможно, из-за того, что Шнеерсон всё-таки являлся одним из ведущих представителей литовско-белорусского направления хасидизма, не связанного напрямую с нынешней религиозной мыслью российского еврейства».

Читая это и ему подобные заявления, звучащие из уст ультраконсерваторов, религиозных фундаменталистов и их сторонников, не хотелось бы вспоминать о не столь отдалённых временах, когда и за менее резкие оценки можно было попасть в категорию «безродных космополитов», – как известно, временам свойственно меняться. Но известно и то, что во все времена остаются нормы цивилизованного поведения, требующие соблюдения элементарного уважения к ценностям, если и не Родины, то хотя бы страны временного пребывания.

Глас из подполья?

Мы считаем, что чиновник, бизнесмен и меценат Биргер, конечно, не одинок в желании поскорее утолить духовную жажду своих заокеанских собратьев. Наверняка помимо призывов отдать коллекцию Шнеерсона, звучащих из Вашингтона, Брюсселя, Тель-Авива, могут раздаться и другие голоса в самой Москве, подобные тем заявлениям, что уже прозвучали в эфире.

Наверняка именно о них говорил политолог Алексей Панков, отмечая, что «конечно, вопросы о том, какие книги могут быть переданы, должны решаться в юридических и общественных дискуссиях. Но оскорбительная и ультимативная форма, в которой от России потребовали исполнения судебного решения другого государства – под угрозой конфискации российской собственности за рубежом, – создаёт опасный прецедент. И отмахиваться от этой стороны вопроса не только не этично, но и не патриотично по отношению к нашей стране».

Можно предположить, что отменённое решение американского суда не устраивает теперь и самого Биргера, и Ко, которые, по нашему мнению, оплачивали не только работу московских строителей, возводящих ритуальные бассейны-миквы в общинных еврейских центрах, но и, по данным некоторых источников, труд американских адвокатов, подававших от имени хасидов иск в суд.

Но даже для самих американцев, не говоря уже об их тайных и явных «доброжелателях» в России, становится очевидно, что при решении таких конфликтов необходимо руководствоваться не только политическими и культурными амбициями, но и пониманием общенациональной и мировой значимости собрания Шнеерсона, убеждённость в которой с российской стороны только усиливают американские хасиды, их присные и стряпчие, раздувая антироссийскую истерику по данному поводу. Так что российское гражданство коллекция Шнеерсона если и сменит, то только на гражданство всего мира...

Источник информации:

электронное издание

«Вслух-дайджест»

Опубликовано:
Отредактировано: 04.02.2013 15:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх