Версия // Общество // Кто нагнетает негатив вокруг Радиевого института в Петербурге?

Кто нагнетает негатив вокруг Радиевого института в Петербурге?

4832

Радиевый слив

В разделе

Скандал о возможной утечке радиоактивных отходов в центре Северной столицы разразился в начале июля. Смольный опроверг опасность для горожан, но СМИ поспешили объявить виновником происшествия Радиевый институт имени В.Г. Хлопина. Кому и зачем понадобилось пугать петербуржцев смертельной радиацией?

История вопроса

Первые сообщения о возможном ЧП на старейшем в России центре атомной науки и техники появились 7 июля. Журналисты основывались на данных сайта госзакупок, где была обнародована информация о проведении тендера почти на 48,5 млн рублей. Эту сумму Радиевый институт намеревался потратить на выполнение работ по демонтажу части системы сбора жидких радиоактивных отходов (ЖРО), в частности ёмкости объёмом 3 кубометра, расположенной под землёй во внутреннем дворе учреждения.

Система была построена в начале 60-х. Тогда 2-й Муринский проспект, где расположен институт, был ещё окраиной Ленинграда. Спустя годы вокруг вырос густонаселённый район – один из престижных в Петербурге. Поэтому объём опасных работ здесь был сокращён, а часть подземной канализации для радиоактивных отходов – законсервирована.

Как следует из технической документации на сайте госзакупок, использование подземной ёмкости, куда стекали радиоактивные отходы из корпусов института, а затем вывозились спецтранспортом, в 2006 году было прекращено. Жидкая фаза отходов была из ёмкости выкачана, однако незначительное количество остатков твёрдых частиц, перемешанных с жидкостью (пульпы) из неё не изымались, зачистка и замывка не проводилась. Как пояснил нам учёный секретарь института Игорь Смирнов, сделать это технологически невозможно.

«Наша Версия на Неве» изучила документы, проследив, откуда в СМИ появилась информация о возможном экологическом бедствии, которое потенциально продолжается уже пять лет.

Подземная ёмкость

В документах госзакупки имеется ссылка на технический отчёт, утверждённый в 2012 году тогдашним главой Радиевого института Виктором Тишковым, в котором говорится о «радиоактивных загрязнениях грунта» в радиусе двух метров от подземной ёмкости. При этом степень загрязнённости нигде не указывается. Равно как и не говорится, кто проводил это исследование. Сообщается лишь, что в ёмкости обнаружена «желеобразная пульпа сложного состава».

«Отмечается переменный уровень пульпы в промежуточной ёмкости в различное время года, что может быть обусловлено нарушением целостности её стенок и проникновением внутрь ёмкости грунтовых вод», – гласит раздел проектной документации закупки под названием «Сведения об инженерном оборудовании, о сетях инженерно-технического обеспечения…» (ИОС).

Далее в ИОС говорится, что радиоактивная жидкость «через каверны (полости) в стенках сосуда… имеет возможность проникать в прилегающий к ёмкости грунт». Здесь, кстати, стоит напомнить, что даже такая потенциально «протекающая» металлическая ёмкость в подземном колодце расположена в своеобразном железобетонном «стакане», у которого есть своё дно.

Из всего этого следует, гласит далее ИОС, что имеющиеся в режиме консервации элементы системы сбора ЖРО «под воздействием агрессивных сред и осадков на стенках труб и в приёмной ёмкости негерметичны и находятся в аварийном состоянии».

По теме

В первом квартале 2013-го, сообщается дальше в документе, было проведено новое исследование, в результате которого установлено, что «радиационная обстановка на территории площадки рядом с железобетонным колодцем с ёмкостью для хранения ЖРО неудовлетворительна» (опять же неясно, насколько). Причина тому – обнаруженное уже в ходе этого исследования содержимое колодца.

«МЭД (мощность эквивалентной дозы – ред.) γ-излучения от жидкой фазы составляет 2 мкЗв/ч, от твердой 60 мкЗв/ч, а от посторонних предметов в защитном коробе до 2000 мкЗв/ч», – так описывалось содержимое бетонного «стакана».

