Версия // Конфликт // Кто продавливает импорт в Россию полимеров, вместо развития импортозамещения, и как на самом деле лучше?

Кто продавливает импорт в Россию полимеров, вместо развития импортозамещения, и как на самом деле лучше?

36250

«Пластмассовый мир» отступил…

Кто продавливает импорт в Россию полимеров, вместо развития импортозамещения, и как на самом деле лучше? (фото: pxhere.com)
В разделе

В Союзе переработчиков пластмасс (СПП) внезапно заговорили о дефиците пластиков, который стимулирует переработчиков искать возможности для облегчения импорта сырья. И просят отменить ввозные пошлины на сырьё. С другой стороны, по итогам 2023 года рост производства составил почти 4%. Почему такой перекос в оценках производства полимеров, нужны ли реально импортные поставки, и при чём здесь олигархи Михельсон и Тимченко?

С просьбой об отмене антидемпинговой ввозной пошлины в 20% на полиэтилен из Узбекистана СПП обратился напрямую к главе правительства РФ Михаилу Мишустину. Под эту пошлину, которая введена ещё в 2022 году, подпадают и другие виды сырья, необходимые для производства в России пластиков. Как утверждает гендиректор СПП Пётр Базунов, ограничительная мера повышает и стоимость других импортных марок полиэтилена, так как в текущих геополитических условиях доказывать происхождение товара стало сложнее.

Но это не единственная просьба СПП. В союзе также предлагает обнулить ввозные пошлины в 6,5% на всё полимерное сырьё, указывая, что сегодняшние ставки подталкивают местных производителей базовых полимеров повышать цены. При этом в СПП утверждают, что отмена пошлин может принести в бюджет РФ более 100 млрд рублей за счёт увеличения производства различных пластиков.

Хотя статистика показывает, что производство полимеров в стране по итогам прошедшего года выросло по сравнению с 2022-ым. Аналитик RUPEC Дмитрий Семягин объяснил рост восстановлением спроса на полимеры в России. Как отметил эксперт, незначительно – на 1,5% – увеличился выпуск полиэтилена. Также в сравнении с показателями 2022 года на 7% увеличилось производство полипропилена, на 6,7% – карбамидоформальдегидных смол и ПВХ – на 5,8%.

Так есть ли проблема с возможным дефицитом? И пойдёт ли на пользу государства отмена пошлин?

Светит провал?

Эксперты ВШЭ, между тем, в 2023 году оценивали перспективы производства полимеров в России двояко. По их мнению, западные санкции затронули эту сферу промышленности весьма серьёзно. Аналитики тогда говорили, что при отсутствии «ясно выраженных действий» по импортозамещению в производстве пластиков или их «провала» могут быть затронуты отрасли, выпускающие продукцию, эквивалентную 14% российского ВВП за 2021 год. В денежном выражении это может составить до 257,2 млрд долларов в год, или 18–18,4 трлн рублей.

Как объясняла ведущий сотрудник Института анализа предприятий и рынков факультета экономических наук ВШЭ Светлана Голованова, «Указанная оценка – это суммарный выпуск всех отраслей российской экономики, использующих в качестве ресурса пластики и изделия из них, которые могут быть не поставлены в Россию из-за западных санкций. Эта оценка предусматривает, что не будет поставок пластиков через третьи страны, аналогичной продукции из других стран или собственного выпуска на внутреннем рынке».

Есть и другая проблема. Допустим, компания выпускает, так сказать, «базовый» полимер. А вот производство из него пластика под конкретные нужды потребителя зависит от присадок и катализаторов, которые в него добавляют. В этом и сложность. Ведь закупали их в большей степени за рубежом, во многие страны которого сейчас дорога закрыта санкциями. Эту проблему нужно решать как можно быстрее. Видимо, выход из положения уже частично нашли.

По теме

Статистика говорит, что действительно – около половины российского импорта и трети российского экспорта пластиков в 2021 году приходилось на страны, которые ввели санкции против России. Но с того времени изменилось немало. Ещё в 2020 году был запущен «Запсибнефтехим», крупнейший комплекс СИБУРа по выпуску полимеров. И уже в сентябре 2022-го глава крупнейшего в России производителя полимерной продукции СИБУР Михаил Карисалов заявил, что компания смогла заместить 90%(!) химической продукции, которую ранее импортировала из Европы, и добавил, что на остальное потребуется еще два-три года. На дворе – 2024-ый, будем ждать итогов года.

СИБУР поможет?

ПАО «СИБУР холдинг» – крупнейшая интегрированная нефтегазохимическая компания России. Успех компании в сфере нефтегазохимии обусловлен в первую очередь тем, что она имеет собственную сырьевую базу на сибирских и уральских месторождениях. Крупнейший бенефициар холдинга – Леонид Михельсон, который является также главой и владельцем «Новатэка» – второго в России производителя природного газа после Газпрома. Собственная сырьевая база и собственные же газоперерабатывающие заводы вывели СИБУР в лидеры по переработке попутного нефтяного газа в России, мощности составляют 25,4 млрд кубометров в год. В структуру холдинга, кроме того, входит несколько производителей базовых полимеров, а также ряд предприятий пластиков, эластомеров и органического синтеза, в том числе башкирский «Полиэф» и упомянутый уже выше «Запсибнефтехим».