На одной из иллюстраций показано, что «посторонние предметы» – это мусор: обрезки шлангов и провода, которые лежат сверху металлической ёмкости. А жидкая и твёрдая фазы – вода с илом на дне бетонного защитного короба-«стакана».

Насколько велика мощность излучения обнаруженного в 2013 году содержимого бетонного «стакана»? В учебнике для вузов «Радиационная гигиена» авторов Ильина Л.А., Кириллова В.Ф. и Коренкова И.П. говорится, что естественное фоновое γ-излучение, например, во Франции составляет 0,2-0,4 мкЗв/ч (микрозивертов в час), а в Пятигорске – до 2-3 мкЗв/ч.

Мощность γ-излучения от верхнего перекрытия колодца, гласит ИОС, достигает значения 4 мкЗв/ч (в 10 раз больше естественного фона во Франции). А вот пробы грунта со всех четырёх выкопанных вокруг колодца шурфов на всех глубинах дают показатель лишь 0,12 мкЗв/ч.

Далее следует самая захватывающая часть документа. Для определения степени загрязнения грунта было выкопано 13 шурфов на различных расстояниях от защитного короба колодца. Загрязнения на расстоянии метра от него достигают значения 0,4 мкЗв/ч (естественный фон во Франции) на глубине трёх метров.

«Глубже 3,0 м начинается плывун с мощным течением. Пробы грунта смывало и за счёт большого расхода воды и большого объёма плывуна (глубже 5м), поэтому накопление радионуклидов в этом месте невозможно», – так утверждается в тексте ИОС.

Выходит, что на основании только этой фразы и возник скандал вокруг Радиевого института? Но ведь нигде в документах даже не говорится, что дно бетонного «стакана» протекало.

Позиция института

Как известно, 11 июля Радиевый институт опубликовал официальное заявление о том, что экологии и населению города ничего не угрожает. В сообщении отмечалось, что при составлении проектов используется так называемый «консервативный» подход, рассматривающий наихудший из возможных вариантов.

«В проекте подрядчика освещён ряд гипотетических, а не реальных вопросов. В СМИ ложно интерпретированы данные из проекта. Никакого наличия «подземной реки, вымывающей мощным течением» грунтовые воды под площадкой Радиевого института, не существует», – констатировалось в сообщении.

На расстоянии 10 метров от колодца, уверял институт, имеется скважина, дебит которой, то есть объём жидкости, стабильно поступающий из некоторого источника в единицу времени, составляет всего 0,4 кубометра в час. Это было продемонстрировано журналистам и в ходе недавнего пресс-тура. Набранная из скважины вода имела землисто-ржавый оттенок, что говорит об её застойности, а уровень её фона составлял всего 0,16 мкЗв/ч.

Учёный секретарь института Игорь Смирнов в беседе с «Нашей Версией на Неве» категорически опроверг возможность разгерметизации трёхкубовой ёмкости из «толстенной нержавейки».

«Никаких там стыков, которые могли бы развариться или протечь, ничего там нет. Эта вся конструкция цельносварная, такие требования были даже в 60-е годы, когда её делали», – сказал наш собеседник.

По его словам, в этом убеждаются и сотрудники всевозможных контролирующих ведомств, которые после публикаций в СМИ, до сих пор «проверяют и смотрят». На вопрос, в чьих интересах устраивалась информационная атака на институт, Смирнов ответил: «Может кто-то из наших сотрудников обиженных. Может ещё кто-то, мне трудно представить».

По теме

Кстати, похожим образом в сюжете телеканала «Санкт-Петербург» высказался и главный научный сотрудник Радиевого института Альберт Алой, в понимании которого случившееся – это «личная обида или заинтересованность какого-то конкретного человека или группы лиц, которых в этом большом заказе, относительно большом, где-то ущемили».

Примечательно, что несмотря на поднявшийся скандал представители института в общении с прессой сохраняют дружелюбный тон. Учёный секретарь Смирнов даже готов смириться с выражением «саркофаг» применительно к защитному павильону, который положено строить на месте любых работ с источниками радиации.

«Вся пресса живёт за счёт сенсаций, поэтому что на них обижаться. А вот кто это всё устроил, это, конечно, интересно, потому что публикация появилась буквально через полчаса-через час после того, как на сайте госзакупок была вывешено информация. Бешеная оперативность. В пятницу повесили, и тут же публикация. Так что ситуация да, интересная, детективная», – размышляет Смирнов.

Позиция института публикуется в качестве ответа на материал «Радиевый институт протекает», опубликованный «Нашей Версией» в июле.

Любопытная закупка

Новые вопросы возникли и при изучении конкурсной документации. Так, например, в действующей редакции Технического задания от 28 июля указано, что при выполнении работ следует руководствоваться помимо уже упоминавшегося документа «Сведения об инженерном оборудовании… » (ИОС), также, например, документом «Проект организации строительства» (ПОС). Так вот в представленном среди документов закупки ПОС отсутствует упоминание об исследовании 2013 года – том самом, которое якобы выявило тысячекратные превышения нормального радиационного фона внутри колодца с ёмкостью.

Означает ли это, что организация строительных работ будет проводиться, словно никакой запредельной опасности в колодце нет, остаётся неясным. Впрочем, оба документа, как ПОС, так и ИОС, представлены на сайте госзакупок лишь в недействующей редакции.

Ещё более любопытным показалось, что в редакцию Закупочной документации от 28 июля внесены изменения. Так первоначальная редакция документа от 6 июля не допускает привлечение субподрядчиков, выполняющих часть работ по будущему договору. Действующий же вариант документа гласит: «Привлечение субподрядчиков (юридических или физических лиц, выполняющих часть работ по договору): допускается. Участник закупки должен выполнить собственными силами не менее 20 % от общего объёма выполняемых по договору работ (в денежном выражении от общей стоимости договора)».

«Наша Версия на Неве» уже упоминала о печальном опыте привлечения субподрядчиков, мнимых и настоящих, к возведению убежища на Кольской АЭС, когда петербургской фирме «Феникс» пришлось достраивать объект на свои деньги, а прикормленный генподрядчик улизнул, обналичив бюджет через фирмы-«помойки». Кстати, ответ на журналистский запрос по той скандальной ситуации из «Росатома» так и не пришёл.

Ещё версии?

Но весь этот денежный делёж ведь не главное. Больше всего петербуржцев беспокоит, была ли на самом деле утечка радиоактивных отходов?

Начальник отдела координации аварийных работ Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Игорь Березин нас заверил, что «ничего опасного и нехорошего» в истории с Радиевым институтом нет: «Просто перестарались немножко с обоснованием технического задания и всего остального».

В банальную версию «отжима» земли под какую-нибудь застройку никто из нами опрошенных почему-то не поверил. Совершенно неожиданно появилась версия с вероятными конкурентами.

Врач-радиолог Отделения радиоизотопной диагностики НИИ Скорой помощи имени И.И. Джанелидзе Инна Романова с 35-летним стажем рассказала, что продукция Радиевого института незаменима для проведения исследований функции почек, печени, щитовидной железы, головного мозга, костной системы и особенно для обследования онкологических больных.

По словам Романовой, ещё 5-7 лет назад медицинские радиоактивные изотопы Петербург закупал в Москве, но сейчас почти все наши больницы, в том числе Педиатрический институт, Институт Алмазова, Первый медицинский имени Павлова, приобретают их у Радиевого института.

«Они всё поставляют вовремя, цены не такие высокие. В Москве гораздо выше. Мы раньше в столице заказывали эти препараты, а потом перешли на петербургские. Потому что там был период полураспада 8 дней, а здесь у нас идёт 6 и 13 часов, для пациентов это лучше», – рассказала Романова, добавив, что такую продукцию покупает и заграница.

Сдержанная реакция самих работников института в этой ситуации понятна, они люди подневольные, входят в состав госкорпорации – как начальство решит, так и будет. А начальство, судя по всему, сейчас будет активно договариваться с проверяющими органами. В таком случае реальный «заказчик» громкой сенсации постарается остаться в тени…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 04.08.2017 08:00
Комментарии 5
Наверх