Начиналось всё ещё в 1995 году. Тогда объединились Пермский ГПЗ, производивший ряд нефтепродуктов, и «НИПИ-газпереработка». Так появилось ОАО «Сибирско-Уральская нефтегазохимическая компания» (СИБУР). В 1998-м СИБУР был приватизирован, а крупнейшим акционером холдинга стал Газпром. Но при этом реальный контроль над производственно-экономической деятельностью перешёл к «Газонефтехимической компании» широко известного в 90-х годах менеджера Якова Голдовского. В течение 1998–2001 годов СИБУР под его началом объединил значительную часть нефтехимических активов России и стал крупнейшим нефтехимическим холдингом. Потратив порядка 500 млн долларов, Голдовский скупил около 60 компаний.

Такой прыжок господин Голдовский смог совершить, видимо, при покровительстве замов бывшего директора Газпрома Рема Вяхирева Вячеслава Шеремета и Александра Пушкина. Ведь Газпром тогда активно кредитовал все начинания Якова Голдовского. Последний в 2001 году решил прибрать весь холдинг к рукам. Но пришедший на смену Вяхиреву Алексей Миллер поставил на этих намерениях крест. Вмешался даже Президент РФ Владимир Путин, указавший на невозможность потери стратегического актива страны.

Не будем вдаваться в подробности дальнейших перипетий и конфликтов, связанных с холдингом. Напомним только, что в 2011 году акционерами СИБУРа стали Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко, менеджеры СИБУРа Дмитрий Конов, Михаил Карисалов, Михаил Михайлов, а также зампредседателя совета директоров Дюков.

В 2020 году СИБУР начал строительство Амурского газохимического комплекса (ГХК), который должен стать крупнейшим в мире комплексом по производству базовых полимеров мощностью 2,7 млн тонн в год: 2,3 млн тонн полиэтилена и 400 тысяч тонн полипропилена. Инвестиции в этот мегапроект оценивались в 10 млрд долларов. При этом в стройке кроме самого СИБУРа (60% доли) участвует и китайская Sinopec (40%). Завершить грандиозный проект предполагали в нынешнем году, но затем сроки перенесли на 2027-ой.

Кроме того, в октябре 2021 года СИБУР приобрёл 100% татарской ТАИФ, разместив биржевые облигации совокупным объемом 3 млрд долларов. Теперь общая стоимость объединённого холдинга составила 26,8 млрд долларов. Такое объединение позволит холдингу войти в пятёрку крупнейших мировых производителей полиолефинов и каучуков. По итогам 2020 года на ТАИФ приходилось 28% производства пластиков и 64% каучуков в России. Здесь, если честно, смущает одно обстоятельство – аббревиатура ТАИФ расшифровывается как «Татаро-американские инвестиции и финансы». Но думается, что с присутствием в названии и, главное, в деятельности компании основного недруга России уже всё сделано, как надо.

Не СИБУРом единым

Перспективы и настоящее крупнейшего производителя полимеров в России, конечно, внушает надежду. Но он не единственный производитель пластиков в стране. Есть ещё с десяток компаний, вносящих свою немалую долю в общий объём произведённой продукции. Среди них компания «Новые полимеры» из Екатеринбурга, московский «АЛЕТ ТМ», Камский завод полимерных материалов (КЗПМ), «Кубань-Полимер» и другие.

При этом в Минэнерго заявляют, что в 2023 году спрос на крупнотоннажные полимеры со стороны производителей готовой полимерной продукции удовлетворён в полном объёме. По прогнозам того же Минэнерго, производство полиэтилена к 2030 году увеличится относительно объемов 2022 года в 2,1 раза, полипропилена – в 1,8 раза, а полистирола – в 1,4 раза.

Вот и возникает некоторый диссонанс. С одной стороны, в СПП говорят о дефиците выпускаемых пластмасс и просят отменить ввозные пошлины на сырьё. С другой статистика и прогнозы Минэнерго говорят совершенно об обратном.

Производители полимеров напирают на то, что сохранение пошлин вынуждает их повышать отпускные цены. Возможно, это действительно так. Но где гарантия, что если государство пошлины обнулит, цены перестанут расти? И действительно ли это сможет принести в госбюджет дополнительные 100 миллиардов за счёт увеличения объёмов производства? Но практика нашей действительности показывает, что предельная цена практически никогда не снижается. А о чём это говорит? Предположим, что своей просьбой об отмене пошлин производители просто хитрят, для восполнения, так скажем, собственных «выпадающих доходов»? Но это лишь предположение.

Наверное, нужен какой-то компромисс? А то ведь можно оказаться в ступоре промышленного производства полимеров и другой продукции, где эти пластмассы используются.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 21.05.2024 08:00
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх